ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лишь несколько заключенных были офицерами Королевских ВВС (в основном там сидели армейцы), но Бадер не знал никого из них. Бараки были такими же деревянными сараями, как в Дулаг Люфт. Все разговоры и мысли вертелись вокруг того, когда в следующий раз дадут еду. Однако, когда ее выдавали, радости это не вызывало. Дневной рацион состоял из трех кусочков черного хлеба с тонким слоем маргарина, пары картофелин и чашки супа. Вероятно, была какая-то другая еда, но ее разворовывала охрана.

Один из часовых прострелил заключенному руку, когда тот пытался подобрать мяч, залетевший в запретную зону[16]. Фельдфебель поблагодарил часового и пожал ему руку. Это был совсем другой лагерь.

Через 2 дня после Бадера туда же прибыли Люббок и Пит Гарднер.

«Что случилось с туннелем?» — спросил Бадер.

Они сразу помрачнели. Оказалось, что сразу после его отъезда в барак заявились охранники, направились прямо к нужной кровати и все разрушили с издевательскими усмешками. Они даже знали, кто именно вел подкоп.

Следующий месяц Бадер привыкал к новой жизни. Он не стал тратить время на пустые сожаления и понапрасну лить слезы. Как несколько лет назад он принял как данное потерю ног, точно так же теперь он привык к потере свободы. Однако сейчас он не терял надежды на выздоровление — побег. Он разговаривал со многими людьми, которые провели за решеткой год и более. Он внимательно собирал все слухи, касающиеся побегов, и понял, что вырваться из лагеря — это только половина дела. Нужно было удрать за пределы досягаемости немецких лап, и сделать это было гораздо сложнее.

В начале октября немцы загнали весь лагерь в вагоны для перевозки скота и отправили к новому месту заключения — в Варбург, недалеко от Касселя. Именно там они держали всех пленных британских офицеров. Пленные были взволнованы, как школьники во время каникул. Они надеялись на то, что в новом лагере условия будут получше. Кроме того, существовало несколько способов бежать из поезда по пути. Они, к сожалению, не подходили для человека, потерявшего ноги. Ночью несколько офицеров-летчиков пропилили дыру в полу зазубренным ножом, и во время короткой остановки несколько человек выпрыгнули. Бадер завидовал им до тех пор, пока один из пленных не ошибся и не попал под колеса. Ему отрезало обе ноги, и он вскоре скончался.

Варбург был большим лагерем площадью четверть мили, в нем содержались 3000 человек, загнанные в такие же грязные и тесные бараки. Но в Варбург поступали посылки Красного Креста, и каждый из пленных получал, вместе с лагерной баландой, вполне достаточно еды, не говоря уже о шоколаде и сигаретах. Перо не способно описать, какое это счастье — каждый день получать нормальную еду. В лагере нашлась небольшая площадка, где офицеры начали играть в регби. Хотя Бадер не мог играть сам, он следил за ними без всякой зависти. Несомненно, годы смягчили удар, и теперь он стал внимательным и критически настроенным зрителем.

Однако заключение само по себе тяжелое испытание. Остальные могут выпустить пар, копая туннель, играя в регби, чехарду или вышагивая милю за милей по кругу внутри проволоки. Бадер этого не мог. С ним не слишком хорошо обращались, и культи легко начинали гноиться. Присыпки или лейкопластыря практически не было. Выхода его кипучей энергии не было. Поэтому большую часть времени он проводил с книгой на скамейке в крошечной комнате, которую занимал вместе с Люббоком и Гарднером.

Наконец пришло письмо от Тельмы. (Почта очень сильно опаздывала.) Разумеется, она ничего не говорила о жизни крыла, хотя упомянула, что им его сильно не хватает. Однако она получила письмо от Вудхолла, в котором говорилось: «Счастлив сообщить вам, что Дуглас награжден пряжкой к Кресту за летные заслуги. Так как представление было написано в тот день, когда он пропал, мне пришлось долго выяснять, что с ним. Когда стало известно, что он жив, награждение было утверждено»[17].

В результате Бадер стал третьим летчиком в истории, который получил пряжки к Ордену за выдающиеся заслуги и Кресту за летные заслуги.

Пришло письмо от маленького мальчика из Йоркшира, Нормана Роули. «Мне жаль, что они отобрали у вас протезы, и вы не можете бежать. Моя мама говорит, что сделает то же самое, если я буду плохо себя вести и возвращаться домой позднее, чем следует. У меня сейчас один протез, но я все делаю, как вы советовали. Придет день, когда я получу второй. С любовью — Норман».

