ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пришлось сказать ей, что нам предстоит встреча с моим стариком. Не догадываясь о том, что ей предстоит, Эмма искренне обрадовалась, придав этому событию какое-то особое значение. Чует мое сердце, что, познакомившись со мной и с Лу, она полагает, что и наш отец тоже вполне нормальный человек. Господи, какой же удар ее ожидает. Надеюсь только, она сообразит не надевать чего-нибудь слишком короткого или обтягивающего.

09.50. На работе

Джулия только что вызывала меня к себе и за все время разговора ни разу не улыбалась. Беседа шла на сугубо деловые темы, что, в общем-то, даже непохоже на нее.

Меня так и подмывало сказать что-нибудь изящное и остроумное, чтобы разрядить обстановку. Но, зная свое умение испортить все одной неудачной фразой, я сжал зубы и предпочел промолчать.

10.40. На работе

Только что наткнулся в коридоре на Майка. Этот урод по крайней мере говорит со мной. Впрочем, наше общение свелось к его жалобам на то, как, оказывается, плохо быть отлученным от любимого паба.

Меня начинают обуревать сомнения, а стоит ли удовольствие от общения со всей этой компанией ублюдков всех тех неприятностей, которые я вынужден из-за них терпеть.

11.50. На работе

Позвонил Лиз, хотел поболтать просто так, ни о чем. Выяснил, что, по крайней мере с ее точки зрения, я заслужил прощение после всей этой истории с Кевом и его страшилищем.

Как бы хорошо мне ни было с Эммой, ей так и не удалось заменить Лиз в отношении перемываания костей и обсуждения слухов о наших сотрудницах. Отчасти я этому даже рад. Что же касается сплетен, то приятно сознавать, что у тебя есть настоящий друг, с которым можно со знанием дела поговорить на эту тему. После разговора с Лиз я понял, что очень соскучился по нашим с ней посиделкам. К сожалению, она вряд ли разделяет мою тоску, потому что, судя по всему, у них с Полом по-прежнему все замечательно, и ей даже не до друзей.

15.20. На работе

В кафе за обедом Эмма вдруг заговорила об отпуске и заявила, что, по ее мнению, нам следует провести его вместе. Едва не потеряв ее несколько дней назад (пусть даже она сама об этом и не догадывается), я не мог сказать ничего другого, кроме того, что считаю эту мысль просто гениальной. У меня действительно накопились неиспользованные дни отпуска, и, если я не отгуляю их в самое ближайшее время, они у меня вообще пропадут. И потом, вырваться из всей этой рутины и немножко встряхнуться всегда полезно.

Остается только выяснить, куда именно и на сколько мы собираемся ехать. Обсуждение этого вопроса мы оставили на вечер.

22.00. Дома

Не успел я упомянуть, что моя мама живет в Нью-Йорке, как решение можно было считать принятым. Эмма там еще ни разу не была, а мне вообще очень нравится этот город. Завтра я созвонюсь со своей матушкой, выясню в отделе кадров, на сколько дней я могу рассчитывать, — и все, можно ехать. Действительно, эта идея нравится мне чем дальше, тем больше.

Пятница, 7 июля

16.10. На работе

Эмма вся извелась — так ей не терпится попасть в Нью-Йорк. Весь день она только об этом и говорит. В обед она даже потащила меня по турагентствам и нахватала целый ворох всяких проспектов и рекламных брошюр.

Созвонился с мамой, убедился, что она будет счастлива видеть меня, а тем более в компании с девушкой. Затем позвонил в агентство и заказал билеты. Итак, решено: двадцать первого в шесть утра мы летим в Штаты на целых десять дней. Более того, мы даже успеваем вернуться к первому туру футбольного чемпионата. Просто фантастика.

