ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы наняли группу людей, известных футбольных хулиганов, именуемых «хулс», дав каждому по автомобилю якобы для поездки в Италию. Также вы снабдили их билетами на матч и известной суммой денег.

Хайгем попытался заговорить, но Джарвис остановил его жестом руки, дав понять, что сказать это он сможет и позже.

— Однако, как мы видим, билеты эти были поддельными. И это говорит о том, что вы знали: на матч эти люди не попадут. Решили сэкономить — . бережливость, благородная черта бизнесмена. Вы заранее знали, что эти билеты не понадобятся. У меня уже есть одно заявление, в котором вы названы зачинщиком драки в баре «Сан Марко». Поэтому мне, учитывая эти фальшивые билеты, совершенно очевидным становится и другое: это было в ваших целях — спровоцировать беспорядки, за которыми последовало прибытие «спецназа». И, естественно, вы прекрасно знали, принимая во внимание репутацию и «заслуги» этих людей, которые числятся в международной картотеке, что они будут немедленно выдворены из страны.

Эванс только головой покачал, по-прежнему улыбаясь:

— И вы хотите сказать, я все это устроил? Джарвис ответил ему взглядом, в котором было все, что он думал об Эвансе, после чего углубился в разложенные на столе бумаги. Молчание затянулось на несколько секунд, прежде чем он снова поднял глаза. Выбора не было, придется пойти на это.

— Вся эта поездка была устроена с иной целью. Вы не собирались на матч. Все, что вам было нужно, — это перегнать из одной страны в другую краденые автомобили.

— Краденые автомобили! — Эванс не мог сдержать смеха. — По-моему, вы заработались, инспектор.

В этот момент Хайгем остановил его, положив руку на плечо.

— Пусть говорит, — пробормотал он. — До конца.

Джарвис кивнул:

— Машины, которые находятся на складе в Кале, вовсе не те, на которых ваша… компания ездила в Италию. Вы просто перебили с них номера.

Джарвис прокашлялся и продолжал:

— И эти угнанные машины взял со стоянки под Римом кто-то другой. Вероятно, ваш заказчик. Вы никуда их не перегоняли, а просто преспокойно вернулись на машине в Лондон. В одиночестве, потому что все ваши товарищи остались в полицейском участке.

Он остановился и посмотрел на Эванса. Джарвис умышленно не произносил слова «предательство», потому что знал — Эванса сейчас не следует раздражать. Он озлобится, и тогда от него можно ожидать чего угодно. Но, как ни крути, товарищей своих он все-таки подставил.

По лицу Эванса по-прежнему блуждала кривая улыбочка.

— Классная идея, мистер Джарвис. Ею кто-нибудь обязательно воспользуется. Может, вам стоит открыть учебные курсы для торговцев автомобилями?

Тут вмешался Хайгем. Подавшись вперед, он спросил:

— У вас есть свидетельства, которыми вы можете подтвердить хоть единое ваше слово, инспектор?

Джарвис посмотрел на него, легкая усмешка застыла на губах детектива. Последний козырь не сработал. Он решился на раскрытие карт, и это не принесло никакого успеха. Эванс просто высмеял все его подозрения. Не попятился, не струсил, не покраснел от гнева и не побледнел от страха. Просто высмеял. Теперь у Джарвиса не оставалось выбора. Придется прибегнуть к последнему средству, чтобы расшевелить сидевшего перед ним человека.

— Думаю, что такие доказательства скоро будут предъявлены, мистер Хайгем.

С этими словами он написал что-то на клочке бумаги и передал Вильямсу. Тот заглянул, вздохнул, качнул головой и вышел за дверь.

Трое мужчин сидели, слушая монотонное гудение протокольного диктофона.

— Я так понимаю, что сегодня смогу ночевать дома? — первым заговорил Эванс.

Хайгем хмыкнул:

— В противном случае я им такой скандал закачу, что никому не поздоровится.

Джарвис выжидательно смотрел на них. Он пытался встретиться взглядом с Эвансом, но тот только равнодушно скользил глазами по помещению, спустя минуту прикурив новую сигарету от докуренной. Когда дверь наконец открылась, Джарвис подался вперед и, не отрывая взгляда от Эванса, произнес:

— Детектив-констебль Вильямс и детектив-сержант Портер только что вошли в помещение.

Эванс поднял глаза на Терри Портера. На секунду он был ошеломлен: его как к месту пригвоздило, но, сколько Джарвис ни пытался разглядеть малейший признак испуга или настороженности, ничего подобного не появлялось на лице Эванса. Напротив, он рассмеялся:

— Ни фига себе! Прямо как в настоящем детективном романе! Наконец-то я узнал, как выглядят эти знаменитые агенты, работающие под прикрытием.

— Привет, Билли, — изрек Портер, несколько смущенный таким приемом.

— Ну даешь, Терри. Ну, засранец, ты меня провел. — Он показал на пластырь: — Что у тебя с лицом?

— Ничего, уже заштопали.

Хайгем яростно подался вперед, к Джарвису.

