ЛитМир - Электронная Библиотека

Лер застыл, а Сэра положила руку на плечо Таеру. Он похлопал ее по руке, потом по ноге Лера.

– Все видели одно и то же?

– Да, – ответил Форан. – Одно и то же. Как будто их осушили.

– Работа Защитника, – оживленно произнесла Целительница. Таер не представлял, что он пошла за ними следом. – Работа Защитника – защищать свои владения. Поднимите этого парня с пола и не опускайте обратно, пока не найдете удобное для отдыха место. У вас есть палата, где бы он мог отдохнуть до утра? – последний вопрос она адресовала Форану. Он склонил голову.

– Подозреваю, больше всего ему подойдет та, которую он занимал. Он может оставаться там сколько нужно. А как только встанет на ноги, я буду счастлив найти ему лучшее жилье.

Брюидд посмотрела на Сэру.

– Ты хотела сжечь их дотла, девочка. Сделай это сейчас. Нехорошо оставлять тела колдунов нетронутыми, – сказала она.

Лер и Тоарсен снова подняли Таера. Сэра махнула рукой, и тела мастеров занялись сине-белым пламенем, которое через мгновение совершенно их уничтожило. Она посмотрела на Таера и сказала, что у него, видимо, есть уважительная причина, чтобы поставить Джеса в такое положение, когда остальным будет трудно до него добраться.

– Давайте доставим его в свою камеру, – сказала она. – Потом Лер выследит Джеса и приведет сюда к нам.

Возвращение через небольшой коридор было жалким. На полпути к камере Лер с Тоарсеном переглянулись, и дальше Лер понес Таера на руках.

Сэра при помощи поцелуя в щеку отправила Тоарсена помочь Авару, игнорируя возмущенный возглас Таера:

– Эй!

Когда Тоарсен ушел, она сказала Леру:

– Не сомневаюсь, твой отец объяснит, почему он обвинил Джеса в этом мерзком деле. Поэтому просто найди своего брата и приведи его сюда, чтобы Таер тоже мог объяснить это Джесу до того, как ему причинят боль.

Целительница от них не отставала. Она основательно проверила Таера, чтобы убедиться, что она провела серьезную штопку и он поправится. Когда она закончила, то похлопала его по плечу.

– Для Целителя самое тяжелое – это уметь вовремя остановиться в излечении, – произнесла она. – За все нужно платить. Скоро ты почувствуешь сильную усталость и несколько дней больше будешь спать, чем бодрствовать. Поэтому лучше, если ты быстро мне скажешь, почему ты обвинил бедного парня в том, что сотворила Память.

– Память? – Сэра ожила.

– Потому, – ответил Таер. – Я обещал.

– Обещал что? – спросил Форан, проскользнув в комнату и закрыв за собой дверь.

– Не объяснять, почему он захотел, чтобы его сын нес ответственность за те смерти, причиной которых явилась Память Ворона, – горько ответила старуха-Целительница. Она взглянула на Форана. – Мальчик, у тебя есть знаки, доказывающие, что Память причиняла тебе боль.

Сэра удивленно подняла бровь, но прокашлялась.

– Император, – напомнила она Брюидд.

– Когда ты станешь такой старой как я, – ответила Брюидд, – тебе можно будет называть любого так, как захочешь.

Форан улыбнулся.

– Это моя Память, – ответил он. – Все правильно, Таер. Спи. Я расскажу им.

Император похлопал по краю кровати и нашел удобное место, где можно сесть. Он говорил тихо и рассказал, как появилась Память и привязалась к нему. На каком-то этапе рассказа этой истории Таер медленно провалился в сон.

Сэра пробудилась от дремоты из-за легкого стука в дверь. Стараясь не разбудить Таера, она аккуратно высвободилась из его объятий и встала.

Лер и Джес ждали в холле. Сэра махнула рукой и вышла вместе с ними, плотно прикрыв за собой дверь, чтобы не беспокоить сон Таера.

– Я рассказал ему, что сказал папа, – сообщил Лер. – Джес сказал, что он никого не убивал.

Сэра посмотрела налево, потом направо и тихо все объяснила.

– Отлично, мама, – ответил Защитник. – Никто не будет бояться меня больше, чем есть.

– Мама, – произнес Лер. – Тебе надо знать, почему Джес покинул Гнездо.

