ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, узнал.

— Кого?

— Несколько человек. Тебе что, биографии их на стол положить?

— Был там кто-нибудь из тех, кто приходил на встречу в гостинице?

— Не помню, кто там был, а кого не было. Портер шумно вздохнул:

— Ты что, всю дорогу будешь из себя разыгрывать?..

— Кого разыгрывать?

— Жалкого чмошника.

— Раз тебе не по душе наша компания, можем поменяться. Я поеду с Билли, а ты садись в машину с Хоки. Узнаю для тебя подробности из его личной жизни. Ты вроде интересуешься.

Портер метнул взгляд в сторону и предостерегающе поднял бровь:

— Ну уж нет. Можешь забыть об этом. Ты все равно к нему не сядешь — кишка тонка. Да и я не могу всю дорогу вести машину в одиночку, верно? Скоро твоя очередь, — ухмыльнулся негр, показывая зубы. — И глаз спускать с тебя мне не велено.

Фитчет только удостоил его презрительного взгляда и снова углубился в чтение журнала. Сердито шурша страницами, он дал понять, что разговор окончен. Портер, вздохнув, решил оставить его в покое. В этот момент ему было над чем на досуге поразмыслить, иные мысли не давали покоя. Так что, собственно, ему и дела не было до хмурого пассажира. Он был уверен, что заметил на себе пристальный взгляд Эванса, там, на пароме. И от этого Портеру сразу стало не по себе. Теперь, вынужденно вися на хвосте у Эванса, он никак не мог связаться со своими в дороге.

Правда, ему удалось в гальюне на пароме перекинуться парой слов со Стивом Парри. Тот успел сообщить, что Эванс планирует выезд бандой в одну колонну и боевой кулак встречается на станции автосервиса перед римской кольцевой автострадой. Успокаивало то, что Джарвис, как ему было известно, тоже на борту парома, и два автомобиля с полицейскими будут сопровождать его до пригородов Рима — дальше их сменят местные полицейские. А пока что предстояло продумать, как себя вести и что говорить, когда они остановятся заправиться и перекусить.

В сотне ярдов за его спиной Джарвис записывал переданное по телефону сообщение.

— Невероятно, — пробормотал он, отключая звонок с мобильного и с щелчком закрывая складной микрофон.

Вильямс украдкой глянул в его сторону. Он никогда не водил на зарубежных трассах, и это оказалось не так просто, как можно было предположить. Одна мысль угодить в аварию, да еще вместе с начальством, не давала ему покоя, и оттого он старался изо всех сил. Поскольку это могло иметь самые неожиданные последствия для задуманной операции.

— Что это, шеф?

Джарвис посмотрел на него, совершенно озадаченный.

— Только что закончили проверку списков всех автомашин на борту: шесть из них принадлежат Эвансу.

— Ну и что? — пожал плечами Вильямс. — Мы же заметили там еще три физиономии, которые отметились в отеле на Грейт-Портленд-стрит.

Джарвис покрутил головой:

— Я не то имею в виду. Шесть машин, и все на Эвансе. Зачем ему переправлять наркотики на своих машинах? Бессмыслица какая-то.

Вильямс снова пожал плечами:

— Может, вы ошибаетесь, шеф… я имею в виду, насчет наркотиков.

Джарвис потер лоб — такое чувство, что после парома он весь в копоти и машинном масле. Наверное, последствия того, что ему пришлось стоять на палубе — чтобы с глазу на глаз поговорить со Стивом Парри.

— Считаешь, тут в самом деле речь идет только о серьезной потасовке?

— А почему бы и нет? Вам представляется что-то другое?

Джарвис посмотрел в окно. Темнело.

— Нет, честно говоря, больше ничего на ум не приходит.

Он позвонил по мобильнику Стивену Парри. Тот следовал сзади во втором автомобиле, имея в напарниках Нила Уайта. Сообщив новости насчет автомобилей Эванса, он коротко обсудил с Нилом возможные причины поездки и, указав поразмыслить над вариантами, дал отбой. Джарвис вглядывался в ночь, наступающую за окнами машины. Он потер усталые глаза. Внезапно он почувствовал дикую усталость.

— Пойду-ка я лучшее покемарю, — зевнул он.

