ЛитМир - Электронная Библиотека

Сэра свернулась калачиком на постели, которая еще пахла Таером. Она оставила его, когда на небе заря только-только занималась. Оказалось, что поговорить с Бенрольном и его кланом насчет службы в качестве имперской пехоты даже легче, чем она ожидала. Она оставила Лера и Джеса спать и покинула овцеферму за Таэлой, где они остановились.

Когда она вернулась рассказать о своем успехе, Таера еще не было, но она знала, что ему надо продолжать выполнять обычные обязанности, иначе рискует вызвать подозрения. Поэтому она нырнула в его постель и напомнила себе, что ее муж жив. Если кто-нибудь войдет, то ее не заметят, пока она сама этого не захочет.

Кто-то постучал в дверь.

– Таер? Это Тоарсен! Ты вернулся?

С неохотой она вылезла из постели. Расправила белье и открыла дверь, пригласив молодого человека войти.

– Его здесь нет, – ответила она.

– Я не могу его нигде найти, – ответил Тоарсен, в его голосе звучала тихая ярость. – Дисциплинарное наказание назначено на сегодня после обеда, а я нигде не могу найти Таера.

– Все нормально, – ответила Сэра, его тревога придала ей спокойствие. – Он сможет узнать, но Форан, твой брат и мои люди реально должны знать прямо сейчас. Отправляйся к своему брату и попроси его передать Форану направить свою охрану встретить моих людей в переходах, которые мы обсуждали. Я пойду приведу Вечных Странников, а ты, после того, как скажешь Авару, можешь иметь в своем распоряжении почти весь день. Если ничего не случится. Авар может передать Форану сообщение. А ты, когда отправишься на дисциплинарное наказание, проверь, что вооружен.

Он кивнул и покинул комнату. Сэра помчалась со всех ног по лабиринту переходов – времени не оставалось. Ей нужно поскорее к Бенрольну. Таер выживал здесь без ее присмотра столько времени. Ей надо верить, что с ним все в порядке и теперь.

Авар со своими людьми ждали их, как и обещали, в длинном темном коридоре, который был достаточно большим, чтобы спрятать в два раза больше людей. Когда он увидел Сэру и клан Библиотекаря, на его лице отразилось облегчение.

– Мне это не нравится, – вместо приветствия начал он разговор. – Тоарсен сказал, что нигде не может найти Таера. Он искал Мирцерию, чтобы через нее передать ему сообщение, но и ее тоже не смог найти, и никто из проституток не знает, где она. Он сказал, что последний раз видел Таера на практических занятиях на мечах и что один из мастеров вызвал его на встречу. Потом я не смог найти Форана ни в одном месте, где он обычно бывает, хотя его конь стоит в конюшне.

Сэра усилием воли отмела тревогу в сторону и заставила себя думать трезво. Тайный Путь недоволен из-за того, что Таер взял контроль над Воробышками… поэтому они забрали его… Тут ее мысли застопорились. Неужели они его просто убьют?

– Не вижу ничего иного, кроме как следовать планам, разработанным вчера ночью, – подытожила она.

Стоявший рядом с ней Бенрольн согласно кивнул.

– Если то, что Сэра говорит об этой группе, правда, тогда это лучшая возможность уничтожить их. Для нас было бы лучше, если бы император тоже был там, чтобы свидетельствовать за нас. Но Тайный Путь надо уничтожить здесь и сейчас!

– Ни Таер, ни Форан не говорили об уничтожении Пути прямо сейчас, – честно и с болью ответила Сэра. – Хотя без Таера, возможйо, нам придется сражаться и с Воробышками тоже. И если Форана там нет, Бенрольн, ты и твои люди, как только все закончится, должны убраться как можно скорее и забрать с собой всех павших тоже. Возможно, Теллеридж забрал их, чтобы выставить в качестве сегодняшнего представления. Если мастера причинят Таеру вред, им будет тяжело контролировать Воробышков.

– Я не знаю Воробышков, – сказал Авар.

– Я знаю своего мужа, – ответила она.

От ее взгляда не ускользнуло, как тревожно люди Авара рассматривали экзотично вооруженных Вечных Странников или озадаченно пялились на Брюидд. Пожилые женщины обычно в сражениях не участвовали… но Целители могли присматривать за людьми на поле брани.

– Сегодня вечером нам нужно взять их, – снова повторила Сэра.