Понедельник. 10 июля

10.10. На работе

Куча впечатлений от уик-энда. Ужин со стариком в пятницу прошел куда лучше и спокойней, чем я ожидал. Сам он вел себя просто образцово, демонстративно делая вид, что не замечает Эммину грудь, а его, извините за выражение, невеста и вовсе оказалась очень приятной теткой. Как выяснилось, с чувством юмора у нее все в порядке. Это, кстати, в какой-то мере объясняет, почему она связалась с моим стариком. Она описала хохотавшей до упаду Эмме, как я гостеприимно принимал ее, участвуя в разговоре через дверь туалета. При этом весь рассказ ей удалось повернуть таким образом, что я даже не нашел, на что обидеться, хотя мы сидели в битком набитом ресторане. Что касается Эммы, то она, как всегда, была великолепна. Она сумела очаровать даже моего папашу, и впервые за долгие годы я понял, что он просто рад за меня. Да, чуть не забыл (с этого надо было начать): он даже умудрился отвесить мне комплимент по поводу того, что я похудел и вообще привел себя в божеский вид. Вот это событие так событие, ничего не скажешь. К сожалению, оставшаяся часть выходных была посвящена тому времяпрепровождению, которое и раньше не приводило меня в восторг, а теперь и вовсе вызывает тихую ненависть: шопингу. Мне опять пришлось таскаться с Эммой по магазинам. Она сообщила, что собирается потратить в Нью-Йорке кругленькую сумму на тряпки и всякое барахло. Из этого и был сделан совершенно логичный вывод, что следует подчистить свой гардероб, потому что иначе ни одной новой вещи ни положить, ни повесить в ее квартире будет уже негде. При этом кое-что (по ее словам) нужно будет взять с собой в отпуск. Но, как выяснилось в последний момент, надеть-то ей (кто бы сомневался!) совершенно нечего. По крайней мере, ехать в таком поношенном сгарье никуда нельзя. А следовательно… Нет-нет, я вовсе не хочу ничего сказать об идиотизме и отсутствии логики. Я даже уверен, что во всем этом есть какой-то глубокий тайный смысл и скрытая упорядоченность, но честно скажу: чем больше я об этом думаю, тем меньше мне хочется жить. Чтобы не довести себя до самоубийства или не лишиться последних остатков рассудка, я был вынужден принять волевое решение: пусть делает что хочет, мне наплевать. Дальше видно будет.

14.55. На работе

Одна мысль мучила меня уже несколько дней подряд: я никак не мог решить, что делать с фотографиями Джулии. Остыв немного после последней нанесенной мне обиды, я пришел к выводу, что лучше не рисковать. Дело даже не в том, что при очередном скандале я могу сорваться и выставить их на всеобщее обозрение, а скорее в опасности того, что факт их существования выйдет наружу помимо моей воли. В обоих случаях я гарантированно остаюсь без работы, почти гарантированно без Эммы, и вообще… Короче говоря, я решил больше не подвергать свою жизнь такому риску, разорвал их и выкинул в мусорное ведро. Последние десять минут я провел, выражая сам себе соболезнование по поводу их трагической гибели и понесенной мною утраты.

Словно почувствовав, что у меня как-то неладно на душе. Джулия не стала закрывать дверь в кабинет. Теперь я могу сидеть и в качестве утешения, пусть и с некоторого расстояния, но зато безопасно, пялиться на ее пышную грудь, мысленно представляя, как она выглядит под блузкой. По-своему приятно чувствовать, что, лишившись столь привлекательного виртуального объекта, я вес же остался в непосредственной близости от его оригинала. Да, Джулия, конечно, редкостная стерва с отвратным характером, но сиськи у нее — высший класс.

15.20. На работе

Эмма только что позвонила мне и объявила, что сегодня вечером собирается остаться дома вместе с Хеленой, согласившейся помочь ей провести своего рода хирургическую операцию по ампутации части своего гардероба. Могу пожелать ей в этом всяческих успехов. Для меня же это сообщение означает, что мне предстоит провести вечер одному дома или сходить в спортзал. Ну что ж, по крайней мерс выбор не трудный.

23.50. Дома

Наконец-то пересекся в спортзале с Джулией. К тому времени, как я туда пришел, ее тренировка, видимо, была уже в полном разгаре. Я сделал такой вывод, исходя из того, что Джулия к этому моменту уже успела запыхаться и вспотеть. В таком виде она смотрится до того соблазнительно, что у меня даже промелькнула мысль: а не попробовать ли подкатить к ней еще раз. Впрочем, от этой бредовой идеи я мгновенно отказался, вспомнив себя на обочине шоссе без телефона и без гроша в кармане.

74
{"b":"4721","o":1}