ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Правда, учитывая мое нынешнее состояние, в результате может получиться какой-нибудь слюнявый монстр.

Но многого от него и не потребуется. Выйти из печи, подняться наверх и разбить пусковую установку. Легко!

Мои внутренние часики тикали, наверху активно трудились дроны, в любой момент код мог быть восстановлен, и тогда ракеты умчались бы к цели. Лежа на полу, я ощутил вибрацию, ритмичную и усиливающуюся с каждой секундой.

Моторы и колеса, подумал я.

И еще что-то… похожее на топот бегущих ног.

Глава 68

ТЫ-АТМАН

…узнавая то, что уже известно…

Далее ты уже знаешь, что это новое для тебя измерение гораздо больше, чем могло показаться.

И оно обитаемо.

А ты думал, что вся вселенная только и ждала появления человека?

Ну, в некотором смысле так и есть.

Наш космос лишь один из триллионов, выброшенных неким плодовитым ядром, чьи дочери, черные дыры, породили бесчисленное множество вселенных, каждая из которых взрывается, расширяется и остывает в виде миллиардов галактик, в свою очередь создающих собственные черные дыры, и так далее…

Конечно, в ходе этих экспериментов появляется разум, но случается это гораздо реже, чем ты можешь себе представить.

Еще реже встречаются существа из земной плоти, которые смотрят на звезды и жаждут добраться до них через громадные пространства космоса.

Почти исключениями являются те, кто находит другой путь, в обход холодного вакуума, прямиком к неизмеримо более богатым месторождениям. Таких можно назвать уникальными. Отсюда и громадная пустота того, что Махарал драматично описал как «духовная плоскость». Это более глубокий континуум, состоящий из материала, принципиально отличающегося от энергии и материи. Вот туда, перешагнув невидимую грань, и намеревался попасть Махарал.

Вы настоящие раритеты, люди с горячей душой. У вас столько недостатков. Вы изумительно сообразительны. Видеть, как вы просыпаетесь… как начинаете выбирать…

Это большая привилегия.

Ты уже догадываешься, кто и что Я?

Голос, который и ты принимал за внутренний… скоро ты заметишь, что Я никогда не отдаю команд, даже не настаиваю на своих предложениях. По большей части я лишь предвижу, комментирую и предсказываю.

Нет, я не твой Вергилий. Не монстр, не фонтан мудрости. Я твое эхо, ты-кто-был-Альбертом-много-большим. Способ помнить то, что ты еще не узнал. Одно из многочисленных удобств, к которым ты вскоре привыкаешь там, где парадокс — это нормальное жизненное явление.

Назад в ортомиг — где события рывками, с остановками движутся вперед, к развязке. Все три качания маятника. Пока глазер накапливает энергию, готовую прорваться независимо от того, импринтирует в нее человек свою личность или нет. Независимо от того, поддержит ее или нет город мертвых душ, объединившихся в оргии некрофагии.

Что, тебе это еще не безразлично? Ну хорошо, тогда позволь предречь, что ты снова вернешься назад, чтобы чуть-чуть подтолкнуть события. Действуй.

Ты обнаружишь Зеленого, называющегося себя «Франки»… То, что от него осталось… менее чем за час до ортомомента. Да, вон там, через пару секунд после того, как крышка скутера отрубила ему руку, и он, пробив крышу домика, рухнул вместе с кучей мусора на пол гостиной.

В этот момент ему не повредила бы небольшая поддержка. А что сделаешь ты?

Отругаешь за то, что он лежит в пыли, глядя на улетающий «харлей», чувствуя себя разбитым и готовым сдаться?

А попробуй имитировать мой пророческий тон, а потом послушай, как отреагирует Зеленый!

Жаль только, что Клара не узнает всей этой истории.

О, черт. Ну что за противный голос, сидящий в глубине меня. Зачем напоминать? Если бы я мог, я бы вырвал его из себя!

Заткнись и дай мне умереть.

— Будешь лежать и позволишь им остаться безнаказанными?

