ЛитМир - Электронная Библиотека

Джарвис чертыхнулся и полез в карман за телефоном, издавшим резкую трель. Выслушав сообщение, он отключился.

— Дела идут все хуже, — сказал он. — Стив, это был звонок от Эла Гарриса. На него нажимает главный детектив-инспектор. В городе уже собралось сотни четыре и скоро подтянутся другие, не считая наших подопечных. Судя по всему, назревает несусветная буча. Итальянцам уже не хватает сотрудников для наблюдения, они просят помощи, так что, боюсь, скоро вам двоим придется поработать на местную полицию.

Парри выругался сквозь зубы и посмотрел на Фабио, который затряс головой.

— Прошу прощения, я не знал об этом. Поймите, в карабинерии такое множество отделов, что в экстремальных ситуациях всякое может случиться.

Парри перевел взгляд на Джарвиса:

— А как же Терри?

— Главный детектив-инспектор хочет, чтобы мы забрали его оттуда, но итальянцы настаивают, чтобы он остался. Хотя бы на несколько часов, пока не возникнет реальной угрозы.

Парри присвистнул:

— «Реальной угрозы»? А что сейчас — нереальная? Славно оттерли нашего главного.

— Он сам оттерся.

— Получается, теперь вся ответственность ляжет на вас?

Джарвис потер висок. Еще бы. Этого, собственно, и следовало ожидать. Сейчас, в течение нескольких следующих дней, дело примет крутой оборот, так что все заблаговременно прикрывают свои задницы. И его главный детектив-инспектор такой же человек, как и остальные.

Парри похлопал своего напарника, Нила Уайта, по плечу.

— Пора нам отчаливать. Ваши ребята покажут нам дорогу в городе? — обратился он к Фабио.

— Разумеется, сейчас я вам выделю людей, — отозвался тот и стал разговаривать с кем-то по рации, треща по-итальянски.

Парри взглянул на Джарвиса, но тот не сводил глаз с автобуса.

— Будьте осторожны, шеф.

Джарвис оглянулся на него и улыбнулся. Приблизившись, он склонился к его уху и сказал приглушенным голосом, почти что шепотом:

— Не беспокойся. Как только я узнаю, куда они едут, я тут же вытащу его оттуда. И мне плевать на то, что они скажут.

Темно-синяя патрульная машина вывернула из-за угла, и Фабио призывно замахал рукой.

— Они покажут, куда вам надо. Просто следуйте за ними.

Парри залез в «мондео» и, подмигнув напоследок Джарвису, последовал за машиной итальянской полиции, исчезая в темноте. Посмотрев им вслед, Джарвис обернулся к оставшимся Фабио и Филу Вильямсу. Его стал пробирать озноб, и он растер руки.

— Ну, что ж, теперь это ваша операция, Фабио. Каковы ваши планы?

Итальянец хитро прищурился:

— Мы проследим, куда едет автобус. А там посмотрим, по обстоятельствам…

Джарвис понимающе ухмыльнулся в ответ, как будто они разговаривали на международном языке полицейских, понимая друг друга без слов. Однако внутри он ощущал нарастающее беспокойство. Все это было слишком наудачу. Что значит «посмотрим по обстоятельствам»? Так не разрабатывают серьезную операцию. Тем более с участием агента под прикрытием, жизни которого угрожает опасность.

— Нам надо держаться вместе. Если что-то пойдет не так, мы должны успеть забрать оттуда нашего сотрудника.

Фабио оскалился:

— Конечно. Предоставьте это мне.

Джарвис внимательно посмотрел на итальянца и затем — на автобус. «Как будто у меня есть выбор», — подумал он.

И снова обернулся к Фабио:

— Разрешите задать вам два вопроса: на время отсутствия автобуса можем мы проверить «мерседес» Эванса? Там может найтись кое-что интересное.

Фабио озабоченно потер подбородок и пожал плечами.

— Можно попробовать, но это очень рискованно. Неизвестно, не оставят ли они свою охрану на стоянке. И если нас кто-то заметит…

Джарвис побагровел — в самом деле, какая непростительная оплошность! Он выставил себя полным идиотом. Украдкой взглянув на Вильямса, он убедился, что подчиненный наблюдает за автобусом и, скорее всего, не слышал этого разговора. Слава богу, спасибо и на том.

