ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не время умирать
Снег над барханами
Паутина миров
Бодибилдинг и другие секреты успеха
Бородатая банда
Однополчане. Спасти рядового Краюхина
Сфинкс. Тайна девяти
Дом потерянных душ
Вегетарианка

Ей нужно добраться до Таера. Сбрасывая с себя мантию, потому что она ей мешала и потому что ее мог убить какой-нибудь Воробышек Таера, она собралась идти к Таеру, которого все еще не могла увидеть, самым коротким путем.

Теперь бой кипел повсюду, и самая серьезная битва велась на пути к сцене. Сэра призвала свою магию.

Ослепший от побоев, Таер прислушивался к своим ощущениям и пытался встать на ноги, когда на него упал кто-то сверху. Но что-то держало его запястья, и он никак не мог напрячь мускулы.

– Все в порядке, сэр, – раздался знакомый голос Тоарсена. – Я вас защищу.

– Император, – сказал Таер и тут же, со стоном кусая губы, упал на поврежденные колени. Крики были для людей, которые не были так изнурены, как он.

Раздался звон мечей: столкновение закончилось вскриком и тупым звуком павшего тела. Тоарсен, часто и тяжело дыша, произнес:

– С ним Кисел. Его кто-то освободил и дал меч. Я даже не знал, что Форан умеет сражаться. Никогда бы не подумал… – Тут снова раздался чавкающий звук, и опять у Тоарсена сбилось дыхание. Он тяжело перевел дух и закончил мысль: – Что такой жирный, как он, может оказаться таким ловким и искусным.

– Мастера? – спросил Таер. Он уселся и прислушался к внутренним ощущениям. Оказалось, что зрение восстанавливается, хотя наблюдать за хаосом битвы было еще достаточно сложно. Тыльной стороной ладони он вытер глаз, который хоть что-то мог уже различить. Рука стала мокрой.

– Я их не вижу, – произнес Тоарсен. – Я наблюдал за Аваром и его людьми, как они прорывались в этот зал. Когда я оглянулся, здесь уже все сражались, и я подумал, что могу пробиться сюда и немного поддержать вашу компанию. С этой сцены хорошо видно битву внизу… твои два сына тоже, разумеется, умеют постоять за себя.

Кто-то в белой мантии наткнулся на помост сцены, охраняемой Тоарсеном, и тот пинком отправил Хищника своей дорогой, где его проткнул мечом светловолосый юноша.

– Готов, – произнес он.

– Колларн? – спросил Таер, зрение постепенно восстанавливалось, и он заметил, что там, где должен быть Колларн, пусто.

– Обнажен, как новорожденный, – весело сообщил Тоарсен. – Ты не сможешь подняться, чтобы насладиться зрелищем, но мне отсюда его хорошо видно. Помнишь, сколько раз ты ему говорил, чтобы он держал стойку и повыше поднимал защиту?

– Да?

– Тебе надо было заставить его сражаться в обнаженном виде.

Таер рассмеялся, но сразу замолчал, так как у него перехватило дыхание от боли в ребрах.

– Только без шуточек! – попросил он.

Лер скатился на помост, тут же подскочил и бросился к отцу.

– Рад видеть тебя живым, папа. Я думаю, что говорю от имени нас всех. Я бы предпочел, чтобы нам больше не пришлось так за тебя беспокоиться. Считается, что родители должны беспокоиться за своих детей, а не наоборот. Позволь мне взглянуть на твои цепи.

Он взял кандалы в руки и закрыл глаза. Через мгновение раздался щелчок, и замки открылись. Лер улыбнулся почти так же, как его отец.

– Я не знал бы, как вскрывать замки, будучи Охотником, если бы Брюидд не объясняла мне это сто раз. – Похоже, ему самому нравилось обходиться без всякой магии. Он посмотрел на Тоарсена.

– Можешь идти, – сказал Тоарсен. – Я буду здесь.

– Спасибо! – обрадовался Лер и спрыгнул со сцены.

Выполняя задание, назначенное ему Хенной, Защитник быстро осмотрелся. Лер сражался рядом с Аваром и довольно хорошо умел постоять за себя. Он нашел взглядом Сэру, когда она подняла руки вверх, и от движения ее пальцев полдюжины мужчин отлетело в стороны. Очевидно, непосредственной защиты ей не требовалось.

