ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Высокий невесело усмехнулся, и я понял, что он уже знает о моей встрече с его двойником-демонстрантом. Должно быть, Зеленый уже разгрузился. Или просто позвонил домой и сообщил о моем сходстве с ранним гостем.

— Мистер Фаршид Лум, — представил его Пэл.

— «Друзья нереальных»? — попробовал наугад я. Самая большая из организаций, борющихся за эмансипацию дитто.

— «Толерантность Без Границ», — нахмурившись, поправил Лум. — Мы не заходим в своих требованиях настолько далеко, чтобы требовать равенства для синтетических существ. Просто считаем, что люди-однодневки такие же реальные, как и всё, что думает и чувствует.

Теперь уже фыркнул блондин. И все же, несмотря на разделяющую их мировоззренческую пропасть, я ощущал, что их объединяет одна цель. В данный момент.

— Так вы говорите, двойник Морриса вломился к вам?

— Да, побушевал какое-то время и ушел, — вставил Пэлли.

— Только в этом случае у нас есть вполне ясная запись. Это был один из твоих диттобратьев. По крайней мере мне так показалось.

Он протянул мне снимок. Смазанный, не очень ясный. Но тот, кто был на нем изображен, действительно напоминал Альберта.

— Внешность можно подделать. Документы тоже. Помехи указывают на то, что кто-то не хотел допустить возможности точной идентификации.

— Согласен, — оборвал его Гадарин. — Более юга, когда мы позвонили мистеру Моррису сегодня утром и потребовали объяснений, его домашний компьютер…

— Нелл.

— Что? Да… заявил, что это абсолютно невозможно, так как ни один из его дубликатов не находился в указанное время в активном режиме. Эта… Нелл, да? Отказалась даже разбудить мистера Морриса.

— Любопытно.

— Ваш риг вообще считает, что наши организации, мягко говоря, несерьезны, — сухо заявил Лум, явно придерживавшийся противоположного мнения. — А так как мой запрос остался без ответа, я изучил сетевой профиль Альберта Морриса и нашел одного из его друзей. Того, кто изъявил желание поговорить с нами.

— Это я, — сказал Пэл. — Меня такие мелочи не беспокоят. Люблю чудиков!

— Сам такой, — пробормотал я, удостоившись сердитого взгляда Гадарина.

— Получив два запроса от групп, в обычных обстоятельствах недолюбливающих друг друга, я, понятное дело, почуял, что тут что-то не так, и позвонил Альберту, но он меня и слушать не пожелал. Слишком занят для старины Пэла. Ну, я прикинул, кто еще может пролить свет на эту загадку. И… вспомнил о тебе.

— Но при чем тут я? Для меня это такая же тайна. Я ничего не помню.

— Верю. Но какие-то идеи у тебя есть? Что-то приходит на ум?

— Ты меня спрашиваешь? Я же Зеленый. У меня нет аналитических способностей.

— О, это тебя не остановит! — рассмеялся Пэл.

Я нахмурился, зная, что он прав. Пусть я и «зелень», дешевка, но не сунуть нос в эту тайну было выше моих сил.

Я повернулся к Гадарину и Луму:

— Если стать на вашу сторону, то возможны несколько вариантов.

Я загнул палец.

— Первое, возможно. Лгу. Не исключено, что Альберт захотел — по каким-то веским причинам — столкнуть соперничающие группы. Раздразнить их, а потом заявить, что он тут ни при чем.

— Перестань. — Пэл покачал головой. — Такую шутку мог бы отпустить я, но Альберт не любитель розыгрышей!

Не очень лестный отзыв, но я почему-то улыбнулся. Да, бедняга Альберт такой здравомыслящий.

— Второе, кто-то пытается подставить его. Иногда обвинение и защита видят свой успех в установлении или уничтожении алиби. Если вы смогли доказать, что в момент преступления находились в другом месте, это означает, что вы его не совершали. Все просто.

Положение начало меняться в кибервек, когда миллионы больших и маленьких ловкачей принялись перераспределять финансовые потоки, сидя с чашкой кофе у монитора и отправляя своих электронных миньонов на темные дела в полной уверенности, что их анонимность полностью гарантирована. Некоторое время казалось, что общество неминуемо истечет кровью от бесчисленных ран, но затем ответственность была восстановлена, и большинство кибермошенников либо выросли, либо отправились за решетку.