В Варбурге существовал комитет по побегам, который возглавлял майор-танкист. Бадер долго обсуждал с ним различные возможности и с сожалением выяснил, что со своими протезами он не сможет воспользоваться почти ни одной. В отличие от других, он не мог выйти за ворота, переодевшись. Его раскачивающаяся походка очень быстро стала знакома всем. Он бы даже согласился рискнуть, но вот другое было явно не для него. Он не мог перелезть по лестнице через проволоку или прицепиться под продуктовым фургоном. Он даже не мог рыть туннель, хотя все-таки мог воспользоваться готовым. Трудность заключалась в том, что нужно было вывести туннель за проволоку. Несколько раз пленные принимались копать, и столько же раз бдительные немцы обнаруживали и заваливали туннели.

Все это разочаровывало. Хуже стало, когда выпал первый снег, и комитет по побегам решил свернуть все работы до наступления весны. Не следовали губить хорошие идеи только для того, чтобы замерзнуть в 500 милях от ближайшей границы. По крайней мере, люди получили возможность хорошо отоспаться. Но Бадер обнаружил, что ему все труднее справляться со своим нетерпением.

Оставалась одна отдушина — «дразнить гусей». Он нашел этот спорт очень увлекательным. Проявляя чудеса изобретательности, Бадер принялся дразнить всех немцев, за исключением «Гремлина Георга», начальника охраны. В прошлую войну тот сам был в плену, и проявлял исключительную терпимость, потому что все испробовал на своей шкуре.

Главной мишенью Бадера стал гауптман Хардер — огромный красномордый мужик, известный как «Ужасный Харгер, вы… лагерь». Произошло несколько громких стычек, самая памятная из которых случилась, когда Бадер отказался полчаса стоять на снегу на поверке. Харгер нашел его в комнате и злобно приказал выйти. Началась перепалка, Бадер категорически отказывался, заявив:

«Мои культи мерзнут в холод. Если вы хотите сосчитать меня, приходите в комнату и считайте на здоровье».

Харгер заорал, размахивая пистолетом:

«Вы… идеть… бистро… Appell!»

Чутье подсказало Бадеру, что нельзя перегибать палку, и он тут же стал сама покорность.

«Разумеется, я пойду на аппель, если я вам действительно нужен».

Он забрал табуретку и вышел на плац, где и уселся посреди своей роты, оставив Харгера дымиться от злости.

Бадер вошел во вкус новой игры, не раз и не два вынуждая охранников вытаскивать пистолеты, но тут же обезоруживая их тем, что немедленно ослаблял натянутую струну и отступал в последнюю секунду. Он довел этот прием до совершенства, давая выход своей энергии.

Гремлин Георг без удовольствия смотрел на безногого человека, сидящего на снегу на плацу. Он сказал, что это не вежливо и не по-джентльменски, и вообще унижает Германию. Позднее он разрешил Бадеру оставаться в комнате во время поверок, но это лишь подтолкнуло Бадера время от времени выходить наружу, чтобы присоединиться к остальным. Это снова вынуждало Харгера вытаскивать пистолет, но уже чтобы загнать Бадера обратно.

Ближе к Рождеству Люббок и Гарднер обратились к нему:

«Слушай, есть идея, как отсюда сбежать. Ты пойдешь вместе с нами?»

«Как, зимой?»

«Да. Почему бы и нет?»

Бадер сказал:

«Я — за».

Люббок объяснил свою идею. Сразу за проволокой находился барак, в котором хранилась одежда. Иногда заключенных под охраной выводили туда на работу. Люббок, прирожденный взломщик, быстро научился открывать одну из каптерок. Предложение было простым. Они втроем вместе с капитаном коммандос Кейтом Смитом запрутся в пустой комнате до темноты. Потом они вылезут в окно и пойдут по освещенному шоссе мимо домиков немцев (надеясь, что никто не выглянет) и скроются в темноте. Рядом с шоссе находилась железнодорожная станция. Там они могли забраться на поезд, идущий в оккупированную Францию, и установить связь с Сопротивлением. Комитет по побегам обещал выдать им несколько сотен похищенных марок, карты, компас и фальшивые пропуска. Люббок (племянник знаменитого специалиста по выживанию лорда Бойд-Орра) обещал приготовить галеты из выдаваемой пищи, что поможет им продержаться несколько дней.

вернуться

16

10 ярдов внутри колючей проволоки.

вернуться

17

Если бы Бадер погиб, он не смог бы получить пряжку к Кресту. Посмертно награждали только Крестом Виктории.

75
{"b":"4719","o":1}