ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Благодаря позорно преждевременному вылету Уотфорда из Кубка футбольной ассоциации нам сегодня не пришлось идти на стадион, так что я провел вторую половину дня с Лу и малышами. Обычно такие выходные меня всегда радуют, но сегодня я впервые задумался вот над чем: интересно, а как бы я себя чувствовал, если бы знал, что, устав от детей, не могу просто оставить их и уйти домой. Честно говоря, от такой мысли мне становится немного не по себе, а ведь этим деткам уже пять и восемь лет, и таким образом, эпоха пеленок, подгузников и всяких детских неожиданностей осталась далеко позади.

Еще я позвонил маме в Нью-Йорк, в основном чтобы смыть с себя остатки липкого кошмара, приснившегося мне в ночь на четверг: я имею в виду не завершенный, слава богу, «опыт» с отцом и Кэти, который меня с тех пор беспокоил. Мама, как обычно, счастлива и довольна, да и кто не был бы доволен, живя в Нью-Йорке?

Еще я потрепался с Кенни и снова убедился, что он как-то слишком уж смахивает на полного ублюдка для человека, который так легко, играючи вернул маме чувство самоуважения после того, как папаша бросил ее ради девицы, оказавшейся первой на ставшем бесконечным бабском конвейере. Впрочем, не годится мне оценивать мамино счастье: любит она его — и отлично, значит, так тому и быть. Достал же он меня сегодня тем, что напомнил: мне уж скоро тридцатник стукнет, а я все еще не женат, и в субботу вечером мне больше нечем заняться, как названивать мамочке. Это я и без него, козла, знаю. Хотя тут он, конечно, попал в точку.

Воскресенье, 9 января

22.30. Дома

Всегда ненавидел воскресенье. Какого черта я никак не могу въехать, что я уже староват, жирноват и дерьмоват, чтобы гонять в футбол с компанией сопляков, чей подход к тренировочному процессу коренным образом отличается от моего: эти паршивцы по субботам пьют слабоалкогольное пиво вместо полагающегося настоящим мужикам почти черного варева и курят «Силк Кат легкие» вместо самокруток. Добавьте к этому тот факт, что меня опять заявили запасным, но в конце концов из-за нехватки желающих судить назначили судьей на линии, и в результате я битый час пробегал вдоль кромки поля, а когда во втором тайме наконец вступил в игру, то каждый, кому в первом тайме я, будучи лайнсменом, указал положение вне игры, посчитал своим долгом толкнуть меня, пихнуть, поставить подножку или еще каким-нибудь образом выразить недовольство моей манерой судейства. Поэтому нет ничего удивительного, что мой энтузиазм по отношению к величайшей спортивной игре всех времен медленно, но верно идет на убыль.

По всей видимости, судьба посчитала, что за это воскресенье на мою долю выпало еще недостаточно неприятностей, и когда я доковылял до дома, то нашел на автоответчике сообщение, что моя обожаемая сестренка, которая, как было договорено, собиралась пригласить меня сегодня на ужин, слегла с чем-то вроде гриппа, и, таким образом, воскресное пиршество в кругу семьи теперь грозило обернуться пакетом биг-маков и дюжиной гробиков с расчлененными цыплячьими трупиками. Едва ли такое предложение можно назвать заманчивым, учитывая, что я и так питаюсь в «Макдональдсе» как минимум три раза в неделю.

В общем, в результате всю вторую половину дня и большую часть вечера я просидел один-одинешенек в пабе, занятый просмотром «Скай Спортс» и чтением газет. Хуже всего то, что за это время я съел три пакета чипсов и горстку сырных кубиков, которые девушка за стойкой насыпала в крохотное блюдце передо мной.

И вот теперь мне предстоит долгая бессонная ночь, как у приговоренного, поскольку завтра мне суждено оказаться в лапах новой начальницы. К тому же если несварение желудка, имеющее место в данный момент, не пройдет в ближайшее время, то ночь придется провести в известном уголке моей квартиры.

Понедельник, 10 января

10.30. На работе

Наводящая ужас Джулия пока что еще не появилась. В результате весь отдел, шушукаясь, обсуждает слух о том, что Дейва якобы могут вернуть на прежнее место. Это, конечно, полная фигня: мне ли этого не знать, ведь этот слух в минуту умственного расстройства запустил я сам. Оставаясь сторонним наблюдателем, я могу констатировать, что эффект от вброса такого «сюжета» оказался просто потрясающим. Ребята, конечно, ухватились за этот лучик надежды обеими руками, как утопающие за соломинку, а женщины, казалось, уже смирились с очередной оплеухой судьбы и вытащили носовые платочки, чтобы сплевывать выбитые зубы и вытирать текущую кровь. В другой ситуации я даже проникся бы к ним некоторой долей сочувствия, но не сейчас. Если бы они узнали, что именно я лишил их получаса удовольствия от сознания того, что теперь их будет прикрывать одна из им подобных, я стал бы для них мишенью номер один.