Сегодня местонахождение вашего протоплазматического «я» не имеет большого значения. Виновность — категория возможности и намерения. Доказательное алиби почти не встречается.

— Интересно, что ты высказал эту мысль, — заметил Пэл. — То же пришло в голову и мне, когда я узнал о налете на логово Беты… кстати, отличная работа. Видел, как Альберт встретился с Риту. Потом узнал о смерти ее отца. Но по-настоящему меня заинтересовала маэстра.

— Джинин Уэммейкер? А что такое?

— Ну, во-первых, я знаю, что второй Серый Альберта выполняет какое-то ее конфиденциальное поручение.

Я заколебался. Было бы нечестно подтверждать существование такого контракта. Альберт не отрекся от меня, и не хотелось предавать его.

— Ладно, обе женщины попросили Альберта прислать Серого. И оба Серых исчезли. Ну и что? Возможно, это совпадение. В любом случае их вытащили из печки после того, как те загадочные дитто побеспокоили этих двух джентльменов. Где связь?

— Меня это тоже ставит в тупик, поэтому я позвонил Уэммейкер.

— Как я тебе завидую. И что сказала Ледяная Принцесса?

— Что она не приглашала никакого дитто Морриса! Во всяком случае, после окончания разборки с Бетой. Она сказала, что детектив Моррис слишком груб, чтобы обращаться к нему и в дальнейшем…

— Может, хватит?..

Джеймсу Гадарину, очевидно, не хотелось обсуждать маэстру, чей бизнес вступал в явное противоречие со стародавней моралью. Блондин раздраженно переступил с ноги на ногу. Что-то в нем пугало меня. Я бы не удивился, узнав, что этот хранитель древностей время от времени расчленяет дитто — с готовностью уплачивая штраф — ради удовольствия наказать зло своими собственными руками.

— Ладно, — легко согласился Пэл. — Тогда я попробовал разузнать, что случилось со вторым Серым. Посмотреть, не лжет ли Уэммейкер. Для этого нужно было войти в Сеть и проследить за его передвижениями.

— Как просто! — Я усмехнулся, представив Пэлли терпеливо просеивающим миллионы «картинок». — Да ты бы умер от скуки!

Он грустно покачал головой:

— Да, я всего лишь старомодный боец. Вымерший тип человека действия. Но у меня есть несколько знакомых, за которыми числятся кое-какие должки и которых за уши не оттянешь от компьютера. От них требовалось только отследить серию последовательных дорожных нарушений по пути от твоего дома до «каньона». После этого дитто почти не покидал поле зрения камер наблюдения. Он припарковал скутер, поднялся на эскалаторе, но… так и не попал к Уэммейкер.

— Не попал?

— Нет. Его перехватила ассистентка маэстры или кто-то, очень на нее похожий. Они спустились на два этажа, вошли в арендованный склад и… исчезли.

— И что из этого? Может быть, Джинин хотела провести встречу подальше от своих клиентов. Если дело тонкое…

— Может быть, или… что, если кто-то еще хочет использовать Серого Альберта, прикрываясь Джинин?

Я обдумал это предположение.

— Хочешь сказать, что кто-то сфальсифицировал первый звонок Джинин, потом подстроил так, чтобы камеры зафиксировали приход Серого к Уэммейкер? Но тогда, — я покачал головой, — для этого требуются специалисты. И не один. Нужна поддельная Джинин. Поддельная ассистентка.

— И поддельные Альберты, посланные для того, чтобы потревожить мирных граждан.

Пэлли кивком указал на Гадарина и Лума. Гадарин застонал.

— Когда вы мне все это объяснили, я так и не понял, в чем тут смысл. Послушав вас еще раз, я все равно остаюсь при том же мнении. Знаете, у некоторых из нас всего одна жизнь. Так что постарайтесь связать концы с концами.

— Стараюсь, — немного обиженно сказал Пэлли. — Вообще-то дедукция — это по части Альберта. А ты что думаешь, зеленка?

Я почесал голову. По привычке — никаких паразитов на моей фарфоровой башке быть не могло.

— Ладно, предположим, все эти шарады предназначались для другой публики. Возьмем хотя бы тех дитто, которые вторглись вчера к вам… они ведь не говорили ни о чем существенном. Верно?

33
{"b":"4726","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ложь во спасение
Алхимик (сборник)
Очарованная мраком
Лавка забытых иллюзий (сборник)
Дори и чёрный барашек
Белое безмолвие
Диверсант
Я люблю дракона