ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

К сожалению, мое новое отношение к женщинам еще не успело повлиять на мои убогие навыки общения с ними. Почему-то просто поболтать с ними ни о чем всегда было для меня проблемой, и, по-видимому, не последнюю роль в этом играла навязчивая мысль, которая превратилась в мозгу в одну и ту же фразу, так и вертящуюся на языке: «Мне хочется увидеть тебя раздетой». Судя по плохо скрытому вздоху облегчения, который издала Лиз, когда мы прощались, я сумел лишь укрепить ее — и общепринятое — отношение ко мне как к полному болвану, в жизни которого нет места ничему, кроме работы и футбола.

Но это ничего: раз уж я взялся за дело, то доведу его до конца. Рано или поздно разберемся, за кого меня держат в нашей конторе. Конечно, было бы здорово поговорить об этом с отцом или с ребятами, но я знаю, что такому не бывать. Во-первых, в тех редких случаях, когда мне удавалось поговорить со стариком на подобные темы, единственное, что он мог мне посоветовать, — «заставь их смеяться до упаду». Может, такой совет пригодился бы Джиму Дэвидсону, но это чертовски трудно для меня — человека, который не умеет рассказать анекдот даже под страхом смертной казни. И во-вторых, ни один мужчина не станет по такому поводу советоваться с приятелями, потому что все мужики — ублюдки. Мы никогда не говорим о своих проблемах, предпочитая мучиться, терпеть и надеяться на лучшее.

Не будь у меня кишка тонка, можно было бы обратиться к брату Рея — Стиву. На вид он дохлый и тощий как скелет и похож на Курчавого Уоттса из «Улицы Коронации», но лучше него никто не умеет заговаривать зубы девчонкам. Они от него просто балдеют, и это при том, что он их изводит. Я видел, как женщины прямо висли на нем и хохотали, когда он с руганью от них отбрыкивался.

Попробовал бы я так же поступить: они сначала сами устроили бы мне разборку, а потом еще вызвали бы копов, чтобы те засадили меня в кутузку. Какого же хрена все так по-идиотски устроено? Но, конечно, я никогда не спрошу об этом Стива или кого-нибудь вроде него, потому что поступить так — означает расписаться в собственной чмошности. И ни один мужик на такое не пойдет, далее я, хотя, если быть откровенным с самим собой, надо признаться, что слово «чмо» мне очень подходит. И если я решил стать циничной машиной для любовных авантюр, а я это для себя твердо решил, — мне придется избавляться от этого клейма быстро и без колебаний. Вот только боюсь, что это будет не так просто.

Среда, 19 января

11.20. На работе

Барри из отдела маркетинга уже прислал мне е-mail с требованием объяснить, что такого я вчера сделал с Лиз. По его словам, не успев явиться сегодня на работу, она принялась расхваливать меня на все лады, заявив, что впервые в жизни провела день с парнем, который не потратил все это время, пытаясь залезть к ней под юбку. Если учесть, что именно это я и пытался сделать — хотя бы мысленно, — то я пришел в некоторое замешательство.

Впрочем, расслабляться нельзя: не исключено, что этот Барри просто вешает мне лапшу на уши. (Он, кстати, известен у нас как болельщик «Челси» и законченный мудак, хотя трудно поспорить с тем, что эти два понятия совпадают.) Впрочем, сейчас дело не в этом. Насколько я знаю, это был бы уже не первый «межотдельский» прикол, и в таком случае вся контора участвовала бы в розыгрыше и ждала момента, чтобы посмеяться надо мной, если я попадусь на эту удочку. Если дело обстоит именно так, то у меня нет абсолютно никаких оснований рассчитывать на благородство моих так называемых приятелей, которые могли бы предупредить меня о готовящейся шуточке. Всякого рода издевательства волнуют их только тогда, когда мишенью становятся они сами. С другой стороны, как бы невероятно это ни звучало, все-таки не исключено, что Барри говорит правду, а тогда, если я сумею правильно разыграть свои карты, мне может представиться шанс перепихнуться с самой шикарной девчонкой, когда-либо в жизни оказавшейся в пределах моей досягаемости.

