ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

14.20. На работе

Только что заглянула Лиз. Дежурно приколовшись над моими злоключениями, она довольно неожиданно предложила мне зайти куда-нибудь после работы на пару пинт пива. Само собой, я с готовностью принял это предложение.

Надеюсь, что сам факт появления Лиз в нашем отделе несколько подправит мой рейтинг, — она у нас не часто бывает, тем более не по работе, а просто по личному делу к моей персоне. То, что у ребят челюсти отвисли, — это я краем глаза успел заметить.

14.55. На работе

Похоже, визит Лиз еще больше привлек внимание общественности ко мне и моей сексуальной жизни. Ребята прямо-таки навалились на меня, рассчитывая все-таки выудить из меня правду о наших отношениях. И ладно бы только ребята, но наши сотрудницы тоже присоединились к этому допросу с пристрастием, раздосадованные тем, что у них на глазах явно происходит нечто такое, во что они не были посвящены. Несколько раз я ловил на себе очень-очень странные взгляды Сью.

Судя по всему, так просто они от меня не отвяжутся. Чтобы получить передышку, надо бросить этим собакам какую-нибудь кость. А впрочем, пусть подождут. Вместо того чтобы делиться с ними информацией, в которой и сам еще не уверен, я решил четко следовать выбранному курсу. Буду сидеть, улыбаться и многозначительно молчать. Ничего, пусть побесятся.

16.15. На работе

Только что провел десять минут в кабинете Джулии, и всю дорогу она несла какую-то фигню о том, как дорого ей обходится адвокат, ведущий ее дело о разводе. Не могу сказать, что слушал ее с должным вниманием. Куда больше меня заинтересовало то, что я углядел на экране шикарного плазменного монитора ее компьютера. Я думал о том, что делать дальше, — когда речь зайдет об этом идиотском фотомонтаже моей башки и картинки из порножурнала.

Интересно, что до этого дело так и не дошло. Джулия даже отказала себе в удовольствии поприкалываться и посмеяться надо мной. По крайней мере, она была абсолютно серьезна и невозмутима, пока я не вышел за дверь ее кабинета. По правде говоря, мне остается только надеяться, что так пойдет и дальше. Когда к общим издевательствам присоединяется еще и начальство, смешная сторона дела куда-то сразу улетучивается и все оборачивается сплошными проблемами и неприятностями. Притом отыграться начальство может далеко не сразу, а со свойственным ему злопамятством отложить месть на долгое время. Однажды долбаный ксерокс уже стоил мне продвижения по службе. Теперь электронная почта того и гляди сломает мне всю карьеру.

16.35. На работе

Только что разослал по электронной почте всем ребятам короткое письмо, в котором сообщил, что только последний мудак мог переслать вчерашнюю фотошутку моей начальнице. Добавил, что я сам в такие игры не играю и другим не советую.

Вообще-то обычно я стараюсь не показывать ребятам, что их приколы меня задели. Любые малейшие проявления раздражения или злости будут равносильны поражению, и поток издевательств обрушится на меня с новой силой. Но в сегодняшней ситуации я решил рискнуть, надеясь, что одно только упоминание о начальстве и связанная с этим скрытая угроза серьезных неприятностей заставит этих козлов образумиться. Руководство нашей фирмы, может быть, и смотрит сквозь пальцы на некоторые вольности, которые позволяют себе сотрудники, но бывают вещи, за которые можно и с работы вылететь. При этом начальство не упрекнешь в том, что оно нас не предупреждало бессчетное количество раз о «недопустимости использования локальной сети для создания и рассылки файлов, не имеющих отношения к работе». Частная переписка, касающаяся внерабочей жизни сотрудников, — еще куда ни шло. Отдельные шуточные рассылки по праздникам начальство тоже терпит, хотя и без восторга. Но рассылка порнухи, да еще с фотомонтажом одного из сотрудников, — это уже ни в какие ворота не лезет.

