ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Факт, известный всем, кроме меня. Потому что я-то как раз уверен, что ей совершенно незачем худеть. Да, действительно, у нее шестнадцатый размер (может, теперь и на номер меньше), но при этом я в восторге от того, как она выглядит. Наверное, именно таких женщин и принято называть пышными.

И она ведь прекрасно знает, что именно так я и думаю, хотя бы потому, что постоянно твержу ей об этом. Но теперь уже поздно в чем-то ее убеждать. Раз решение принято, то переубедить ее невозможно. Как и большинство женщин, Эмма умеет сама убеждать себя в том, что во всех трудностях, неприятностях и бедах, которые сваливаются на нее в жизни, виноват кто-то другой, а ни в коем случае не она сама. На самом-то деле это она считает, что будет лучше выглядеть, если похудеет, — она, а не я. Но если сидеть на диете окажется нелегким делом, если это потребует от нее больших усилий, у нее под рукой будет человек, которого она сможет обвинить во всех своих страданиях. Что тогда начнется! Боюсь, что это будет похоже на какой-то хронический ПМС.

Понедельник, 4 сентября

10.25. На работе

Первые последствия Эмминого похудения и сидения на диете обрушились на меня в субботу утром, когда она вдруг ни с того ни с сего заявила, что груди у нее обвисли и как-то даже усохли.

Интересное дело: я, ставший за прошедшие месяцы настоящим специалистом по этой части тела Эммы, не заметил под своими руками никакого изменения формы или объема. Грудь Эммы по-прежнему великолепна и более чем устраивает меня. Так нет же: эта упрямая дура утверждает, что грудь стала меньше. Ну, бог с ними, с этими идиотскими разговорами, но в реальности это отыгралось на мне довольно жестоко: почти всю вторую половину субботнего дня мы провели в «Марксе и Спенсере», покупая Эмме новые лифчики. Должен сказать, что, несмотря на кажущуюся привлекательность, более скучное для мужика занятие трудно себе представить. Нет, в какой-то ситуации зрелище того, как посторонняя женщина измеряет грудь моей девушки, могло бы даже доставить мне несколько приятных минут. Но когда за дело берется какая-то пятидесятилетняя домохозяйка, тут уже не до озорных мыслей.

Оставшуюся часть выходных мы провели в ленивой перебранке, обмене колкостями и в попытках избежать разговоров на тему еды. Да, еще в воскресенье мы ненадолго заглянули к Лу, где наткнулись на моего папашу с его богатенькой вдовой. Интересное кино: похоже, судьба решила в массовом порядке облагодетельствовать близких мне людей, состояния которых значительно возрастают без каких-либо усилий с их стороны. И все они при этом счастливы как идиоты. Что ж, остается надеяться, что и мне от этих щедрот судьбы тоже что-нибудь обломится.

13.40. На работе

В обед Эмма была занята, и я пошел в паб вместе с ребятами. Там они весьма кстати напомнили мне, что завтра у «Уотфорда» игра. Ни хрена ж себе, я ведь совсем забыл об этом!

22.55. Дома

Твою мать! Эта идиотка Эмма чуть не довела меня сегодня до сердечного приступа. Когда я напомнил ей, что, в соответствии с заранее выданным ей футбольным календарем, я завтра иду на стадион, она со свойственным ей простодушием изрекла чудовищную мысль: она, видите ли, не против сходить со мной вместе, чтобы посмотреть, на что, собственно говоря, я трачу чуть ли не половину своей жизни.

Видимо, все-таки я не мужик, а какая-то баба сопливая. Настоящий мужчина на моем месте не задумываясь пресек бы такие разговоры в самом зародыше. Хватило бы всего пары фраз: «Не будь дурой, детка. Футбол не женское дело». Я же битых полчаса маялся, не зная, каким образом отговорить Эмму от такого бессмысленного и в то же время опасного поступка, и лишь потом до меня дошло, что она просто прикалывалась. Я, конечно, обиделся было, что она посмела шутить по поводу столь серьезного дела, как футбол, но, честно говоря, не могу не признать, что подловила она меня прямо как мальчишку.