Неизвестно еще, как отразится на нем эта поездка. Пару дней трястись во вшивом «воксхолле», а эти мерзавцы разъезжают на «мерседесах» и «лексусах». А еще говорят, за преступление не платят.

Он перелез на заднее сиденье и завернулся там в одеяло.

— Шеф, пока вы не вырубились…

— В чем дело? — спросил он, не открывая глаз.

— Есть еще одна вещь…

Джарвис открыл один глаз и уставился Вильямсу в затылок.

— Какая?

— Мне не дает покоя одна загвоздка, с тех пор как мы покинули Дувр…

— Слушай, Фил, кончай разводить канитель, говори прямо, что там у тебя.

— Дело в том, что их же четверо. Они могли запросто ехать в одной машине — у этих марок салоны большие и удобные. Зачем они на двух машинах?

Джарвис открыл второй глаз, размышляя.

— Ради комфорта, — сказал он наконец. — Перекрыть тысячу миль за два дня с пассажиром рядом — это не самое приятное на свете. Ну а если вчетвером — это просто кошмар. А потом, учти: еще и возвращаться тем же составом.

Вильямс покачал головой:

— Вы ездили когда-нибудь в «лексусе», шеф? Там просторнее, чем у меня в гостиной. Во всяком случае куда комфортабельнее.

Джарвис сел:

— И что ты хочешь сказать?

— Просто говорю. Наводит на размышления. Тут что-то не так.

Джарвис посмотрел на молодого детектива-констебля и затем принял прежнюю горизонтальную позицию.

— И что толку от твоих размышлений? Если придет в голову что-то полезное, расскажешь, когда проснусь.

Через несколько минут сзади раздался его беспокойный и некомфортабельный храп.

ГЛАВА 14

Вторник, 26 октября, 11.20

Джарвис проснулся и увидел перед собой крышу машины. Некоторое время он тупо смотрел на нее. Ему уже начинало казаться, что он чуть ли не родился здесь, но с тех пор, как они покинули Кале, миновало всего две ночи и около девяти сотен миль.

Так, не поднимаясь с заднего сиденья, на котором он прикорнул, Джарвис прокручивал в голове события последних двух суток. Воспоминания не радовали разнообразием: бесконечная монотонность шоссе и долгие остановки у заправок и закусочных. Причем ни на минуту не спуская глаз с «мерседеса» и «лексуса». Гадая, что случится по прибытии в Рим и для чего все это затевалось. Что за поездочка! Определенно, он не станет о ней вспоминать по возвращении домой. Внезапно он понял, что машина стоит, и, приняв сидячее положение, обнаружил, что она к тому же пуста. Солнце било сквозь стекла, однако было чертовски холодно из-за выключенной печки, и только тут он увидел, что машина находится на стоянке у шоссе. Их окружали несколько HGV. И с десяток, а может, и больше машин с английскими номерами, тоже явно двигавшихся к Риму — судя по шарфам сборной Англии и флагам, бьющимся на ветру. Зевнув, он протер глаза, пытаясь окончательно проснуться.

— А, наконец-то.

Повернувшись, он увидел Фила Вильямса. Тот приближался с подносом, на котором дымились кофе и пончики.

— Который час? — зевнул Джарвис, потягиваясь.

Вильямс поставил поднос на крышу и глотнул из стаканчика горячий кофе.

— Примерно одиннадцать двадцать, — устало пробормотал он. — Они остановились перекусить нa автозаправке в нескольких милях за нами. Стив с Нилом пасут их там, а мы перехватим потом, когда они оттуда выдвинутся.

Джарвис снова осмотрелся по сторонам. Не мешало бы сходить в туалет и ополоснуться. Поглядев на Вильямса, он сдвинул брови и нахмурился:

— Погоди, погоди… Да ты никак побрился? Где этот гребаный…?

— Здесь душевая для дальнобойщиков, — ответил тот, кивая в направлении небольшого кирпичного здания. — Там я и купил всю эту фигню.

— Черт, а я даже не слышал, как ты вышел. Как в коме побывал. Больше ничего не случилось?

Вильямс покачал головой:

— Ничего, это их первая стоянка после завтрака. Хотя… вам еще раз звонил главный детектив-инспектор. Просил перезвонить, как только сможете. И еще, нам скоро надо будет подзаправиться. По карте следующая колонка в двадцати километрах.

30
{"b":"4722","o":1}