15.20. На работе

Чтобы не предстать законченным лохом и не выставить себя на всеобщее посмешище, я решил подстраховаться и попросить совета у Лу. В конце концов, она моя сестра и должна помогать мне в трудных ситуациях, особенно в том, что касается общения с девушками. На этот раз она предложила если не спасительное, то по крайней мере вполне толковое решение: посоветовала заглянуть к Лиз и извиниться, что вчера я вел себя как смурной и занудный трудоголик, не интересующийся ничем, кроме работы. Если все это просто розыгрыш, я смогу выйти из ситуации, не ударив в грязь лицом; если же нет — то при некотором везении мне удастся подбить ее на свидание. В любом случае я ничего не теряю. Отрицательной стороной разговора с моей сестренкой стала осязаемая расплата за пользование ее мыслительными способностями: в воскресенье мне придется пойти в бассейн с племянниками. Вообще-то она знает, что для меня это большая жертва, потому что я при этом пропущу прямую трансляцию воскресного матча по «Скай Спортс». Но по крайней мере утешением может служить то, что я таким образом заработаю себе достойный воскресный ужин, собственноручно приготовленный Лу.

19.10. Дома

Просто поверить не могу. Впервые в жизни мой (презираемый мной же самим) страх нарваться на женский отказ или, того хуже, насмешку в сочетании со способностью в опасную минуту врать прямо в лицо не только помогли мне избежать участи, которая хуже смерти, но даже вроде бы помогли добиться свидания с самой (или почти самой) классной девчонкой из всех, кого я знал в своей жизни. Твердо решив побороть наконец свою внутреннюю трусость и воспользоваться советом Лу, я буквально налетел на Лиз, направляясь к ней в отдел. Не знаю уж, что на меня нашло, но я вдруг повел себя так, как никогда раньше, а именно — перешел в решительное наступление. Не уверен, сумел ли я скрыть душивший меня страх, но я все же смог выложить все в соответствии с рекомендацией Лу, да к тому же пошел еще дальше и добавил, что кое-кто сказал мне, будто Лиз приняла меня за полного тормоза, который пришел в ужас, едва оказавшись рядом с ней. В общем, плел я дальше, все это не оправдывает моего поведения, просто я был немного не в своей тарелке по сугубо личным причинам. Выслушав меня, она сама извинилась и заверила, что ничего подобного никогда не говорила. Она даже предложила пойти с ней выпить, если, конечно, мне этого захочется.

Невероятно, но тут я превзошел сам себя: вместо того чтобы тотчас же уцепиться за это предложение, я вполне безразличным — как мне показалось — голосом проговорил что-то вроде «да-а, при случае было бы неплохо», а потом откланялся и вернулся к себе в отдел. Мне наплевать, совпал ли итог разговора с тем, на что рассчитывала она. Для меня результат оказался просто потрясающим. Более того: теперь я уже вполне осознанно усвоил ценный урок: в борьбе за плотские наслаждения любая хрень, если ее применять умело и дозированно, может оказаться эффективным оружием. Если, нагородив всякой околесицы, я смогу переспать с такой штучкой, как Лиз, это будет означать, что мне по силам соблазнить кого угодно.

22.30. Дома

Только что вернулся из «Сэйнсбери», где, как всегда, соотношение доступных женщин и одиноких мужчин было примерно десять к одному. После трех еженедельных визитов в один и тот же супермаркет я уже начинаю многих узнавать в лицо, а некоторые женщины даже здороваются.

Как-то так получилось, что внезапно я оказался втянут в некий странный, я бы даже сказал — дурацкий разговор с двумя парнями на тему о достоинствах и недостатках соуса для карри средней остроты от «Мистера Бена». Прошло, наверное, минут десять, пока я понял, что встрял в беседу парочки голубых, как видно, живущих вместе и вышедших по-семейному за покупками, так что я поспешно извинился и оставил их, опасливо озираясь и матерясь себе под нос.

Едва ли не единственным разочарованием за весь вечер стало довольно скромное количество соблазнительных сисек, замеченных мной в отделе заморозок. Причиной тому — холодная погода, из-за которой все вырядились в теплые свитера и куртки. Зато трудно даже вообразить, до чего классно будет ошиваться здесь в августе.

8
{"b":"4721","o":1}