Увы, за весь вечер это был единственный смешной эпизод. Все остальное время я лишь расхлебывал кашу, заваренную диетами Эммы и ее желанием доказать мне, что страдает она только из-за меня. Честно говоря, все это уже начинает меня доставать.

Вторник, 5 сентября

10.00. На работе

Эмма хныкала и жаловалась мне на свои страдания всю дорогу, начиная с момента, когда она влезла в электричку, и до той самой секунды, когда мы расстались в лифте. Итого — почти пятьдесят минут непрерывного нытья.

14.40. На работе

Как я и ожидал, Эмма перешла к этапу выдвижения обвинений в мой адрес. Оказывается, это я заставил ее голодать и худеть с целью поиздеваться. Этому милому занятию был посвящен весь обеденный перерыв, во время которого я, кстати, из солидарности с Эммой не стал ничего есть. Мало того что я сижу из-за нее голодный, так она на меня еще и наезжает. Ну уж нет, хватит, больше я этого терпеть не собираюсь. Только что у меня в голове родился коварный и, по-моему, убийственно эффективный план.

15.10. На работе

Есть! Победа полная и безоговорочная. Всего-то и потребовалась большая коробка шикарных и совершенно неотразимых шоколадных конфет от Торнтона, и вот вам результат: с диетой Эммы покончено.

Вот так-то. Могу ведь, когда захочу. Настораживает только то, что раскололась Эмма практически мгновенно. Похоже, у нее совсем нет силы воли.

Среда, 6 сентября

09.35. На работе

Вчерашний вечер выдался не слишком удачным. После матча, который наши проиграли, я просидел в пабе до самого закрытия. Соответственно, домой я притащился почти в полдвенадцатого и, прямо скажем, далеко не в лучшей форме. При этом меня ждал сюрприз: злая как черт Эмма, просидевшая весь вечер в ожидании моего возвращения.

Она могла бы просто наехать на меня, но, к сожалению, у нее был повод опереться при этом на вполне логичный аргумент. И то верно: если бы я удосужился включить свой мобильник, то знал бы, что она меня ждет, потому что в моем голосовом почтовом ящике накопилась целая куча ее сообщений. В общем, вместо романтического вечера в ознаменование победы шоколада над диетой мы переругались из-за какой-то ерунды, и в итоге Эмма свалила домой, взяв такси. Ну вот, получается, что мы вроде опять с ней в ссоре.

Разумеется, думая об этом на трезвую голову, я понимаю, что повел себя вчера не так, как нужно. Даже не считая себя ни в чем виноватым, я должен был извиниться. При этом совершенно не важно, что я на самом деле обо всем этом думаю. Твердили же мне умные люди из журнала «Woman’s Own», а также и Лиз, что если женщина на что-то сердится, то единственный безопасный выход из этой ситуации для мужчины — согласиться с любой ахинеей, которую она несет.

10.50. На работе

Эмма только что сообщила, что она, оказывается, со мной не разговаривает. При этом, не разговаривая со мной, она обратила мое внимание на то, что вчера хотела сделать мне сюрприз, а я, нажравшись по-свински, обидел ее в лучших чувствах.

Нет, подождите, это что ж получается? Я иду на футбол, а затем выпиваю бутылочку — ну, скажем, две — «Будвайзера» с ребятами. Она прекрасно знает, что у меня в планах именно это. Я ведь сто раз объяснял ей, что такое футбол и с какими ритуалами он связан, а кроме того, неоднократно предупреждал все последние дни, что именно вчерашний вечер у меня занят под один из таких ритуалов. И сделано это было как раз для того, чтобы избежать ситуаций вроде той, что случилась.

Тем не менее, несмотря на все это, она решает сделать мне сюрприз (что, конечно, очень мило с ее стороны). Но, даже не дозвонившись до меня по телефону, она все равно прется ко мне домой и сидит, ждет, когда же я вернусь. Окончательно убедившись, что меня дома нет, и прождав некоторое время, она, понимаешь ли, решает на меня всерьез обидеться! И после этого женщины еще удивляются, что мужчины их не понимают.

89
{"b":"4721","o":1}