Дерьмо. Что толку вырывать его из некоего уголка души дешевого зеленого голема, рожденного Франки… ставшего призраком… и вот-вот превратящегося в растворяющийся труп.

— Кто труп? Говори за себя.

Какая ирония! Какое остроумие! И хотя я постарался сделать вид, что ничего не слышу, со мной вдруг произошло нечто удивительное. Моя правая рука шевельнулась, дрожащие пальцы распрямились. Потом дернулась левая нога…

Ну что же, может, и поможет.

Перепачканный Зеленый двигается! Закрепи успех, поддразни его, пока он ползет по гроту, поддержи, пока карабкается по темной лестнице и дальше.

Только не переоценивай важность и значение своих понуканий, материализацию твоего присутствия в качестве наблюдателя. В реальном мире причин и следствий такие вещи значат намного меньше, чем физическое действие. Зеленый вполне мог справиться и без твоего/моего/нашего вмешательства.

Не важно. Сделай это, подтолкни его. Поможешь спасти миллионы жизней и повернуть Постоянную Волну к другому предназначению. Так что — вперед!

А теперь, может быть, вернешься на несколько часов назад, в комнату Пэла. Шепни Зеленому, пусть прислушается… Да, конечно, конечно… Ты уже это делаешь. Вмешиваешься всегда в начале. Это часть учебы.

Возвращение в ортомиг.

Маятник только что качнулся еще один раз, словно тикнули гигантские часы. Удивительные резонансы вызывают возмущение Постоянной Волны, отдаваясь тревогой обоих застывших конкурентов. Амплитуды вероятностей падают, как костяшки домино.

Сражение закончено. Они уже не в состоянии контролировать что-либо.

Для Йосила это известие равнозначно катастрофе. Ракеты могут не полететь! Смертоносный вирусный дождь не прольется на город, и луч глазера не получит столь нужной подпитки. Повиснув над жилыми кварталами, он соберет лишь жалкий урожай освободившихся душ. Несколько тысяч умерших — обычная суточная норма — обнаружат, что жизнь после смерти совсем не похожа на то, чему учит церковь.

Йосил в отчаянии — столь скудное подкрепление не даст глазеру необходимого толчка. И он не сможет стать духовным монстром, способным подчинить своей воле новый мир.

Вторая личность — пристанищем которой был Альберт Моррис — поддалась мечте Йосила, приняла ее, как свою собственную. Сможет ли этот второй смириться с тем, что все закончено, и найти для себя более скромную цель?

Кто еще желает помахать кулаками? Пока глазер приближается к разрядке, органическое тело реального Альберта колеблется вдоль оси луча, как якорь при надвигающемся шторме…

Риту и Бета уже рядом, они тянутся к Альберту, единые в стремлении оттащить его в сторону, а то и сделать кое-что похуже.

Знаю, тебе хочется прозондировать измученную душу Риту. Давай, воспользуйся силой новых восприятий. Ты поймешь, какое преступление послужило толчком, приведшим в действие целую цепь трагических событий…

…поймешь, почему ее синдром так напоминает тот, от которого страдает Йосил, и даже превосходит его по силе проявления.

Дело не только в генах, но и в травме, которую пережили оба давным-давно. Когда любящий отец старался, используя новейшие технологии, подтолкнуть развивающийся мозг ребенка, импринтируя в него собственные таланты.

Бедный Йосил считал, что это то же самое, что играть музыку для зародыша в чреве матери. Что плохого в передаче знаний от одного поколения другому? Увы, он проводил свои эксперименты еще до того, как все поняли субъективную уникальность и ортогональность души. До того, как осознали страшный вред такого вида импринтинга. До того, как эти вещи были запрещены законом.

Трагедии присуща особенная, печальная красота, вызывающая слезы или смех. Эта раскатилась волнами пронзительного ужаса, достойного Софокла, волнами, разливающимися через годы, исковерканные невысказанными раскаянием, страстью и болью.

110
{"b":"4726","o":1}