ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Эй, кто-нибудь! Помогите! У нас пожиратель!

То, что происходило потом, скрыто дымкой поднявшейся полубезумной паники. Суета из старой военной драмы. Место действия — госпиталь. Отпечаток времени — спешка, какая бывает при смене колеса на автогонках. Я лежал распростертый на грязном столе, вслушиваясь в звучащие надо мной слова тех, кто копался в моей спине самодеятельными, непростерилизованными инструментами.

— Это глиноед! Черт, посмотри, как он шевелится!

— Осторожнее, он большой. Хватайте клещи.

— Попробуйте захватить его целиком. В нашем штате глиноеды запрещены. Если найдем того, кто запустил это чудовище, денег хватит на оплату аренды.

— Быстрее, пока этот дьявол не сожрал что-нибудь жизненно важное. Эй, он нацелился на центральный узел…

— Дрянь. О… думаю… Есть!

— Ну и ну… вот жуть! А если у гадин разовьется вкус к реальной плоти?

— А почему ты думаешь, что в какой-нибудь секретной лаборатории не появились и такие?

— У тебя паранойя. Законы…

— Заткнись и опусти это чудовище в банку. Кто-нибудь, дайте мне гипс. Нервный узел не затронут. Думаю, все обойдется.

— Не знаю. Рана довольно глубокая, а парень почти свежий.

— Может быть, быстренько протестируем мотиваторы?

Я слышал все это как будто издалека. Они остановили боль — у кого-то хватило ума предусмотреть этот аспект при разработке моделей дитто: теперь того же требует и закон. Это объясняет также и факт существования нескольких бесплатных клиник. Я такой воспользовался впервые… насколько мне известно. Какая, если подумать, бессмыслица — тратить столько сил на спасение тех, кто в любом случае исчезнет через несколько часов. Большинство людей этого не понимают.

И все же я благодарен за помощь.

Как уже говорилось, личность двойника почти всегда базируется на его архетипе. Почти всегда. Может быть, я пришел за помощью потому, что отклонился от оригинала, стал Франки. Потому что не разделяю больше горького стоицизма Альберта. По крайней мере не полностью.

Что ж, операция прошла быстро, визит в любую другую больницу занял бы куда больше времени. Здесь не надо беспокоиться о том, как идет выздоровление, не надо тревожиться из-за инфекций или бояться судебного преследования. Остается только восхищаться этими добровольцами, на вооружении у которых самодельное оборудование и старые, нигде больше не используемые инструменты.

Через десять минут я уже сидел среди других ярко раскрашенных пациентов на деревянной скамье в церкви, попивая «Нектар Мокси», пока антидоты справлялись с болеутоляющим наркотиком. Под вырезанным вручную девизом «Помоги вылепленным» стояла на кафедре искалеченная Пурпурная, читая нам с листка бумаги:

— Не человек устанавливает границы или определяет пределы души.

Когда-то люди были подобны детям, нуждающимся в незатейливых сказках и наивных видениях истины.

Но в последние десятилетия Великий Творец позволил нам взять Его инструменты и развернуть чертежи как ученикам, готовящимся к самостоятельной работе. По неким причинам Он разрешил нам познать фундаментальные законы природы и приступить к делу, вооружившись Его мастерством.

Это факт столь же значительный и важный, как и Откровение.

О, как пьянит, как возбуждает это новое умение, эта новизна творения, эти грозные, неведомые прежде силы, эта огромная власть. Возможно, когда-нибудь из этого выйдет нечто хорошее.

Но мы вовсе не стали всезнающими. Еще нет.

Большинство религий считают, что в реальном человеческом существе, оригинальном теле, при изготовлении копий сохраняется некая бессмертная суть. Голем-двойникэто просто машина, нечто вроде робота. Его мысли — проекции, направленные во временную оболочку для исполнения поручений. Для реализации наших устремлений.

У рокса жизнь после жизни наступает только при воссоединении с ригом… как и у рига жизнь после смерти начнется когда-то при воссоединении с Богом. Таким вот образом более древние религии решают проблемы, возникшие вместе с началом изготовления новых разумных существ. А проблемы эти новы и значимы.

