ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что я могу рассказать о нем?

— Ну, вот он пишет в своем заявлении, что было много трений по поводу того, что он чернокожий.

— А что, я мог его перекрасить? Не каждый терпим в расовом отношении, как я. Ведь даже в полиции, насколько мне известно, бывают трения по этому вопросу.

Джарвис машинально зачертил ручкой в блокноте, делая вид, что пишет или помечает что-то, а сам в то же время обдумывал следующий вопрос. Собравшись с силами, он пошел дальше.

— Портер заявляет, что вы неоднократно предупреждали Фитчета о том, что в связи с Портером будут проблемы с членами правого крыла вашей команды.

— Инспектор, я вынужден настаивать… Джарвис вздохнул:

— Хорошо, мистер Хайгем… вашего «коллектива». И в двух последних стычках, на автостоянке и в автобусе, на него нападали те же самые двое. И второе нападение, в автобусе, было пресечено вами лично, по его словам.

Эванс покачал головой:

— Нет, дело было не так.

— Значит, он лжет? К чему бы это ему на вас наговаривать?

Эванс вытащил сигарету и прикурил, выпустив к потолку облако дыма.

— Не знаю. Спросите у него. А еще лучше — у кого-нибудь из ребят, которые при этом присутствовали, они вам скажут то же самое. Ничего подобного не было.

Джарвис метнул взгляд через стол.

— Факт, что Портер сделал такое заявление, не беспокоит вас, Билли? — спросил он напрямую.

Эванс встретил его взгляд и насмешливо поднял брови, изображая удивление:

— С чего бы это меня должно волновать? Ведь мы все добиваемся правды, разве не так, мистер Джарвис? Проблема лишь в том, что он не прав. Он ошибается. А это никому не поможет. Скажите, если вы думаете по-другому.

Джарвис возился с бумагами, выигрывая время.

Он снова переворошил бумаги в папке, будто выискивая там важный документ, а сам размышлял. Эванс был непоколебим. Он стоял как гранитная скала. Значит, рано или поздно, придется запускать Терри Портера. Хотя пока еще рано.

Внезапный стук в дверь оборвал его мысли. На пороге стоял Стив Парри.

— Шеф, можно вас на пару слов? Дело неотложное.

Джарвис встал и вышел в коридор, в то время как Вильямс вслух зарегистрировал на аппаратуре факт, что старший офицер покинул помещение для допросов.

— Мы все перерыли в этом «мерседесе». Терри нашел паспорта нападавших. Вот их имена, — сказал Парри, вручая ему бумажку. — Стивен Дэниеле, известный как Скиннер. Второго зовут Брайен Хьюз.

— Они у нас проходят? Парри кивнул:

— Оба из «Лидса», и проходят по категории «С». Хьюз уже принимал участие в групповой драке, правда, не имевшей отношения к футболу, а Дэниеле был на некоторое время задержан в Дублине, прежде чем его не выпихнули оттуда. Оба известные расисты — клейма ставить негде.

— Прекрасные пареньки, — заметил Джарвис.

— О, лучше не бывает.

— Нашлось что-нибудь? — спросил Джарвис.

— Нет, шеф. Ничего из того, что мы искали. Был конверт, полный документов. Все формуляры, страховые документы, квитанции на страховку — все совершенно законно, не придерешься. Хотя…

— Да-да, продолжай, — оборвал Джарвис. — Еще что интересное?

— В двух сумках обнаружились билеты на матч.

— И?..

— Все одинаковые.

— Что значит — одинаковые? Ты говори яснее, почему одинаковые?

Парри продемонстрировал два билета:

— Это копии. Даже номер серии совпадает. Как говорится, «сделано на принтере».

Джарвис взял билеты и усмехнулся:

— Какое легкомыслие, какая беззаботность! Ну, Эванс, посмотрим, что скажешь на это. И сколько вы их там нарыли?

— Восемь штук.

— И что, все одинаковые? Парри широко осклабился.

— Прекрасно, — перебил Джарвис, не дав ему проронить и слова, и отправился обратно в комнату для допросов.

— Детектив-инспектор Джарвис зашел в помещение в 14.12, — монотонно отметил Вильямс.

— Билли, — начал он, присаживаясь и пряча билеты под листком бумаги до поры до времени, — вы знакомы со Стивеном Дэниелсом и Брайеном Хьюзом?

Эванс наморщил лоб и медленно покачал головой.

