ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Кому же хочется умирать? — удивился платиновый двойник Энея Каолина. — Мы все готовы сражаться за жизнь, платя за это любую цену.

— Не любую.

— Ладно, пусть так. Но что вы этим хотите сказать? Что я укрылся от мира, стал отшельником, затворником, общающимся с миром только через телеприсутствие? Уж не хотите ли вы провести параллель между моим образом жизни — я ведь никому не причиняю вреда — и желанием Йосила пожертвовать миллионами жизней ради некоего мистического перехода в иное состояние?

— Никакого сравнения. Вы более прагматичны и изощрены. Ваши планы расстроены, но вы от них не отказались. Пусть бывшие союзники доказали свою ненадежность — вы замените их другими, менее способными, но гораздо более управляемыми.

Его лицо оставалось бесстрастным. Как у робота.

— Продолжайте.

— Возьмем, к примеру, того Серого Альберта, который протащил бомбу во «Всемирные печи». Он думал, что ищет какие-то секретные технологии. И вот они! Целая серия научных прорывов в рамках проекта «Зороастр». Во-первых, продление голем-жизни…

— У этой технологии есть побочные эффекты, поэтому я воздержался от объявления результатов. Ничего зловещего. Фактически…

— Фактически вы сами используете это процесс.

— Ну, возможно, я и стараюсь использовать потенциал этих дорогущих игрушек по максимуму. Ведь отшельники-богачи скуповаты, не так ли? — ДитКаолин сухо усмехнулся.

— Конкретный экземпляр, который я имею в виду, живет уже несколько недель.

— Заметно? — Каолин с притворным тщеславием посмотрелся в зеркало. — Но посмотрите… — Он поднял правую руку. — Вы же заметили, как дрожат пальцы?

— Я заметил кое-что другое. — Каолин выстроил глубокоэшелонированную оборону. Проникаешь за одну линию — а перед тобой уже другая. — А провалы в памяти?

— Еще один неприятный побочный эффект, которого и вам, Моррис, следует остерегаться. Я жертвую собой, заботясь об интересах клиентов.

Прямой дитто-дитто импринтинг.

— В этой области первооткрыватель вы, Альберт.

— Я? Ваши специалисты надеются изучить особенности моей Постоянной Волны. Но оборудование, обеспечивающее высокоточный импринтинг, уже существует. Фаршид Лум полагает, что мы входим в эру, когда дитто с долгим сроком службы будут передавать память свежим заготовкам, обходясь без рига. У них появится осознание собственной личности…

— И тогда миллионы, а может быть, и большинство людей выступят против такого будущего! — Каолин грустно покачал головой. — Мы вернемся к социальному беспорядку недавнего прошлого.

— Несомненно. Но и это еще не все. Существует дистанционное копирование. У дельцов, подобных Джинин Уэммейкер, появится отличный шанс расширить рынок сбыта. Высококлассные специалисты займут доминирующее положение во всех областях и по всему миру. Они смогут работать в одном только городе, где живут. Но фактически везде. А что останется другим? Минимальное пособие?

Клара опустилась на край стула. Ей явно хотелось вступить в разговор, но пока она сдерживалась. Молодец, хорошая девочка!

Вы правы, Моррис. Признаю, я и сам обнаружил эти тенденции еще год назад, и мне пришлось не по вкусу то, куда они могли привести. Вот почему я и не спешил выбрасывать новые технологии на рынок.

— И этим огорчили своего главного разработчика…

— …и, возможно, подтолкнул его к тем, не менее опасным опытам. Черт возьми. Мне вообще не следовало начинать проект «Зороастр».

Платиновый изобразил такое огорчение, что мне даже захотелось ему поверить.

— Тем не менее ваши исследователи продолжали работать по всем направлениям. Вы отступили только в самый последний момент, когда технологии уже были готовы. И тут, весьма кстати, кто-то нанял ничего не подозревающего Альберта для проверки слухов о…

— Я вижу, куда вы ведете. — Он нахмурился. — У Беты, Уэммейкер и Ирэн имелись все основания получить доступ к новинкам. Того же желали и сторонники Лума Диверсия против Исследовательского отдела не соответствовала их интересам. Как и моим.

— Вы так полагаете? Он насупился.