Нет, первостепенны.

Что, если некая доля бессмертной тинктуры передается в каждодневную копию? Разве, находясь в этих недолговечных формах, мы не испытываем боли и сострадания? Разве на небесах нет места и для нас? И если нет, то, может быть, оно должно там быть? Служба неспешно шла дальше, а я старался привести в порядок разбежавшиеся мысли. На стекле окна красовалась еще одна розетка, показавшаяся мне незаконченной. Пара инвалидов-дитто трудилась в углу над еще одним лепестком, похожим почему-то на рыбину.

Я всегда считал, что люди, заправляющие этим заведением — Храмом Преходящих, — имеют какое-то отношение к тем преисполненным праведности чудакам, которые пикетируют «Всемирные печи», организуют демонстрации на пляже или требуют гражданских прав для дитто.

Или, может быть, религиозный аспект предполагает их близость к другим протестующим. Консерваторам, рассматривающим копирование людей как вызов Богу.

Но, похоже, оба предположения неверны. Они не просят равноправия, только сочувствия. Ну и вся эта чушь о спасении маленькой души. Что ж, может быть, они искренни в своих чудачествах. Попрошу Нелл сделать взнос в пользу Преходящих. Если настоящий Альберт не наложит вето.

И все же, восстановив силы, я убрался из этого приюта, чтобы поскорее все записать. Когда-нибудь послушаем вместе с Кларой и подумаем, есть ли в этом какой-то смысл.

С меня бессмертия достаточно. Я же мутант. Франкенштейн.

Пора заняться делами. Пусть я и не самый верный двойник своего оригинала, но кое-какие общие интересы у нас все же есть. Кое-что мне хотелось бы узнать, прежде чем наступит последний миг.

Глава 9

СПЯЩИЙ ПРОСЫПАЕТСЯ

…или как настоящий Альберт понимает, что может рассчитывать только на себя…

Даже в былые времена не было ничего странного в том, чтобы время от времени спрашивать себя, а наяву ли все это. По крайней мере это считалось нормальным для мастеров дзен и студентов-второкурсников.

Сейчас такая мысль может прийти в голову ни с того ни с сего, посреди обычного трудового дня. Бегая по делам, выполняя поручения, нетрудно забыть, с какого именно стола ты встал утром. Поневоле поднимаешь руку, чтобы проверить цвет кожи или тихонько ущипнуть себя за локоть.

Хуже всего — сны.

Дитто почти никогда не спят. Поэтому уже тот факт, что ты спишь, должен служить достаточным основанием для избавления от сомнений.

Должен. Но у кошмаров собственная мера. Ты вскакиваешь с кровати, одолеваемый беспокойством: а вдруг ты — это на самом деле не ты, а кто-то, похожий на тебя?

Я еще толком не проснулся, когда второй звонок Риту Махарал окончательно меня разбудил. Клара сказала, что так мне и надо. Только такие старомодные киберпердуны, как ты, полагают, что солнце встает не для них.

Ей-то легко давать советы. Войны ведутся по большей части в соответствии с расписанием, с 9.00 до 17.00. В моем же бизнесе ничего не стоит потерять счет дням. Ладно. Четыре часа отдыха плюс бутылка «Жидкого Сна» — это все, что нужно. В моем случае новости, сообщенные Риту, уже вселили в меня беспокойство.

Ввалившись в офис, я проверил дитто-ростер. Как там мои копии? Если Серый № 1 исчез, то, возможно, какие-то улики удастся обнаружить на месте. Или отправить в «Каолин Мэнор» другого двойника?

Я взглянул на светящиеся символы и едва не вскрикнул от удивления — все три горели янтарным светом.

Недоступны!

Нелл. Ты можешь это объяснить?

— Не совсем. Серый № 1 исчез менее часа назад и «Каолин Мэнор».

— Это я уже знаю.

— Тогда вы также знаете, что идентификационный ярлык Серого обнаружен валяющимся на земле в зоне, отведенной для проживания слуг Каолина? Адвокат вика хочет знать, что делал там ваш двойник.

23
{"b":"4726","o":1}