— Нет… таких я не знаю. Думаю, что нет.

— Билли, — напомнил Джарвис, — Дэниелс — это один из тех людей, кому вы доверили вести ваши машины. Четыре дня назад. Что у вас с памятью? Зеленый «мицубиси-сёгун».

— Ах, так вы про Скиннера! Ну, конечно, знаю. У него был напарником Хьюзи. Простите, мистер Джарвис, вы, должно быть, подумали, что я настоящая задница, раз так увиливаю.

Джарвис вздернул бровь и, кивнув, продолжил:

— Не напомните мне, как вы с ним познакомились?

Эванс переглянулся с Хайгемом, и тот сдержанно кивнул.

— Да я знаю Скиннера уже многие годы. Первый раз мы встретились… дай бог памяти… — он уставился в потолок и почесал подбородок, изображая склероз, — в Швеции, что ли? В тысяча девятьсот… хмм. Да, в тысяча девятьсот девяносто втором. На Кубке чемпионов.

Он снова заулыбался.

— А с Хьюзом?

— Не помню. Уже после этого. Знаете, я уйму людей встречал в своей жизни, всех не упомнишь.

Джарвис оторвал глаза от записей:

— Ну еще бы, Билли. Это и нам известно. А вот что ты скажешь на то, что Терри Портер опознал в них тех, кто нападал на него?

Эванс свесил голову набок и почесал ухо:

— Ну что я могу сказать: опознал — и хорошо.

— Что значит — хорошо? — раздраженно переспросил Джарвис, закипая.

— Ну, если они отправили его в больничку, то теперь должны понести наказание, разве не так? Но тут я вам ничем помочь не могу, потому что меня там в тот момент уже не было.

Откидываясь на стуле, он прикурил новую сигарету от окурка.

Джарвис вымученно вздохнул. Это был не тот ответ, который он ожидал услышать.

— Инспектор… — Он оглянулся на обращение адвоката. — Есть ли надежда услышать что-либо конкретное? Пока остается понятным лишь одно — вас беспокоит судьба человека, который четыре дня провел в итальянской больнице после того, как его избили, и, насколько можно понять, у вас нет никаких доказательств, кроме показаний потерпевшего? И вы хотите получить их от моего клиента?

Джарвис посмотрел на Хайгема. Этот гаденыш понемногу начинал все больше злить его. Джарвис вытащил два билета из-под листка бумаги, где они дожидались своего часа, и предъявил их Эвансу решительным жестом:

— Узнаете, Билли?

Эванс склонился, всматриваясь.

— Билеты на игру в Риме. И что?

— Мы нашли их в вашей машине. Хайгем покачал головой:

— Слушайте, инспектор, мой клиент сказал вам уже, что он ехал с друзьями на футбольный матч. Глупо было ожидать, что их пропустят на стадион без билетов.

— Не совсем, — холодно отвечал Джарвис. — Если это поддельные билеты, как вот эти, тогда это уже интересно.

Эванс наклонился вперед, всматриваясь, и снова улыбнулся:

— Не могу того же сказать о себе. Мне это неинтересно, и вообще я эти бумажки впервые вижу. И чего же вы от меня хотите? Вы что, ради этого обыскивали машину? Ради вшивых билетов, которые кто только не толкает у стадиона… мало ли их сбывают тауты … — Он оглянулся на Хайгема: — Нет, это уже становится забавным. Сейчас мне еще и подделку билетов пришьют!

Хайгем набычился на Джарвиса:

— Поддерживаю моего клиента. Инспектор, вы пользуетесь недозволенными методами допроса. Я настаиваю на немедленном освобождении мистера Эванса, задерживать которого вы не имеете права! У вас нет оснований для его ареста.

Джарвис посмотрел на него с отсутствующим выражением лица. Конечно, правда была на стороне адвоката. У него ничего не было. Ни одной зацепки. Оставалось последнее.

— Ладно, Билли, — заговорил он, — давайте тогда я изложу вам свою версию того, что случилось.

Эванс опять откинулся на спинку стула, уже с откровенной издевкой разглядывая инспектора. Он был спокоен, но во взгляде нет-нет да и мелькало что-то тревожное.

Джарвис понимал, что теперь ему предстоит открыть последнюю карту. Пан или пропал.

— Я внимательно слушаю вас, инспектор.

Джарвис улыбнулся, набирая полные легкие.

58
{"b":"4722","o":1}