Содержание  
A
A
1
2
3
...
85
86
87
...
96

22.10. Дома

Вернулся домой достаточно рано, потому что Эмма со мной тоже не разговаривает. Как выяснилось, я, оказывается, полный идиот, ну и, само собой, скотина. Я, видите ли, должен был сказать ей, что Майк огорчен тем, что Хелена его бросила, и тогда бы она не стала ему говорить насчет нашей пятничной встречи с ней и с ее новым старым парнем. Тот факт, что именно это я и пытался ей втолковать, как-то не удержался у нее в памяти.

У меня от всего этого голова идет кругом. Какого черта, почему я опять оказался втянут в чужие разборки, да при этом все еще и катят на меня бочку? По-моему, я расхлебываю то, что должно было предназначаться Хелене. В конце концов, это она обманывала и своего парня, и старую подругу, а я-то здесь при чем?

22.50. Дома

По-моему, мне удалось выстроить схему этого на первый взгляд абсолютно нелогичного переваливания с больной головы на здоровую. Нужно просто учитывать, что понятие логики у женщин извращено и отличается от мужского.

Итак: Эмма знает, что Хелена ей наврала и к тому же ее подставила, но поскольку пострадал от этого главным образом представитель противной стороны, то есть мужчина, то все в порядке. В то же время, раз из-за этого что-то пошло наперекосяк. Эмме все-таки требуется кого-то обвинить. Женщины, само собой, никогда не бывают виноваты, поэтому этим кем-то оказался я. Ну а что касается Майка, то ему просто-напросто хреново и он сорвался на том, кто попался под руку. И это опять же оказался я.

По-моему, все вполне логично, и мне остается только дать им возможность перекипеть и успокоиться. До этого момента что-то кому-то доказывать просто бесполезно. А когда они придут в себя, можно будет уже спокойно обсудить, что случилось.

Четверг, 17 августа

09.50. На работе

Как я и ожидал, Эмма радостно встретила меня утром, словно вчера ничего такого и не было. Может, взять ее с собой к ребятам? Глядишь, ее пример подействует, и они тоже перестанут ломать комедию со всякими бойкотами.

10.30. На работе

Только что встретился с Майком и рассказал ему, как оно все вчера получилось, — разумеется, умолчав о наиболее обидных для него деталях.

Как и следовало ожидать, он тоже немного успокоился и даже извинился за вчерашнее, потому что, по его словам, он прекрасно знает, что я его никогда не подставлю. Ну вот, отношения с приятелем вроде бы восстановлены, хотя, как я вижу, ему по-прежнему очень паршиво. Чертовы бабы, умеют они все-таки доводить нас.

14.25. На работе

Позвонил Лиз, чтобы уточнить, в какой именно вечер на следующей неделе мы собираемся пойти посидеть где-нибудь с ней и ее новым бойфрендом. Выяснилось, что она уже успела послать его подальше. Он, видите ли, нарушил ее главное правило и был отправлен в отставку.

В ответ на мой вопрос, что это еще за правило, она только засмеялась и повесила трубку.

14.45. На работе

Сходил в отдел к Лиз, которая, все так же смеясь, объяснила мне: ее главное правило заключается в том, чтобы никогда, ни под каким видом не заводить отношений с парнем, который дает кличку своему члену.

Тут уж, ничего не поделаешь, я вынужден был спросить, как же звали дружка ее отставленного приятеля. Оказывается, звали его Бруно, потому что он был большой и толстый. Лиз попыталась поведать мне, в какой ситуации она все это выяснила, но тут я ее перебил и поспешил удалиться. По правде говоря, это не та информация, которую я больше всего хотел бы услышать.

16.20. На работе

Позвонила Лиз и, застав меня врасплох, спросила, участвует ли сегодня в спектакле Дэнни Де Вито. Ни хрена себе намеки! Да пошла она. Не захотела вовремя убедиться, что по размеру мое достоинство никак нельзя сравнить с этим карликом, так теперь пусть локти кусает.