Авар медленно кивнул, затем повернулся к войску. Краткими, четкими предложениями он рассказал, что они будут делать и где.

Белая мантия, которую она взяла у излишне доверчивого Хищника, была сделана из шерсти и вызывала зуд, но Сэра молча стояла рядом с Брюидд, которая вела беседу со стоящим рядом Хищником в такой же белой мантии. Они болтали обо всем, и даже о способах выращивания помидоров.

Хенна наложила чары на все: чары, чтобы отвести от них взгляды, чтобы их не заметили и даже такие незначительные иллюзии, чтобы спрятать все – как, например, рост и пол Сэры, – что могло бы привлечь чье-либо внимание. Когда Хенна сказала им, что все, что им нужно, это постараться избежать быть замеченными, Сэра не подумала, что обмен мнениями о садоводческих достижениях с первым Хищником, на которого они натолкнулись, было все, что она помнила.

Сэра осмотрела помещение. Джес тоже был где-то здесь, хотя он не волновался насчет белой мантии. Его никто не заметит, пока он сам этого не захочет. Лер был с их маленькой армией.

Воробышки уже собрались; она пересчитала, сколько их. Предполагая, что причиной послужил протеже Таера, Воробышки присутствовали все. Хотя на их мантиях капюшоны отсутствовали, Сэра обнаружила, что мантии скрывают почти все различия и что ей достаточно сложно отличить от остальных Тоарсена – единственного Воробышка, которого она знала.

Перед сценой рядами стояли стулья, и все Воробьшки направились туда; даже шедший сзади всех занял место.

Хищников было больше, чем она ожидала: примерно раза в три больше Воробышков. «Н-да, достаточно», – отметила она про себя.

– Адепты Тайного Пути!

Сэра напряглась от дуновения магии, сопровождающей слова, чтобы они прозвучали громче, чем на самом деле.

Разговоры и шум стихли, и наступила тишина. Брюидд понизила голос до шепота, но продолжала сравнивать преимущества выращивания помидоров на разных почвах.

Магия Ворона придала силу словам человека в черной мантии, стоявшего перед занавешенным подиумом. Почему он не воспользовался орденом Барда? Бард мог добиться большего, чем просто подчинить все разговоры толпы: он мог привлечь и удержать внимание абсолютно всех, даже таких фанатичных приверженцев помидоров, как собеседник Брюидд.

Может быть, они этого не знали, а может быть, просто предпочитали работать с более понятными им энергиями. «Колдун солсенти, – подумала она, – приучил себя пользоваться магией определенным способом – как Ворон или даже как Большой Баклан. Им нужны ордена для власти, но даже Волис не понял всех тонкостей».

Когда вы становились членами нашего Орлиного Гнезда, вы давали клятву, – сказал колдун. – Первое: никогда никому не открывать, что мы здесь делаем. Второе: посещать Гнездо не менее трех вечеров в неделю. Третье: беспрекословно подчиняться Хищникам и мастерам. Один из вас нарушил последние две клятвы. Сегодня мы все собрались здесь, чтобы провести с ним дисциплинарное наказание. Мы не надеемся его морально исправить, потому что он никогда теперь не будет желанным членом нашего Гнезда.

– Определенно, Теллеридж знает, как захватить внимание аудитории, не так ли? – выразил восхищение Хищник, болтавший с Брюидд. Его голос дребезжал от восторга, и он вернулся к любимому предмету с большим трудом. – Я обнаружил, что помидоры, которые я вырастил в теплице…

– Но это не все, ради чего мы здесь, – голос мастера стал печальным, но Сэра отметила, что он слегка перестарался. – За последние несколько недель наше внимание привлекло следующее: наши Воробышки были введены в заблуждение магией нашего гостя – Вечного Странника. Его магия здесь, в наших стенах, в безвыходном положении и зависит от нашего сопротивления. Если вы хотите следовать за ним, быть его слугами, то наша магия защитить вас не сможет. Таким образом, мы вынуждены применить к нему самые строгие меры.

80
{"b":"4718","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кама с утрА. Картинки к Фрейду
О да, босс!
Тот самый, единственный
Те, кто пошел в пекло
Атлант расправил плечи
Русская фантастика – 2019. Том 1
Не говори, что у нас ничего нет
Коза дракону не подруга
Иллюзии