ЛитМир - Электронная Библиотека

Джарвис приблизился к окну, встав рядом с главным детективом-инспектором.

— Да, шеф, — произнес он вполголоса. — Мы пошлем с ним Терри Портера. Это лучший вариант, он же только что вышел из «Селектора». Фитчет этого еще не знает.

Аллен посмотрел вниз на поток машин, бороздящих лондонские улицы, и затем отвернулся.

— Ладно, Пол, я поговорю с главным, и еще надо будет обсудить этот вопрос со Спецурой. Если все пройдет нормально и все дадут добро, тогда посмотрим, что скажут итальянцы. У нас уже было несколько встреч по рабочим вопросам, насчет безопасности во время игр, так что найти нужного человека будет несложно.

Он снова сел за стол и взял карандаш.

— В свою очередь, вы поговорите с Терри Портером, узнайте, как он к этому отнесется.

— Само собой, шеф. Спасибо за доверие.

Он уже собирался на выход, когда главный детектив-инспектор окликнул его:

— Пол, не рисковать ни в коем случае. Ты знаешь, как хлопотно работать за рубежом. Мы не можем позволить себе срыв.

Джарвис кивнул и удалился.

В инструкторской стоял невообразимый шум, когда туда вошел Джарвис. Все четверо членов его группы оживленно обсуждали что-то между собой, но моментально замолкли при виде шефа, который бодро пересек офис, остановившись только перед доской инструктажа. Дав указание Гаррису связаться с Терри Портером, он приступил к обсуждению.

— Итак, что перед нами. На Эванса выходит итальянская политическая группа с предложением набрать «торсиду», то есть боевую группу «фут хулс», чтобы устроить беспорядки с размахом, равным тому, что произошло в Дублине. Это произойдет, когда сборная Англии будет играть в Риме… — Он выжидательно посмотрел на Гарриса, который, схватив ежедневник, быстро пролистнул его и объявил:

— Двадцать седьмого октября, шеф.

— Двадцать седьмого октября, — повторил Джарвис. — Осталось меньше трех недель. Значит, так: мы не знаем состава группы и не знаем плана их действий.

Остановившись, он оглядел присутствующих:

— У кого какие соображения?

В комнате повисло молчание. Только Нил Уайт через некоторое время решился пискнуть фальцетом:

— Но разве у нас недостаточно материала для того, чтобы арестовать Эванса?

— За что?

— За… сговор.

Джарвис покачал головой:

— Никаких улик.

— А свидетели…

— Свидетели? Фитчет? Он замарает штаны, еще не дойдя до зала суда. Уже на очной ставке. Он же предал товарищей и прекрасно знает, что у них за это бывает. Нет, мы должны придерживаться плана, пока не наберется что-то более конкретное.

Замолчав, он уставился в пол, поскреб в затылке и снова поднял глаза на подчиненных:

— Но мне во всем этом видится большая задница.

С этими словами он подошел к столу в первом ряду и сел на него.

— Отчего вы так думаете, шеф? — спросил Стив Парри.

Джарвис слез со стола и принялся расхаживать перед доской.

— Нюх, — ответил он. — Что-то здесь не так. Не укладывается в схему. Что за корысть какой бы то ни было политической партии срывать игру? Итальянцы сами страстные болельщики и просто не поймут этого, так что популярности партии это не прибавит. — Он вздохнул: — Нет, не то.

— В таком случае что, по-вашему, происходит?

Джарвис посмотрел на Гарриса, задавшего этот вопрос.

— Я все-таки придерживаюсь мнения, что он использует загранпоездку и все остальное в качестве канала для перекачки наркоты.

Он притормозил посреди комнаты и обвел взглядом коллег:

— Представьте такую ситуацию. Не менее двух десятков легковых машин пересекают границу. Если их нафаршировать «товаром» в Италии, пока все будут на стадионе, они вернутся в Англию без всякого риска. Это простейшая схема переправки.

Стив Парри задумчиво потер подбородок и усмехнулся:

— Мне тоже кажется, это не лишено смысла. А если кто погорит на обратном пути?