Он перевел взгляд на отца, но брат септа Легея оставался рядом с ним и легко парировал удары атакующих. Колдунов, которые представляли собой реальную угрозу, больше занимало собственное спасение, нежели задача уничтожения его отца. Две группы Воробышков старались попасть на сцену и атаковать мастеров, которых было слишком много, чтобы позволить магии колдунов стать эффективным оружием. Защитник знал – вспоминая о давних битвах, случившихся задолго до того, как родился отец отца Джеса, – что держащиеся в отдалении Воробышки вскоре сильно ослабят влияние колдунов солсенти и те перестанут быть опасными для Таера.

Довольный осмотром, что все в настоящий момент идет как надо, Защитник спрыгнул со сцены и вернулся к Хенне, проскользнув между бьющимися на мечах людьми, которые просто убирались с его дороги, хотя видеть его не могли.

Звуки скрестившихся мечей и крики мужчин его возбуждали почти так же, как запах крови.

Какой-то человек нечаянно натолкнулся на его руку, и Защитник зарычал и показал клыки. Если бы тот человек не полетел кубарем на пол, даже Джес не смог бы загнать Защитника назад.

Хенна стояла у пролома в стене одна. Он не мог сказать, то ли ее заклинания сделали ее невидимой для скрестивших рядом с ней мечи, то ли они были достаточно сообразительными, чтобы держаться от нее подальше. Мама всегда говорила, что заклинания на него должным образом не действуют.

Два Хищника атаковали одного подростка, вынуждая его быстро отступать и только защищаться. Защитник смог увидеть, что мальчик долго не продержится против их мечей. Он взглянул на Хенну, но с ней было все в порядке. Защитник бросил меч, который держал в руке и принял форму громадного кота – он хотел попробовать вкус крови, а не холодную плоть на стальном лезвии меча.

Он выбрал ближайшего Хищника и бросился ему на плечи, повалив на пол. Когда его клыки глубоко погрузились в человеческую плоть, боль поверженного и страх пронзили все существо Джеса. Защитник наслаждался обжигающими ощущениями, которые только еще больше вызывали жажду крови.

Второй Хищник даже перестал сражаться, чтобы посмотреть, что случилось, но Воробышек сразу же пришел в себя и тут же прикончил врага, не дав ему опомниться. Смерть и страх мальчика подкормили боевой дух, и Джес обратил свое внимание на поверженного им человека.

– Джес!

Огромный кошак замер, его пасть уже открылась, чтобы успокоить пытающуюся сопротивляться добычу.

– Джес, иди сюда! Ты мне нужен! – В голосе Хенны звучала ярость.

Ее рука втянула в себя его напряжение.

– Джес! – позвала она.

Дрожа и с трудом сопротивляясь, Джес заставил Защитника отступить от поверженного врага, хотя зверь упрямо урчал.

– Что? – спросил он, хотя эмоции и боль сражения необузданно бушевали вокруг него без прикрытия Защитника.

Хенна нежно погладила его по шерсти, и самый жуткий ропот постепенно затих, пока не стал управляем. Защитником быть лучше, но Джес не хотел его выпускать на волю, пока тот не успокоится.

– Посмотри на сцену, – прошептала Хенна. – Что ты видишь?

На сцене были колдуны. Пятерых было четко видно, а шестой держался в тени. Когда его отец потерял контроль, они, как Хенна, стояли в стороне от сражающихся и помогали своим людям, как могли.

Теперь четверо колдунов, как сдувшиеся шары, повалились на землю, а что-то – нечто… его тень сразу же заставила Защитника взять контроль – кормилось пятым.

– Что это? – спросил Защитник.

– Память Ворона, – ответила она. – Дух мщения – хотя я никогда раньше не видела эту субстанцию такой плотной. Он почти как живой.

Шестой колдун, державшийся в тени и невидимый, благодаря своей мантии, проскользнул со сцены и направился к разрушенной стене. Его никто не заметил, хотя он прошел довольно близко мимо нескольких человек.

– Один из колдунов сбегает, – сообщил Хенне Защитник, он снова был спокоен.

– Где? – спросила она, но когда он показал, она ничего не увидела.

– Я – за ним, – решил он, и Джес, тревожащийся, как бы так постараться, чтобы избежать сражения, согласился с решением Защитника. Они не услышали протест Хенны. Огромный кот перепрыгнул через груду булыжников и проследовал за сбежавшим колдуном.

82
{"b":"4718","o":1}