— Вы говорили про два вопроса… — вежливо напомнил Фабио.

— Да… — Джарвис смущенно почесал затылок. — Простите… Нельзя ли где-нибудь перекусить? Я голоден как волк.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ГЛАВА 17

Вторник, 26 октября, 19.30

Терри Портер смотрел на великий город, проплывающий в окнах автобуса. Величественные, ярко освещенные фасады зданий мелькали по обе стороны, справа и слева, отделенные суетливым потоком огней и ревом гудков траффика, где каждый сражался за свое место. В другое время подобное зрелище завораживало бы и, возможно, навело на определенные философские размышления, но сейчас ему было не до этого. Сейчас он с трудом сдерживался, чтобы не выдать сотрясавшую его дрожь. Фитчет с Хоки сидели, как говорится, на расстоянии выстрела. По автобусу слонялся взад-вперед Эванс, раздавая пиво и шутки окружающим. Этому занятию он предавался с тех самых пор, как они сели в автобус. Он скалился каждому встречному и поперечному, добиваясь общего настроения, которое понадобится ему сегодня вечером. Пока у него получалось неплохо. Естественно, только не в отношении Портера: для последнего каждая секунда, проведенная в этой взрывоопасной атмосфере, была сущим кошмаром. Он закрыл глаза: нога страшно ныла, и от этого ублюдка Фитчета пользы не было никакой. Когда загружались в автобус, он шел за ним в паре шагов, чтобы Портер не сбежал к патрульным машинам. Слава богу, он вошел последним и сиденье перед ним пустовало. Место рядом тоже никто не занимал: еще бы, ведь он для них неприкасаемый — «ниггер» — да и только. Им осталось еще узнать, что он полицейский агент, работающий под прикрытием, — и участь его решена. Вот кто-то за спиной снова завел речевку: «не сдаемся», которую немедленно подхватил весь автобус. Дальше следовало: «Не бывать черным в Королевстве… черных мочи по-черному, желтых мочи по-желтому, красных мочи по-красному… Ниггеры, прочь от…»

Он уставился в окно, стараясь не замечать происходящего вокруг. Обычно плевать он хотел на такие выкрики, на все это дерьмо. Он просто разворачивался и вычислял подонка, который заводил такие речи. Но только не сейчас: их слишком много, и нога к тому же нестерпимо ныла.

Тут он ощутил прикосновение, отчего взвился как ужаленный, но нашел в себе силы сказать:

— А, это ты…

Над ним стоял Хоки-Ястребок.

— Ну ты, парень, на взводе.

Портер зажмурился на несколько секунд, пытаясь унять бешено заколотившееся сердце.

— Не то слово, братан. Но вовсе не итальянцы беспокоят меня. Как ты сам, наверное, понимаешь, — и он ткнул большим пальцем в сторону, откуда горланили речевку, — а вот эти придурки.

Хоки дружественно похлопал его по плечу.

— Не обращай внимания на этих скотов. Если что, мы тебя не дадим в обиду. На… — сказал он, протягивая сигарету, с благодарностью принятую Портером. Он ощутил странное облегчение от этой демонстрации, может быть показной, солидарности, и задумался, что все-таки было на уме у этих двух, сидевших у него за спиной. Ничего, в любом случае Фитчет за все заплатит. Так или иначе. Он затянулся сигаретой и откинулся в кресле, в то время как автобус продолжал свой путь, вклиниваясь в огненный поток траффика. На миг ему захотелось броситься к дверям, но он знал, что это будет совершенно напрасной тратой времени. Он едва мог пошевелить ногой, которая, казалось, распухала на глазах, да и Фитчет следит, поди, за каждым его движением. И что тогда? Чем это кончится? Тем, что он скормит его этим зверям, вот и все.

В этот миг глухой стук прокатился по автобусу, и, повернув голову влево, Портер заметил небольшую группку итальянских футбольных фанов, вставших поперек дороги. Они запускали в автобус шутихи и размахивали флаерами, вызывая пассажиров наружу. На миг он остановился на них взглядом — и тут за его спиной поднялся невообразимый шум. Автобус накренился — как корабль, когда все бросились на один борт, колотя по окнам и сотрясая стекла криками.

39
{"b":"4722","o":1}