ЛитМир - Электронная Библиотека

Зазвонил телефон — резко, отрывисто, вырывая его из раздумий.

— Детектив-сержант Портер слушает.

— Добрый день. Это звонит Йен Шоу из «Экспресса». Я хотел бы узнать ваше мнение насчет моей статьи, которая выйдет завтра в печать.

— Извините, но вам лучше обратиться в пресс-службу. Мы не имеем права давать комментарии…

— Но, сержант, — настаивал голос в трубке, — этот материал касается непосредственно вас.

Портер ощутил неприятный холодок, пробежавший по спине, и, сдвинув брови, посмотрел на телефон так, словно перед ним был невидимый журналист.

— Что еще за история?

Последовала пауза, некоторая заминка, прежде чем голос продолжил:

— Три недели назад, в ночь перед поединком Англии с итальянской сборной, двое английских фанатов были искромсаны ножами во время потасовки в баре. В ходе возникшей заварухи и последующих бесчинств свыше сотни людей были арестованы и высланы из страны.

Портер присел, уставившись в пустое пространство, слушая монотонно гудевший в трубке, точно механический, голос. В животе похолодело. С каждой секундой тяжесть становилась все непереносимей.

— Один из пострадавших, по имени… кхм… Гарри Фитчет, умер в больнице, не приходя в себя. Второй из жертв этой ночи удалось встать на ноги, и он был выписан из больницы в субботу утром, как раз после матча. Условное имя, под которым выведен этот персонаж, — Эдвард Сэмпсон. Не хотите это как-то прокомментировать, сержант?

Портер безмолвствовал.

— И вот еще что… — продолжал голос в трубке. — В это же утро итальянские газеты распустили слух, будто вторая из жертв на самом деле была полицейским агентом, работающим под прикрытием в Службе безопасности Национальной футбольной лиги. Очевидно, эта версия имеет право на существование, и мы хотим свести воедино разные точки зрения на то, что произошло. Однако, должен сообщить, примерно два часа назад нами получена информация, согласно которой именно вы были тем самым полицейским офицером, работавшим под прикрытием. Вы не хотите прокомментировать ситуацию?

Портер тяжело оперся лбом о ладонь. Случилось то, чего не должно было произойти ни в коем случае.

— Сержант! Вы слышите меня?

Портер посмотрел на телефон как на смертельного врага. Он уже собирался бросить трубку, как вдруг, преодолев себя, совершенно ровным, будничным голосом произнес:

— У меня нет никаких возражений.

— Прекрасно, — откликнулся голос. — Думаю, вам также будет небезынтересно узнать, что, согласно полученной нами информации, Гарри Фитчет получил эти смертельные ранения во время драки с вами…

Портер бросил трубку и выпрямился. Оглянувшись по сторонам, он пытался привести мысли в порядок и уяснить суть происходящего. Это давалось ему с трудом. Он слышал голос из трубки, взывающий к нему, пытаясь докричаться, но больше не имел желания слушать.

— С-суки! — прошипел он и быстрым шагом направился в сторону кабинета главного детектива-инспектора.

Джарвис неловко переминался у стола главного детектива-инспектора, не сводя глаз с двух мужчин в черных костюмах, сидевших перед ним.

— Уверяю вас, инспектор Джарвис, положение нешуточное. По свидетельствам очевидцев, ваш детектив-сержант обвиняется в предумышленном убийстве.

— Неужели вы не видите, что все это подстроено? Это же просто смешн…

Громкий стук в дверь заставил их повернуться как раз в тот момент, когда Портер ввалился в кабинет, не дожидаясь ответа.

Он остановился и обвел комнату сердитым взором:

— А, так вы, стало быть, уже в курсе? А я узнаю об этом последним…

— Подождите, сержант, не кипятитесь, — сказал Аллен, успокаивая его движением руки. — Нам надо было проверить все факты, прежде чем извещать вас.

Джарвис двинулся вперед, указывая на двух незнакомых людей:

— Терри, перед тобой главный детектив-инспектор Хейлс и детектив-сержант Джеффри из отдела внутренних расследований. Они прибыли сюда как раз для того, чтобы разобраться с этой историей.

Один из незнакомцев, ростом повыше, выпрямился. Волосы с проседью, заметная наружность, безукоризненный черный костюм с иголочки образцово облегал и подчеркивал фигуру, и весь его вид излучал силу и уверенность. Он с улыбкой протянул руку детективу.

