ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

22.20. Дома

Ни хрена мне Лу не помогла. Единственное, что она мне посоветовала, — пойти домой и выпить. Звучит заманчиво, но это совсем не то, что мне сейчас нужно.

С другой стороны, Рей проявил ко мне больше сочувствия. Мой зять, видно, преисполнился родственных чувств, потому что, когда я уже садился в машину, чтобы уезжать, он вышел из дома и сказал, что в любом случае, что бы со мной ни случилось, надо стараться во всем найти свои положительные стороны. Вообще-то это не такой уж глупый совет, но в данный момент мне не приходит на ум ничего такого, в чем можно было бы поискать эти положительные стороны. Сегодняшний день, например, ничем не отличался от любого другого. Хотя вообще-то он был даже хуже других, потому что я уверен: если бы не та идиотская история с ксероксом, я бы уже получил место Дейва.

Может быть, Лу была не так уж неправа.

23.45. Дома

Пока я отмокал в ванне, меня вдруг осенило: а ведь Рей прав. Сколько ни хнычь, ничего не изменится, пока я сам не разорву порочный круг этих дурацких унылых мыслей и не изменю свое отношение к жизни. Больше того: сегодняшний визит к Рею и Лу заставил меня понять, чего я на самом деле хочу.

Как бы я ни пытался обмануть себя, мне никогда не стать одним из тех тридцати-с-чем-то-летних парней, которые живут наполненной, активной и безупречной холостяцкой жизнью. В основном потому, что люди, которые так живут, и в 29 лет вели такую же наполненную, активную и безупречную холостяцкую жизнь. Мне сейчас 29, и меня моя жизнь достала. Я нахожусь в какой-то критической точке, черт бы ее подрал. И ничего радостного в этом нет. В общем, я живу совершенно не так, как хочу. Я хочу иметь то, что есть у Рея и Лу: дом, жену и детей. Именно этого я хотел, когда был с Марией, и теперь понимаю, что когда мы расстались, я как-то смирился с тем, что упустил свой шанс. Но на самом деле это не так. Этот шанс всегда оставался и до сих пор все еще существует. Но, как и в большинстве случаев, я провожу свою жизнь, ожидая и надеясь, что та самая, единственная и неповторимая, наткнется на меня, вместо того чтобы самому отправиться искать ее. Наверное, именно это мне и нужно в себе изменить. Единственный, кто может сподвигнуть меня на такие изменения, — это я сам. Но с чего же, мать твою, все-таки начать?

Ну ладно, буду сам с собой до конца честным: большим успехом у женщин я никогда не пользовался, хотя я давно подозревал, что в большей степени в этом виновата моя давняя страсть к порнухе. Годами созерцая человеческую плоть в двухмерном экранном изображении, я убедил себя в том, что любая женщина в возрасте до двадцати пяти лет представляет собой на самом деле ненасытную секс-машину, с трудом сдерживающую себя на людях, а также в том, что только женщина, у которой 10-й (максимум 12-й) размер одежды и которая выглядит как стриптизерша, заводящая себя в танце, достойна того, чтобы с ней переспать. Вся эта фигня заставляет задать вопрос: какого хрена я так долго проторчал на этом деле?

По-моему, пора прекратить терять время, ожидая, когда мне с неба свалится такая порнозвезда, и вернуться на землю. Пора от сексуальных фантазий переходить к наблюдениям за окружающей реальной жизнью и искать не сногсшибательную журнальную красотку, а женщину, которая сможет дать мне то, что мне нужно. Кто знает, может, она ходит где-то прямо у меня под носом, а я ее даже не замечал.

Надо признаться, что это решение, каким бы важным и позитивным оно для меня ни было, оставило после себя горький привкус. Я имею в виду, что снижать планку всегда неприятно, но надо честно сказать себе, что мне никогда не переспать с Джери Холливелл, хоть это и обидно. Впрочем, как не устает повторять мой папаша, «в койке все они одинаковы, особенно если свет выключить», так что, может, дело обстоит не так и ужасно.

Интересно, есть ли у меня основания подать иск против издателей «Эскорта»?