— И вы хотите сказать, что это и есть тот самый Терри Портер? Человек, на показаниях которого вы строите обвинение?

Джарвис кивнул:

— Да.

— И к тому же он работает в полиции?

— Совершенно точно, — бесстрастно изрек Джарвис.

Хайгем откинулся на стуле.

— Ну что ж, инспектор Джарвис, в таком случае я впечатлен. Даже отправив туда своего человека, вы так и не смогли собрать никаких улик против моего клиента. Вам нечего выставить против мистера Эванса. Я так понимаю, вы даже не можете сформулировать обвинение: в чем вы конкретно подозреваете его?

Джарвис посмотрел на него, удивленно подняв брови.

— Ваш клиент, мистер Хайгем, подозревается в убийстве Гарри Фитчета, в организации заговора за пределами Соединенного Королевства, а также в краже известного числа автомобилей, незаконно вывезенных из страны. Этого вам мало?

— И, несмотря на то, что вы, насколько можно понять, провели весьма дорогостоящую операцию (на деньги налогоплательщиков!) по слежке за пределами страны, с внедрением своего агента, — вы так и не смогли собрать доказательства, чтобы подтвердить хоть одно из этих подозрений. Так прикажете вас понимать? — саркастически заключил Хайгем. — Вам ни о чем это не говорит, инспектор?

В комнате повисло неловкое молчание. Эванс подался вперед, чтобы дотянуться до пепельницы и затушить окурок.

— Похоже, вы здорово влипли, мистер Джарвис.

— Пожалуй, мне необходимо переговорить с клиентом, — совершенно спокойным тоном сообщил Хайгем.

— Думаю, это неплохая идея, — поддержал Джарвис и кивнул Вильямсу, после чего тот выключил диктофон и все трое офицеров полиции покинули помещение, закрыв за собой дверь.

— Блин! — вырвалось у Джарвиса. — Ни фига на него не действует. Этого можно было ожидать.

Терри Портер взглянул на шефа:

— Ничего не остается, я должен сказать это. Если дело дойдет до суда, мне все равно придется выдвигать обвинения в открытую. Так что мы ничего не проиграли. На одного агента стало меньше, на одного рядового сотрудника полиции больше. — Чернокожий английский подданный улыбнулся широкой белозубой улыбкой. — Никто другой показаний все равно давать не станет. И все же вы можете на что-то выйти, ведь угнанные тачки — это всего лишь предположение, и ничего больше. Все знают, что случилось, но подтвердить нечем. Он замел все следы.

Джарвис уставился в пол и кивнул: — Знаю. Я все ждал, что он расколется или допустит промашку. — Он поднял глаза на Портера: — Прости, Терри, что замешал тебя в это. Не надо было тебя туда пихать, в это безнадежное дело. Выставил тебя дураком.

— Ну, спасибо на добром слове. Значит, я сейчас, получается, дурак дураком? После всего, что со мной произошло.

Джарвис удрученно хмыкнул:

— Ты знаешь, что я имел в виду. Ладно, валите домой. Я разгребу это — сам заварил кашу, сам буду расхлебывать.

Постучав в дверь, он спустя несколько секунд исчез за ней.

ГЛАВА 25

Среда, 17 ноября, 11.20

Терри Портер опустился за свой стол и посмотрел на гору макулатуры, возвышавшуюся перед ним. Вообще-то ему надо было выходить на работу только в понедельник, но скука, неизменный спутник всякого выздоравливающего, вконец измучила его. К тому же он чувствовал себя прекрасно, самочувствие было отличное. Теперь, когда последнее задание осталось позади, он воспринимал все совсем по-другому. Он с улыбкой провожал спешивших мимо сотрудников. Как это здорово — вернуться снова к привычной работе, а не изображать из себя неведомо что. Полицейский в роли хулигана — это не для него. Он даже не знал, как много потерял, оказывается, лишенный этой рутинной, повседневной офисной атмосферы, пока работал под прикрытием. Тут он обратил внимание на Пола Джарвиса: тот стоял и разговаривал с кем-то по телефону на другом конце широкой просторной комнаты. Вид у него был взбудораженный, и, взглянув в сторону рабочего места Портера, он широкими шагами направился в кабинет главного детектива-инспектора. «Не повезло, — подумал Портер. — Бедняга. Позволить такой рыбе сорваться с крючка — это тебе не хрен собачий». Угрохать столько денег налогоплательщиков на проведение операции за границей — и закончить полным провалом, причем подставив агента и сгубив информатора! Теперь потянется внутреннее расследование, пойдут комиссии… короче говоря, начальству не позавидуешь. Парень в полной заднице. Хотя в чем, собственно, было его винить — он делал все, что мог, и все, что от него зависело. И не побоялся подставить себя и ответить по полной схеме. Естественно, остальные члены команды на допросах горой стояли за Эванса. Хорошо и то, что это оказало воздействие на угонный отдел. «Схема Эванса» — вот как теперь это будут называть на полицейском жаргоне. Даже если ничего доказать так и не сумеют.

59
{"b":"4722","o":1}