23.45. Дома

После работы рассказал Лиз о тех слухах, что ходят в компании. Впрочем, уточнять потребовалось только некоторые детали. В основном она и так в курсе. Пораскинув мозгами, мы решили и дальше держаться вместе, чтобы пережить этот дурдом с наименьшими потерями. В конце концов, хуже не будет, а веселее — запросто. Если все будут думать, что мы с ней не только пиво пьем, но и спим, это повысит мой авторитет в глазах ребят и окончательно развеет идиотский слух о том, что я якобы голубой. А Лиз, кроме того, рассчитывает, что мужики в нашей конторе будут меньше к ней липнуть. Такое предположение мне кажется вполне оправданным. Ведь даже у этих ублюдков, моих приятелей, еще сохранились (как атавизм) какие-то остатки мужского кодекса чести, и вряд ли они станут подкатывать яйца к девчонке, которая считается моей официальной подружкой.

Еще мы сегодня лихо потрепались на скользкую тему личной жизни каждого из нас. Самое интересное, что разговор завел я, а не она, как можно было бы предположить. Мы перебрались из паба в какую-то забегаловку, где кормежку составляет исключительно карри, и едва уселись за столик, как я огорошил Лиз абсолютно прямым и неожиданным вопросом: почему, мол, у нее при всех ее достоинствах нет постоянного парня. Похоже, такой оборот дела застал ее врасплох. Секунду помолчав, она пожала плечами и призналась, что сама толком не понимает, как это так вышло. Потом она разродилась длинной тирадой о том, как дожила вот до двадцати пяти лет, все дожидаясь, что рано или поздно встретит мужчину, которого заинтересует не только ее грудь. Прекрасно понимая мужскую зацикленность на женской груди, особенно такой аппетитной и пропорциональной, как у нее, я все же начал догадываться, что в чем-то мы с Лиз очень похожи. Мы оба мечтаем встретить человека, которому мы были бы интереснее изнутри, чем снаружи. Разница, конечно, состоит в том, что она снаружи — отпад, а я все больше становлюсь похож на большой бурдюк с топленым салом.

Итак, действуя совершенно независимо друг от друга, мы оба до сих пор терпели на личном фронте одно поражение за другим. Не буду врать: в глубине души я подозреваю, что при определенных условиях из нас могла бы получиться очень даже классная парочка, но при этом я отлично понимаю, что на данный момент ни одна искра сексуального интереса между нами еще не промелькнула. Но если честно, я и сегодняшней ситуации по уши рад. Давно уже жизнь не баловала меня приятными знакомствами, да и просто общением с нормальными людьми.

Среда, 9 февраля

11.30. На работе

Получил кучу ответов на свой вчерашний грозный e-mail. Во всех выражалась примерно одна и та же мысль, что, мол, «да, это уж слишком, и вообще некрасиво». Судя по тому, что первыми в списке отправителей стояли как раз все мои так называемые приятели, я только укрепился во мнении, что именно кто-то из них и сварганил этот поганый фотомонтаж, а заодно и включил в список адресатов нашу зав. отделом. Ну ничего, теперь пускай этот придурок пораскинет мозгами над тем, как надежно убрать из компьютерной сети лишние файлы и подредактировать архив рассылки электронной почты.

15.15. На работе

Остался без ланча: куда-то запропастился один из заказов, и мне пришлось протрахаться с компьютером битый час, чтобы клиент не слишком раскипятился и хотя бы к вечеру получил то, на что рассчитывал еще утром. Обычно, лишившись ежедневной дозы самого изысканного продукта американского экспорта в виде биг-мака, я на стенку лезу от злости, но сегодня совсем другое дело: этот час я провел с немалым удовольствием, оставшись в отделе один на один со Сью.

Общение с Лиз явно способствует тому, что я чувствую себя с женщинами все более уверенно. Несмотря на еще свежий в памяти осадок от истории с порнушным фотомонтажом, я без особого напряжения проболтал весь обеденный перерыв со Сью. Каких-нибудь пару недель назад такое было бы просто невозможно.

18
{"b":"4721","o":1}