ЛитМир - Электронная Библиотека

В комнате повисло молчание, все посмотрели на главного детектива-инспектора Аллена, который сообщил это.

— Давайте пофантазируем, зачем они там собираются?

— Одни предположения, никакой ясной идеи. Пока трудно сказать, шеф. Но явно затевается игра по-крупному. Только аренда помещения обойдется в двести фунтов — столько стоит снять такой номер на полдня. Такие деньги обычным фанатам лучше пропить с товарищами.

Джарвис поскреб в затылке. Он не получал от своего босса разрешения на допрос третьей степени, то есть с пристрастием, и от этого чувствовал себя дискомфортно.

— Ну, если Эванс устроил мятеж в Дублине, к чему все идет, тогда можно ждать нового: что-нибудь вроде очередной бучи. Но есть и другой вариант — наркотики. Почти никаких сомнений, что он поставщик.

Аллен кивнул и, махнув Джарвису рукой — «пойдем со мной», покинул комнату. Джарвис деловито потер руки и хищно оскалился:

— Ладно, отдохните пока.

Гаррис посмотрел боссу вослед и чуть заметно качнул головой:

— Он слишком далеко залез. Да и мы вместе с ним.

— Какие дальнейшие планы. Пол?

— То есть, шеф?

Аллен привычно вздернул бровь:

— Давай, Пол, выкладывай, что ты собираешься делать дальше, когда узнаешь от Фитчета о деталях встречи? Ты же не сможешь привлечь их за то, что они организовали тайную встречу клубов, и у тебя нет свидетелей, готовых дать показания в суде. И, наконец, у нас не судят за преступный умысел.

Джарвис отвел глаза, уставившись в окно. И пожал плечами:

. — Правду сказать, шеф, я еще точно не знаю. Все зависит от того, что скажет Фитчет.

Аллен встал, прошелся перед своим столом.

— Если он не скажет ничего ценного, его надо немедленно брать и передавать Спецуре. — Развернувшись, он встретился взглядом с Джарвисом. — Однако, что бы ни случилось, я должен узнать обо всем первым, ясно?

Джарвис кивнул:

— Само собой, шеф. Какой разговор.

Гарри Фитчет вышел в гостиную и плюхнулся в кресло. Он потер воспаленные веки и затем уставился в потолок.

— Вот, значит, как, — пробормотал он. — С работой полный швах. Накрылась работенка.

В животе неприятно заныло. Жизнь разваливалась на глазах, разъезжалась по швам, и он ничего не мог с этим поделать. Все вышло из-под контроля. Он вспомнил о событиях последних дней, но от этого стало только хуже. А что предстоит завтра… это вообще песня… Это ж надо, зайти к своим ребятам, заранее зная, что ты должен их заложить всех до единого. Одна мысль об этом убивала наповал. Он встал и тут заметил, как неистово мигает автоответчик. Два сообщения. Он нажал кнопку воспроизведения. Оба послания были от Алекса, он просил немедленно позвонить в первом и во втором сообщал, что сам зайдет за ним после работы. «После работы, — издевательски подумал Фитчет. — Ха-ха-ха. Смешно до усрачки».

Он посмотрел на часы: полпятого. Ждать осталось недолго. Фитчет посидел некоторое время, затем вскочил и вышел. Он уже потерял способность ждать. Слишком много для него за эти несколько дней.

ГЛАВА 10

Среда, 6 октября, 11.15

Гарри Фитчет вышел из поезда на «Хэмел Хемпстед» и стал прокладывать себе путь через вокзал. Неудивительно, что у выхода его уже поджидал красный «форд-мондео», припаркованный сразу за воротами, — и он направился прямиком к нему, с ходу забравшись на заднее сиденье.

— Доброе утро, Гарри, — приветствовал его Джарвис. — Как доехал?

— Прекрасно, — буркнул Фитчет. — Давайте сваливать отсюда скорее, я чувствую себя как сукин кот.

Джарвис громко рассмеялся:

— Но ведь это твоя внутренняя сущность, Гарри. То самое, что ты есть.

Фил Вильямс тронул машину с места, и они стали выезжать со стоянки.

— Мы не будем отнимать твое драгоценное время, — приступил к делу Джарвис. — Покатаем немного в окрестностях и вернемся. Электрички до Лондона ходят отсюда каждые пятнадцать минут. Просто надо убедиться, что ты понял, что от тебя требуется.