Среда, 7 января

07.00. Дома

Ничего себе доброе утро: как будто по морде схлопотал. А все благодаря этому поганому MTV, от которого я получил шикарное, в красках и с музыкой уведомление о том, что мечта всей моей жизни так и останется несбывшейся мечтой. Нет, надо просто принять закон против всех этих едва прикрытых телок, которые так и лезут из телевизора, чтобы поинтересоваться, чего ты хочешь, чего же ты на самом деле хочешь сегодня утром. Особый садизм состоит в том, что ты ведь прекрасно знаешь: чего ты хочешь, то тебе как раз и не светит.

09.50. На работе

Рыженькая опять ехала утром в моем вагоне, но на этот раз все было не так, как всегда. Она-то выглядела еще шикарнее, чем прежде, но что касается меня — вместо волны похоти, обычно накатывавшей на меня, я вдруг ощутил горечь поражения. Меня будто только что при всех продинамили. Мне показалось, она даже поняла, что я сдался и перестал хотя бы мечтать о ней. Неудивительно, что она воспользовалась случаем, чтобы поиздеваться надо мной: нет, я просто уверен, что она выдала мне понимающую улыбочку.

16.30. На работе

Вот дерьмо. Утром начальство собрало весь отдел продаж и объявило, что с понедельника у нас будет новый босс. И конечно, им непременно нужно было назначить на это место какую-то бабу. И не то чтобы обычную пожилую тетку, а одну из тех властных тридцатипятилетних фашисток-мужененавистниц, которые наводят на меня такой ужас. Переводят ее к нам из филиала в Митчеме, и это еще один плохой знак: мой опыт командировок в этот городишко говорит о том, что живут в этой дыре одни мудаки.

Такая перегруппировка сил будет серьезным ударом для меня и остальных ребят, потому что хотя мы до сегодняшнего дня и были в меньшинстве в своем отделе, но благодаря влиянию Дейва, нашего бывшего босса и откровенного сексиста, нам худо-бедно удавалось одерживать тактические победы в этой непрерывной войне полов. По крайней мере, если не принимать в расчет отдельные дамские выпады в наш адрес, всякая попытка феминистской риторики была у нас задушена на корню. Женщины, конечно, быстро к этому привыкли, и поэтому атмосферу в нашем офисе нельзя было назвать бабской при всем желании.

Но теперь мы понесли не только потери в живой силе, учитывая, что поле боя покинул наш бессменный командир, но и получили сокрушительный удар, грозящий пробить брешь в сложившейся за долгие годы линии сексуального фронта в конторе и сменить позиционные бои наступательной операцией. У наших теток уже слюнки текут в предвкушении появления на месте Дейва новой начальницы. День прошел в оттачивании тактических приемов: нужно было находить все новые ответы на шуточки и ухмылочки на тему «ну теперь, парни, вы свое получите», отпускаемые нашими сотрудницами. Честно говоря, такая резкая перемена в их настроении начинает пугать меня.

Я прямо чувствую, как мой тестостерон мечется в поисках надежного укрытия.

Думаю, перефразируя знаменитую речь Уинстона Черчилля о том, что «мы вступаем в битву на побережье», можно сказать, что мы оказываемся в полном дерьме. Наступают великие времена.

21.30. Дома

Во время обычной пятничной пьянки кто-то сообщил, что нашу новую начальницу зовут Джулия. Хуже всего то, что, по словам Кева, она попросила перевести ее из того филиала по личным причинам: она недавно обнаружила, что ее муженек трахает ее же лучшую подругу. Сами понимаете, такое дело вряд ли усилит ее симпатии к тем немногочисленным мужикам, которые теперь окажутся в ее полной власти. Включая меня.

Впрочем, можно только догадываться, что тут на самом деле правдиво. Обычно информация Кева представляет собой крепкий коктейль из полуправды, полной фигни и распускаемых им — просто для прикола — слухов. В данном случае я был бы очень рад узнать, что Кев с обиды переборщил с последним компонентом.

Суббота, 8 января

21.30. Дома

4
{"b":"4721","o":1}