– Я последовал за колдуном в черной мантии, – сообщил Защитник. – Отец был прав, все колдуны были испорчены какой-то вонью. Но был один… ты его видел, Лер?

– Нет, – ответил Лер. – Я видел только пять колдунов, которых убила Память.

– Когда стена упала, сбежал только один. Он был не просто испорчен вонью, мама. Он сам и был тем вонючим пятном.

– Как Безымянный король? Защитник кивнул.

– Сначала я не видел это вонючее пятно, мама. Я проследовал за ним из зала через проем в стене. Приблизиться я не успел: там уже его ждала Память. Она крепко обхватила колдуна. – Защитника передернуло. – Не знаю, что делала Память, но было такое ощущение, как будто она сорвала маску и разоблачила его, показав, кем он был на самом деле, – он вздохнул, и его вздох был сбивчивым, как будто его продолжало трясти. – Джес очень смелый, мама, даже я его не пугаю… но то, что пряталось под иллюзорной маской колдуна… это было само зло. Колдун ударил Память каким-то сгустком магии, и Память просто исчезла. Нас колдун не видел. Когда он исчез, мы остались с Джесом на месте. Туда мы не пошли.

– Хорошо. – Сэра успокоилась. – Ты поступил правильно.

– Когда я его догнал, – добавил Лер, – он показал, где исчез колдун… и я не смог найти его следы. Мама, я вижу даже крысиные следы в зале, но я не смог уловить ни одного его отпечатка.

Сэра положила руку на плечо Лера.

– Все так и есть, – произнесла она и надеялась, что это правда.

Глава 17

Изначально Скью не собирались использовать. Таеру следовало подождать еще одну неделю, прежде чем отправляться в Редерн, но неспешная походка старого коня была необременительна для ребер Таера. Казалось, он понимал, что хозяин изранен: даже Гура, радостно путающаяся под ногами Скью, не сбила его мягкой поступи.

Всякий раз, когда он вспоминал, что надо дышать неглубоко, потому что тогда меньше боли, на него начинала тревожно поглядывать Сэра. Ему это не нравилось. Она хотела еще остаться, но ему нужно было поскорее домой, в Редерн. Он хотел, чтобы все дети были вместе, где он мог их защитить.

Не только они отправились в путь. Вместе с ними шел тот, кто был Захвачен Тенью.

У него были на все случившееся совершенно другие объяснения. Он не был уверен, на самом ли деле Сэра поверила в свет дня… но Целительница знала. Она ничего не сказала, но он увидел в ее глазах, что она все поняла.

Таер бросил взгляд на яркий цветной шатер, в котором ехала Брюидд. «Это она настояла, – подумал он, – чтобы Бенрольн обратно ехал вместе с ними». Бенрольн сказал, что Форану теперь будет лучше без помощи Вечного Странника, да и септ Герант с ним.

Несомненно, насчет этого Бенрольн был прав. Септ Герант и так сказал много, когда пришел провожать Таера вместо императора. Политическая ситуация была нестабильна, и Форан крепко держался за трон, потому что вокруг него было несколько человек царской крови, которые вступили с ним в борьбу за Империю. Форан пожелал ему счастливого пути тайно ночью перед отъездом.

– Мне понравился твой Герант, – сказала Сэра. – Он немного напоминает мне Циро. Тихий и скромный, пока не потребуется его мастерство.

Таер улыбнулся и посмотрел на Сэру: она шла рядом со стременем, как будто боялась, что он свалится с седла.

– Ты ему тоже понравилась. Он сказал, что я получил хороший обмен, когда выбрал тебя вместо меча.

– Он хохотал, когда ты сказал, что стал земледельцем, – сообщила она.

Таер резко перевел на нее взгляд, но ее голова была опущена. Она смотрела в землю.

– Не в этом году, – ответил он. – Но с деньгами, которыми нас снабдил Форан, мы сможем прожить этот год и купить вместо Фроста еще одного коня на следующий посевной сезон.

– Ты не думаешь, будет ли у нас следующий посевной сезон, – мягко сказала она. Она подняла руку и схватила его за икру.

Он покачал головой, но, увидев, что она на него не смотрит, ответил вслух:

– Нет.

Она шагнула ближе к Скью и уперлась плечом в его ногу.

84
{"b":"4718","o":1}