— А что ему с того? — пожал плечами Джарвис. — Ну, завалятся несколько товарищей — там, кстати, масса народу из соседних клубов, и это там они — братаны, а здесь — даже иногда соперники и враги. Он теряет главным образом часть товара и машину. Но если доедет основная часть партии, торговец все равно оказывается в выигрыше. Просто цены на рынке немного скакнут вверх, вот и все. Ну, загребут несколько его дружков, и он потеряет тачку. Скорее всего, она окажется зарегистрированной на кого-то другого, так что нам все равно не удастся к нему подобраться. Машины вообще Могут быть взяты напрокат. И если мы даже выйдем при этом на него, одних свидетельских показаний окажется недостаточно. У него будет алиби, что он вообще находился в другом месте ближайшие дни и недели. Это как человек-призрак. Почерк наркоторговца.

— И, кроме того, — нетерпеливо вмешался Вильямс, — невелики шансы на задержание. Таможенники в это время обычно страшно загружены. В основном они ищут нелегалов-иммигрантов.

— В самом деле, шеф, — задумчиво протянул Гаррис, — дело пахнет керосином. Паршивая получается история — и, с другой стороны, чертовски здорово придумано. Чем он рискует? Парой сотен фунтов и несколькими билетами на матч.

Все обернулись к открывшейся двери: вошел Терри Портер. Джарвис направился навстречу, Потряс ему руку и оглянулся на остальных.

— Все знакомы с детективом-сержантом Терри Портером? Он работал под прикрытием в «Селекторе».

Детективы по очереди представились агенту, и Джарвис продолжил:

— Значит, так: сейчас ждем, пока главный детектив-инспектор утрясет дела с агентами и высоким начальством. Если нам дают добро, остается только убедить итальянскую полицию.

— А также Гарри Фитчета, — вставил Вильямс. — Такого несговорчивого информатора я еще не видел.

Джарвис проницательно усмехнулся в ответ и бросил взгляд на Портера, но тот как ни в чем не бывало стоял, подпирая стенку у самого входа и не торопясь пройти в комнату.

— Эл составляет план. Дорога, контакты и все остальное. Нил, ты ему помогаешь. Стив, вы с Филом работаете над теми снимками, что мы сделали на Грейт-Портленд-стрит. Посмотрим, с кем нам придется иметь дело.

В комнате воцарился привычный рабочий гул. Джарвис кивнул Терри Портеру, и они вышли в коридор.

— Это не то что рискованно, это просто опасно. Вы играете с огнем. Сами понимаете.

Джарвис, сидевший по другую сторону стола, утвердительно кивнул:

— Знаю, Терри. Но ты не засвечен, и только Фитчет будет знать, кто ты на самом деле, а уж мы с вас глаз не спустим. Дело в том, что, если с ним никого не будет рядом, вся операция провалится, и все, чего мы достигнем — это облегчим работу итальянской полиции по установлению порядка на играх. А я хочу большего, понимаешь? Портер пожал плечами:

— Кстати — вы не обратили внимания, что я черный? Во всяком случае, был им, когда глядел в зеркало сегодня утром.

Джарвис всплеснул руками, притворно удивляясь:

— Да что ты говоришь! Я и не заметил.

— Шеф, может быть, вы не знаете, но среди этих парней полно расистов.

Джарвис выдержал короткую паузу, потом встал и принялся расхаживать в своей манере.

— Слушай, Терри, я не стану разубеждать тебя, доверяя твоему нюху и предчувствиям. Но ты знаешь, не хуже меня, что большинство из этих фирм, типа BNP и «Combat-18», — молокососы.

— Да, шеф, знаю, и все же…

Джарвис остановился и поднял вверх руку.

— Ты единственный, кого я могу отправить на это дело, Терри. Ты знаешь Фитчета как облупленного, и он знаком с тобой. Во всяком случае, он так думает. Больше того, тебе известна расстановка сил: кто на что способен. Никто другой не справится с такой задачей.

Он снова опустился в кресло и посмотрел на собеседника:

— Я мог бы приказать тебе, но не хочу. Пойми, это крайне важная операция, и другого такого шанса заполучить Эванса не представится…

Он умышленно не договаривал.

Груз остальных слов лег на Портера. Оба прекрасно знали, о чем идет речь. Отомстить за гибель товарища — дело святое.

Это был циничный прием, но Джарвис знал, что он сработает.

25
{"b":"4722","o":1}