22.45. Дома

Стал жертвой собственной хозяйственности. Поперся с Эммой в «Сэйнсбери» и огреб неприятностей по первое число. Этот супермаркет, который в течение некоторого времени был для меня едва ли не самым излюбленным местом на земле, теперь перешел в разряд тех мест, где надо мной издевались, выставляли на посмешище иди изводили каким-то другим способом. На этот раз получила продолжение история с презервативами.

По ходу затаривания всяким барахлом Эмма вдруг вспомнила, что «нам» нужно купить презервативов про запас. Нет бы просто протянуть руку и взять упаковку тех, что мы используем обычно, так ведь на этот раз Эмма решила, что настало время подойти к покупке столь важных предметов со всей ответственностыо. Мне поневоле пришлось принять участие в этой дискуссии, хотя вообще-то я бы предпочел оказаться голым где-нибудь в овощном отделе, чем позориться перед всеми таким образом. Ну вот мы стоим с Эммой и беседуем, меня уже и так трясет, и вдруг — кто бы мог подумать! Кого я вижу в конце отдела? А вижу я там одну из тех девчонок, что устроили балаган на бензоколонке, причем именно ту из них, которая вела себя наиболее стервозно. Я попытался сделать вид, что не узнаю ее, но ее ухмыляющийся взгляд прожег меня насквозь, словно лазерный луч. Она направилась в нашу сторону, и тут, как принято писать в книгах, вся моя жизнь пробежала у меня перед глазами. Я оказался в той самой ситуации, когда все видишь, все понимаешь, но прекрасно отдаешь себе отчет, что изменить ничего не в силах. Так бывает при автомобильной аварии или при неожиданной, йозникшей внезапно эрекции. Что же она скажет? И что на это скажет Эмма? У меня даже мелькнула мысль бросить все к чертовой матери и бежать оттуда, но собственные ноги не повиновались мне, и я так и остался торчать на месте, глядя на приближающуюся девчонку; скорее всего, челюсть при этом у меня отвисла. Впрочем, как я в тот момент выглядел, тогда меня мало занимало. А сейчас я вряд ли смогу это вспомнить. И вот в тот момент, когда Эмма внимательно штудировала инструкцию к новейшему продукту резинотехнической промышленности с какими-то невероятными усиками, девчонка с бензоколонки поравнялась с нами, взглянула в упор прямо мне в глаза, улыбнулась и заговорщицки подмигнула. А затем… затем она просто прошла мимо нас в другой отдел.

Как я выбрался из супермаркета, по правде говоря, даже и не помню. Все, туда я больше ни ногой. Не хочу, ни за что на свете не соглашусь пережить что-либо подобное. Слишком тяжело осознавать, что какая-то совершенно посторонняя девица одним своим появлением может просто парализовать тебя.

Понедельник, 21 августа

10.30. На работе

Последние дни, включая выходные, дались мне тяжело. Дело в том, что еще в пятницу утром Эмме позвонил отец и сообщил, что умерла ее бабушка. Новость как минимум неприятная в любом случае, а когда ты — единственная дочь единственной дочери покойной, как это получилось с Эммой и ее матерью, это действительно должно быть тяжелым ударом. Особенно если учесть, что дед Эммы умер меньше года назад.

К счастью, у ее отца хватило здравого смысла позвонить мне сразу же после звонка Эмме. Мы договорились, что я привезу ее домой как можно быстрее. Джулия тоже сразу все просекла, и благодаря ей в моем распоряжении оказалась одна из представительских машин фирмы. Таким образом, меньше чем через час мы уже были у дома Эмминых родителей. Судя по всему, приехали мы очень кстати, потому что Эмминой матери поддержка дочери была даже нужнее, чем самой Эмме — материнское сочувствие. Ясное дело, в доме у них был полный раздрай, и понятно, что в такой ситуации людям не до посторонних. Поэтому я не стал заходить, а лишь сдал Эмму с рук на руки отцу. Потом, дождавшись, когда он снова вышел на порог, я выразил ему свои соболезнования и сказал, что не буду беспокоить их звонками, но жду, что Эмма, как только сможет, позвонит мне сама.

86
{"b":"4721","o":1}