— Колин Хейлс, — представился он. — Слушайте, Терри, должен сразу сказать, что мы сбились с верного пути. Что бы вы ни думали, я здесь совсем не за тем, чтобы привлечь вас к ответственности за то, чего вы не совершали. Как раз наоборот, я здесь для того, чтобы предотвратить несправедливость. Но для этого мне нужна ваша помощь. Понимаете? Так договорились?

Портер посмотрел на него и медленно кивнул.

— Вот и хорошо. А теперь расскажите мне все с самого начала. И в первую очередь — откуда вы узнали… последние новости? Кто вам сообщил?

Аллен велел ему присаживаться, и Портер рухнул в кресло, которое уступил ему Хейлс.

— Мне только что звонил какой-то журналист из «Экспресса». Сказал, что итальянцы поместили в своих газетах какую-то телегу о той драке. Они собираются поместить статью на эту же тему, но, как он говорит, еще не собрали всю информацию.

— А что за информация? — вкрадчиво поинтересовался Хейлс.

— Да чушь собачья… кхм… кто-то им наклепал, будто бы я пришил Гарри Фитчета. Что мы с ним дрались на ножах.

Хейлс хмуро и сосредоточенно кивал, внимая его словам.

— И он назвал ваше имя?

— Да.

Хейлс метнул молниеносный сердитый взгляд в сторону Джарвиса.

— И это все, что он сообщил, Терри? Портер помотал головой:

— Я не знаю. Дальше я не слушал.

Хейлс постукивал пальцами по подбородку, прохаживаясь по кабинету.

— Ладно, Терри. Теперь для составления полной картины случившегося позвольте мне изложить, что известно нам. Три дня назад некая итальянская газетенка поместила анонимное письмо, в котором сообщалось, что второй человек, пострадавший в результате поножовщины, был офицером английской полиции в штатском, агентом, работающим под прикрытием. Они связались с итальянской полицией и Службой безопасности Национальной футбольной лиги, запросив комментарий на полученные сведения, но, очевидно, не добились внятного ответа. Но так как ранение одного из участников побоища повлекло летальный исход, итальянская полиция обратилась к ним с просьбой не публиковать этой статьи — и вот она, по неизвестным причинам, сегодня утром была опубликована.

Портер уставился на него:

— И что теперь?

Со скорбной миной и сожалеющей улыбкой Хейлс ответил ему:

— Мы немедленно связались с итальянской полицией, и теперь они выясняют, как могла произойти утечка информации.

— А мне почему никто не сказал?

— Мы надеялись, что дело не зайдет так далеко, — вздохнул Джарвис.

— Что? Так и вы знали? Великолепно. Ну, спасибо вам, шеф, огромное спасибо за доверие. В жизни не забуду.

Хейлс предостерегающе поднял руку:

— Давайте сохранять спокойствие, хорошо? — Он обвел взором присутствующих и продолжил: — За последние два дня зарегистрировано уже четыре обращения в полицейские участки людей, готовых засвидетельствовать, что они знают, кто убил Гарри Фитчета.

— И все они называют меня, не так ли? — процедил Портер, саркастически усмехаясь.

Хейлс кивнул:

— Да, Терри. Все указывают на вас. Их версии несколько различаются, но в общем и целом сходятся в одном. Этот Фитчет третировал вас расистским обращением, и вы, не выдержав его издевательств, выхватили нож.

— Бред какой-то, — пробормотал Портер, оглядываясь в поисках поддержки. — Меня же самого там порезали.

Хейлс едва заметно качнул головой:

— Именно так. Они утверждают, что в руках Фитчета тоже оказался нож, которым он нанес несколько ответных ударов.

— И куда же потом эти мифические ножи испарились? — ехидно спросил Портер.

Хейлс лишь вздернул бровями и продолжил:

— В баре было найдено множество ножей, которые задержанные побросали на пол в последний момент, чтобы избавиться от улик и усугубляющих их ответственность предметов. Однако итальянцы поступили опрометчиво. Они не зафиксировали общей картины и местонахождения оружия, чтобы восстановить картину случившегося, не сняли отпечатков пальцев, а просто сгребли все в одну кучу вместе с последствиями той драки, набравшимися за несколько послематчевых дней.

60
{"b":"4722","o":1}