14.30. На работе

Ну вот — явилась не запылилась. Типичная карьерная дамочка, прямо, как говорится, из инкубатора: тридцать пять лет, серый брючный костюм-двойка, каштановые, разумеется крашеные, волосы и лицо с застывшим на нем выражением, которое можно описать как сплав высокомерия и властной враждебности. Я всегда подозревал, что когда такие птички возвращаются домой, они проводят вечера, облачась в кожу и латекс и занимаясь сексуальной практикой, непременно включающей унижения и издевательства над каким-нибудь несчастным забитым мужиком.

Фигура у нее тоже довольно странная: наверху все в полном порядке, а вот снизу… прямо скажем, задница у нее порядком обвисла. Как вы понимаете, отрицательные черты всегда сильнее бросаются в глаза, чем положительные. Так что, по-моему, это описание едва ли можно считать хорошей рекомендацией для фигуры моей начальницы.

18.30. Дома

Странный был сегодня день — полный страхов и неуверенности. В итоге наша новая эсэсовка за весь день даже ни разу не удосужилась посмотреть на меня, но мне передали, что завтра утром она меня вызовет, чтобы обсудить «новые идеи». А то я не знаю, что все это значит: на самом деле она просто собирается перевернуть всю работу отдела с одной лишь целью — проявить перед начальством свой трудовой энтузиазм. Чем это обернется для меня, тоже понятно: мне придется вкалывать, воплощая в жизнь ее идеи и зарабатывая для нее репутацию крутого шефа отдела. Я просто в восторге.

Вторник, 11 января

19.30. Дома

День выдался не таким плохим, как можно было ожидать. Совещание с новой надзирательницей нашего лагерного барака прошло довольно гладко; думаю, причина была в том, что большую часть времени я не столько слушал ее, сколько воображал ее себе в облегающем черном костюме из латекса, как у Женщины-Кошки, может быть даже с плеткой в руках. С этим надо что-то делать. Я имею в виду порожденные страхом образы извращенного сексуального поведения моих начальниц. Скорее всего, ничего общего с истиной они в большинстве случаев не имеют. А если даже и так, кому какое дело, кто и как расслабляется.

Честно говоря, ее ожидаемая ненависть ко всякому проявлению мужского начала пока ни в чем себя не обнаружила. Я думаю, в основном это потому, что она вообще всех если не ненавидит, то по крайней мере недолюбливает. Мне кажется, это результат ее желания держать дистанцию с подчиненными: окатить их всех волной презрения и равнодушия, чтобы пресечь любую фамильярность. Ответная реакция не заставила себя ждать: наши тетки просто обломались. Они-то ждали ее как спасителя, а теперь, судя по всему, заклеймили позорным званием предательницы женского пола. Ребята, со своей стороны, втихаря облегченно вздохнули.

По пути домой я позволил себе мысленно вернуться к немаловажному для меня вопросу моего будущего. Интересный факт: наши сотрудницы оказались очень полезным материалом для такого рода рассуждений. Раз уж нет никакого шанса, что кто-нибудь из них когда-нибудь снизойдет до того, чтобы принять мои авансы или хотя бы намеки на них, то я решил использовать весь список моих коллег женского пола как источник статистических данных для составления классификации женщин. А когда разберусь с этой классификацией, то выделю ту категорию объектов, которую мне нужно начать присматривать для себя. Всю эту чушь насчет того, что «когда это случится, ты сам все поймешь», я никогда всерьез не воспринимал. Если следовать этому золотому правилу, то в один прекрасный день окажется, что живешь неизвестно с кем только потому, что вы с ней, оказывается, хорошо «контачите», у вас «полное взаимопонимание» и вообще вы «созданы друг для друга». Да можно вспомнить еще десяток слов и выражений, которые женщины используют для описания данного явления. Но я не могу — и не хочу — слепо полагаться на случай, а значит, мне надо точнее определить для себя границы зоны поисков, а внутри них — критерии, ниже которых опускаться не стоит, а подниматься выше нечего и пробовать.

5
{"b":"4721","o":1}