— Хотите сказать, что мной двигал страх перед новой эрой? Что я действовал сознательно, стремясь обезопасить общество от дестабилизирующего и морально вредного эффекта своих же достижений? — ДитКаолин помолчал. — А вы можете представить, чем бы я пожертвовал? Дружбой, богатством, положением и властью?

Клара кивнула:

— Да. Ведь тогда даже ваши враги признали бы, что вы руководствовались убеждениями и совестью…

— …только все не так.

Трудный участок. Купол покрыт сетью тонких волокон. Мне приходится выпустить когти, чтобы, опираясь на них, обойти детекторы. Их нити касаются моего живота, как дуновение ветерка.

А ветер покрепче несет воздушного змея над лужайкой…

Внимание! Теперь, когда я не могу ползти, моя кожа уже не может сохранить прежнюю отражательную способность. Я теряю невидимость.

И опаздываю. Но спешить некуда, перегрев опасен.

Пэл не смог бы это сделать. Дело здесь не в мозгах (в моей черепушке их не так уж много) и не в душе.

Терпение, вот что я взял у Альберта.

А теперь осторожно подтягиваемся и вперед, к серебристому куполу.

Золотисто-красный змей весело парил в небе, на фоне белых облаков, направляемый Пэлом и реальным Альбертом. Милая забава.

Меня беспокоило то, что шпион-голем, посланный к куполу, опаздывал. Из-за этого все наше предприятие могло обернуться грандиозным блефом.

— Почему вас так мало? — спросил я у нашего хозяина. — Когда-то здесь были десятки Платиновых. Теперь же сотрудники «ВП» видят вас только благодаря телеприсутствию. Как же осуществляется руководство?

Голос дитКаолина задрожал от злости.

— Хватит! Я слишком долго терпел ваши оскорбительные намеки! Вы зашли слишком далеко и…

Он словно поперхнулся, когда у соседнего стола вспыхнул свет. Лучи сфокусировались, и мы увидели элегантного седовласого мужчину лет семидесяти с лишним, одетого в белую мантию. Розовато-коричневое лицо в точности напоминало лицо платинового, но морщинки были выражены сильнее.

— Я приношу вам свои извинения, майор Гонсалес и дитМоррис. Не следовало вручать вас заботам этого голема. Он слишком стар, его слишком долго обновляли, поэтому у бедняги не все в порядке с головой.

Платиновый начал было возражать, но осекся и как бы съежился.

— Конечно, детектив, я вижу, куда ведут ваши расспросы. Вы доказываете, что у меня был мотив совершить диверсию против «ВП».

Я ничего не признаю. Но если держатели акций придут к выводу, что я действовал вопреки их интересам, мне придется уйти в отставку. Вот почему я не мог принимать открытые меры.

— Вы подставили других! — воскликнула Клара.

— А кто, собственно, пострадал? Преступник Бета? Он всего лишь плод больного воображения больной леди. Королева Ирэн? Да, жаль. Но она сама выбрала свой путь.

Я шагнул к голографическому изображению. Интересно, искусственное ли оно? Так называемый цифровой век позволил создавать весьма убедительные трехмерные фигуры. Высокоуровневые компьютерные симуляции могли неплохо поддерживать разговор, опираясь на помощь голема при ответах на трудные вопросы.

У нас был план, позволявший проверить подлинность смоделированной личности.

Я загнул палец.

— Вы вложили в проект «Зороастр» большие средства, подгоняя Йосила и его группу. Но когда прототипы были созданы, вы запретили массовое производство.

— Я же сказал, что передумал.

— Но прототипы уже были доставлены сюда, в ваш дом! А уж потом вы попытались уничтожить исследовательский отдел.

— Я не признавал…

— Вы устроили все так, что вина упала бы и на тех, кто выступал против ваших опытов, и на тех, кто был заинтересован во внедрении новых технологий.

— Ловкий план, — холодно заметил Каолин. — Если бы все так и было.

117
{"b":"4726","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кредитная невеста
Кнопка Власти. Sex. Addict. #Признания манипулятора
Свидание напоказ
Осада Макиндо
Среди тысячи лиц
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Пленница пиратов
Необходимый грех. У любви и успеха – своя цена
Изумрудный атлас. Огненная летопись