Фитчет отвернулся к окну, когда автомобиль двинулся по шоссе А41.

— Знаю, — огрызнулся он.

— Гарри, это в твоих интересах, так что слушай внимательно.

Фитчет смерил Джарвиса взглядом. На его лице ненависть, страх и омерзение сменяли друг друга.

Интересно, подумал Джарвис, это он меня так терпеть не может или полицию как таковую?

— Вот так-то лучше. Теперь все, что от тебя потребуется, это сидеть на попе ровно. Тем более, думаю, тебе уже приходилось этим заниматься, на стадионе.

Он подождал ответа, но, кроме концентрации ненависти, ничего не добился.

— Итак, я должен знать все, что там будет происходить, от первого до последнего слова. А если ты еще сможешь назвать мне имена всех, кто там соберется, это будет просто великолепно.

Фитчет иронически усмехнулся:

— Может, еще вставите мне в задницу веник и я по пути подмету коридоры?

Джарвис продолжал, не задерживаясь на этих словах:

— Затем со всеми этими сведениями ты направишься на Нил-стрит в Ковент-Гарден и будешь ждать меня в итальянском кафе.

Фитчет снова уставился в окно и хрустнул пальцами.

— Ладно, заметано, — бросил он. Джарвис достал пачку сигарет и протянул ему.

Фитчет вытащил сигарету и щелкнул зажигалкой, больше никому огня не предлагая.

— Гарри, я понимаю, как тебе нелегко, но запомни: чем больше ты поможешь мне, тем больше я смогу помочь тебе в будущем.

По физиономии Фитчета нельзя было сказать, чтобы его убедили слова инспектора. Он отмахнулся сигаретой:

— Ну, допустим, а что потом? Вы опять запряжете меня в какое-нибудь грязное дело?

— Все будет в порядке, — пообещал Джарвис. — До сегодняшнего вечера мы придумаем, что можем для тебя сделать.

Машина остановилась у обочины. Двое мужчин на заднем сиденье молча курили, совершенно поглощенные своими мыслями, в то время как Вильямс отправился на станцию покупать билет.

Десять минут спустя Фитчет выбрался наружу и вскоре был уже на платформе. Его было отлично видно со стоянки, и два полисмена наблюдали, как он садится в поезд, отъезжающий к Юстону.

— Знаете, мне его почти что жаль, — заметил Вильямс, выжимая газ и выезжая на главную дорогу. — Похоже, парень совсем скапустился.

Джарвис, уже пересевший вперед, посмотрел на него в упор:

— Ошибаешься, если ты видел его на пленке, записанной на Камден-хай-стрит. Он просто животное и, как только сделает, что от него требуется, будет сидеть там, где ему и положено, — в клетке.

После этих слов он отвернулся к окну и с легким раздражением добавил:

— Давай гони скорее. Нам еще предстоит заехать кое-куда.

Гарри Фитчет затянулся напоследок и бросил то, что оставалось от сигареты, на тротуар. Он добрался до отеля «Виктория» на двадцать минут раньше назначенного срока, но долго не мог собраться с силами, чтобы войти туда. Все это время он простоял на противоположной стороне улицы, наблюдая, как мелькали знакомые рожи возле парадного подъезда и исчезали вверх по лестнице, ведущей в вестибюль. Однако вскоре появился мандраж, что кто-то может заметить его нерешительность и заподозрит неладное. Еще раз глянув на часы, он подумал, что больше тянуть нельзя. Поэтому, резко выдохнув дым, он направился к перекрестку. Взгляд его был устремлен на парадные двери отеля.

Чуть замешкавшись у нижних ступенек, он стал взбираться по лестнице и прошел в плохо освещенный вестибюль, заставленный мебелью с бургундской обивкой, дубовыми панелями и пропахший табачным дымом. Портье за стойкой направил его на четвертый этаж, и, заглянув по дороге в туалет, он взбежал по лестнице мимо лифта и вскоре оказался перед двустворчатыми дверями конференц-зала. Он навострил уши. Внутри было шумно, раздавался гогот и шумный разговор, типичный для мужской компании. Зажмурившись и сделав глубокий вдох и короткий выдох, он распахнул двери и вошел. Шум тут же ударил ему в лицо как встречный ветер. Это был хаос, полный сигаретного дыма и мужиков, одетых в шмотки стоимостью в тысячи фунтов. Он постоял немного, отвечая на взоры, бросаемые в его направлении. — Фитч!

23
{"b":"4722","o":1}