ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Итак, прямо с завтрашнего дня я приступаю к сортировке сотрудниц по отдельным группам, исходя из следующих параметров: внешность, возраст, вкус в одежде. Поначалу было трудновато выработать саму систему классификации, но, поднапрягшись, я все же составил схему, в которую входят такие категории особей женского пола:

Безусловно недоступные
Посмотрел — и кончил
Посмотрел — и стоит
Просто классные телки
Чуть похуже, но если привести в порядок…
Одеваются так себе, но лицо и фигура в порядке
Полноваты, но тоже ничего
Безнадежно плоские
Толстушки, но куда ни шло
Свиньи (включая толстых, жирных, расплывшихся и пр.)
Сварливые, старомодно одетые или сюсюкающие
Стервы или злобные суки
Старушенции (все женщины от 35 до 40)
Ягодки опять (за сорок)
Девочки-мальчики (лесбиянки)

Ясно, что мой сектор обзора и возможного отстрела занимает верхнюю половину средней части списка; что ж, придется смириться с некоторыми ограничениями, зато понятно, на чем стбит сосредоточить внимание. По-моему, моя классификация просто универсальна и применима в любой ситуации.

Среда, 12 января

11.30. На работе

Приступил к сортировке сотрудниц согласно схеме. Дело продвигается вполне успешно. Забавно, что со многими из них стало намного легче общаться по сугубо рабочим вопросам. Стоит отнести женщину к заведомо недоступной или нежелательной категории, как контактировать с ней становится намного проще. Например, я провел целых полчаса наедине с Джанет из сектора почты и за все время даже ни разу не попытался представить себе ее голой. Для меня это уже большое достижение, хотя, честно говоря, это зрелище едва ли оказалось бы страшно приятным, учитывая ее возраст.

15.00. На работе

Только что заходил Шон, и теперь я, кажется, знаю, почему за мной закрепилась кличка «Дятел». Видимо, имеется в виду, что если меня достать хорошенько, я могу задолбать кого угодно.

Приятно сознавать, что ты можешь рассчитывать на поддержку верных друзей в любую трудную минуту и что они не пожалели капли воображения, чтобы придумать тебе идиотское прозвище. Теперь это дает мне право придумать что-нибудь в таком же роде и для них.

18.45. Дома

Ну вот, провел еще один день, изучая женский состав нашего коллектива; в свою защиту могу сказать, что на этот раз мне удалось четко определить круг сотрудниц, которые в дальнейшем не подлежат какому-либо анализу и исследованиям. В результате, как ни странно, из всех женщин нашей фирмы только семеро попали в тот сектор, где я могу хотя бы теоретически рассматривать их в качестве мишени. Это очень помогло создать образ той женщины, которую мне предстоит выследить и отловить. Ясное дело, этот образ нужно еще отшлифовать и подправить, но по крайней мере я уже на верном пути.

К сожалению, из семерых, отобранных мной, четверо замужем, а двое уже давно и прочно помолвлены. Таким образом, остается одна Кэти, только что вдрызг разругавшаяся со своим парнем. Проблема в том, что до него она некоторое время встречалась с Шоном, что практически на сто процентов лишает ее всякой привлекательности. Ни за что и ни при каких обстоятельствах я не коснусь того, чего касались его грязные лапы.

Ну ладно, я уже чувствую зов плоти: среда, вечер, меня ждет «Сэйнсбери». Проведя целый день за изучением женского персонала и забраковав его большую часть, я ожидаю от вечерней прогулки в супермаркет положительного сдвига в статистике.

22.00. Дома

Вот мать твою, даже не верится! Проторчал в супермаркете два с половиной часа. В конце концов ушел оттуда только потому, что пицца «пепперони» у меня в тележке стала таять и у всех покупателей в радиусе пяти ярдов на глаза наворачивались слезы от перечного духа, который она распространяла. Я не знаю, что влечет туда людей: процесс совместного выбора продуктов, или сюрреалистический интерьер, нетрадиционный для романтического знакомства, или просто сознание анонимности, придающее больше уверенности. В любом случае по количеству бросаемых искоса взглядов, невинных улыбок и таинственных замечаний я понял, что многие из моих сотоварищей тоже явились сюда не просто с целью затариться на неделю вперед, а вышли поохотиться. Весь огромный супермаркет был пронизан вибрирующим ритмом азартного поиска. Это было похоже на ночной клуб, только без музыки.

Как обычно, отдел замороженных продуктов был тем самым местом, где мне удалось насчитать больше всего соблазнительных женских форм — что касается их верхней части. Ощущение было такое, будто холодильники «Сэйнсбери» прямо взбесились. Никогда в жизни не бывал в таком промерзшем супермаркете. Результат — налицо.

Боже, как же мне нравятся женские груди. Они просто восхитительны.

Четверг, 13 января

14.00. На работе

Эйфория вчерашнего вечера растаяла как дым. Явившись на работу, я рухнул с небес на землю, обнаружив на столе груду бумаг, требовавших немедленного рассмотрения. Еще вчера их не было, а значит, какая-то скотина, засидевшись допоздна, скинула их на меня, не посчитав нужным выполнить простое и старое как мир правило: взялся за сверхурочную работу — доделай ее сам.

По отделу прошел обеспокоивший меня слух о том, что Джулия вроде бы интересовалась ценами на недвижимость в Уотфорде. Этого еще не хватало. В моем доме как раз есть две свободные квартиры, и мне меньше всего улыбается перспектива оказаться соседом собственной начальницы. Она, глядишь, еще решит, что мы с ней должны подружиться. Этого я никак допустить не могу, потому что в таком случае ребята просто перестанут считать меня за человека. Впрочем, учитывая, что большую часть времени они измываются надо мной и доводят до белого каления, может, такой поворот дела и пошел бы мне на пользу.

Из хороших новостей следует упомянуть вот что: только что звонил Шон и сообщил, что мы все сегодня собираемся для выпивона под предводительством Кева. Учитывая мой только что заново сформированный интерес к женскому полу, надо задаться вопросом: могут ли женщины Уотфорда считать себя в безопасности? По-моему, с их стороны было бы опрометчиво так думать.

Пятница, 14 января

11.00. На работе

Странное дело — вчера вечером я явился домой не в стельку пьяным. Более того, когда я собирался ложиться спать, мне даже не было стыдно за самого себя. Я очень разволновался и стал думать, в чем же тут подвох.

Все началось, когда я нарисовался у О'Нила и застал Кева и Шона, уже пьющих вторую двойную водку. Как обычно, прием вовнутрь лучшего экспортного товара бывшего Советского Союза превратил эту парочку в полных мудаков: к моменту моего прихода они уже успели испортить настроение нескольким женщинам, не говоря об их спутниках. Конечно, стоило мне появиться на горизонте, как ребята разошлись еще больше: их залитые спиртом мозги следовали старому постулату — «чем нас больше, тем больше гадостей мы можем сделать безнаказанно». Это означает, что я провел весь вечер, сгорая от стыда, слушая их жлобские и похабные замечания по поводу каждого появляющегося в поле зрения существа с сиськами и соответствующими пропорциями фигуры. Само собой, мне приходилось то и дело либо удерживать этих двоих от мордобоя, либо урезонивать тех, кто собирался — не без причины — набить морды моим приятелям. Впрочем, к тому моменту, как мы собирались расходиться, я уже готов был присоединиться к любому, кто захотел бы настучать по башке этим двум уродам.

6
{"b":"4721","o":1}