ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Еще одна назойливая мошка с решимостью камикадзе атакует мой глаз! Черт! Некогда отвлекаться. Сколько энергии на какую-то мелочь.

Возвращаюсь к своим внезапно расцветшим подозрениям. Сколь безумными они ни казались, их надо проверить. Но как?

Спрыгиваю с движущейся ленты и иду вдоль конвейера, лента которого перегружена разнообразными промышленными заготовками. Рукастые мойщики окон и сборщики фруктов, гибкие аквафермеры, плотные и приземистые строители — все они предназначены для работ, где механизация сложна или дорогостояща. Неподвижные и апатичные, они лежат как куклы, ожидающие, когда в них вдохнут жизнь. То, что мне нужно, можно найти впереди, где специализированные заготовки упаковывают перед отправкой в пушисто-твердый аэрогель.

Вот! У контрольной панели с мигающими символами стоит рабочий в фирменной, оранжевой раскраске «ВП». «Проверка качества» — проштемпелевано на его широкой спине. Проходя мимо, я любезно улыбаюсь, успевая перехватить уже третье пикирующее на мое лицо насекомое.

— Привет!

— Чем могу помочь, сэр? — удивленно спрашивает он. — Немногие спускающиеся сюда Серые носят значки «ВП».

— Боюсь, я заблудился. Это не исследовательский отдел?

Смешок.

— Конечно, заблудились! Но вам надо лишь подняться…

— Послушайте, я вижу у вас здесь диагностическое оборудование, — прерываю я, стараясь не проявлять чрезмерного интереса. — Не против, если я им воспользуюсь?

Удивление на лице техника сменяется настороженностью.

— Оно не для посторонних.

— Перестаньте. Вам же не придется ни за что платить.

Его брови сходятся на переносице.

— Я пользуюсь им, когда система обнаруживает дефектную заготовку.

— А это часто случается? — Отгоняя очередного воздушного агрессора, я замечаю, что на техника насекомое не реагирует.

— Ну, раз в час. Но…

— Я займу не больше минуты. Да ладно. Замолвлю за вас словечко наверху.

Дать ему понять, что я важная персона. Окажи мне любезность, а я добавлю парочку баллов к твоему служебному рейтингу. Стыд и позор — я обманываю простака.

— Ну… — Он принимает решение. — Пользовались когда-нибудь «Экзаменатором-8»? Лучше я сам. Что ищем?

Отступив к флуоресцентному экрану, я задираю рубашку и показываю на шрам. Техник изумленно таращится.

— Ну и ну. — Он качает головой и начинает сканировать.

Теперь на меня обрушиваются сразу две жужжащие мошки.

Что же это такое? Почему они выбрали меня?

Противник действует противоестественно скоординированно: оба насекомых одновременно ныряют к моим глазам. Я успеваю схватить одну тварь правой рукой, но другая уворачивается и устремляется к моему уху!

Черт, больно! Оно ведь заползает внутрь!

— Секундочку, — бормочет Оранжевый, перебирая кнопки. — Привык проверять серые заготовки. Надо убрать помехи…

Я хлопаю себя по виску и… замираю — в моей голове словно что-то взрывается. Голос разбуженного бога гремит:

— Привет, Альберт. Успокойся, это я, Пэл.

— Пэл?

Ошеломленный, я опускаю руку. Слышит ли он меня, если я говорю вслух?

— Но что…

— Ты крупно влип, приятель, но я тебя засек. Иду к тебе с одним из твоих Зеленых. Мы тебя вытащим.

— Во что я влип? Ты знаешь, что происходит?

— Скоро объясню. А пока ничего не делай! Техник поднимает голову.

— Вы что-то сказали? Мы почти закончили.

— Прохожу диагностическое сканирование, — говорю я «жучку», забравшемуся мне в ухо. — Я у сборочной линии и…

— Нет! — ревет Пэл. — То, что в тебе находится, может сработать при прохождении контрольного сканирования/

— Но я уже прошел через центральный вход…

— Возможно, эта штука активизируется вторым сигналом!

И сразу все становится на свои места. Если Джинин и Ирэн заложили в меня бомбу, то для максимизации разрушений они могли либо поставить таймер, либо запрограммировать взрыв на момент второго сканирования где-то в глубине комплекса. Несколько минут назад я проезжал мимо исследовательского отдела и вполне мог…

— Стоп! — кричу я, и в этот миг техник поворачивает переключатель.

…все… происходит слишком быстро… …энергия мне уже ни к чему… сдвигаю субъективное время… надо успеть зафиксировать мысли…

Стараясь не попасть под луч, я отпрыгиваю в сторону, но понимаю, что уже поздно. Легкое покалывание… Плотный комок у меня в боку реагирует. Я сжимаюсь, ожидая взрыва.

— Послушайте, все в порядке, — говорит техник. — Что-то там есть, но… эй, куда же вы?

Бегу. Энергию — в действие! Это не простая бомба, иначе я уже разлетелся бы на миллион кусочков. Но что-то бурлит во мне, и мне это не нравится.

В ухе шевелится посланная Пэлом муха.

— К погрузочному доку! — кричит она. — Встретим тебя там!

Передо мной громадные машины, загруженные упакованными в аэрогель заготовками. Еще дальше, за ними, замечаю огни грузовиков в наступающей темноте. Может быть, мне еще удастся выбраться наружу. Взрыв вне штаб-квартиры «ВП» причинит меньше вреда. План маэстры будет сорван.

Но то, что находится во мне, не бомба. Я чувствую жар. Какая-то сложная химическая реакция, начавшаяся после сканирования. Запрограммированный синтез, возможно, с участием некоего специально выведенного нанопаразита. В таком случае, выскочив наружу, я спасу «ВП», но создам угрозу городу!

Пэл кричит мне в ухо, и я сворачиваю налево. Вижу камеры на стенах, их стеклянные глаза бесстрастно наблюдают за мной. Нет времени остановиться и объявить: «Я не виноват! Я не знал!» Теперь за Альберта Морриса говорят действия. Чтобы уберечь его от тюрьмы, я подстегиваю себя, сжигая последние силы.

Впереди грузовой док. Завернутые в гель дитто-заготовки соскальзывают в пневмотрубы и с тихим, всасывающим «вуш» отправляются к клиентам. Более крупные модели загружают на платформы тяжело сопящие подъемники.

— Сюда!

Крик бьется в моем ухе и эхом разносится по доку. Я замечаю себя зеленого, но замаскированного под оранжевого рабочего «ВП». На плече у него похожее на хорька существо. Оба дитто выглядят не лучшим образом: рваные раны, грязь, дым…

— Рады тебя видеть! — орет четырехногий мини-Пэл. — Пришлось пробиваться через… Эй!

Мне некогда останавливаться и обмениваться впечатлениями. Пробегая мимо, я обмениваюсь взглядом с собратом-дитто. Так и есть, это утренний Зеленый. Похоже, сегодня я/он нашел более интересное занятие, чем уборка туалета. Молодец, зеленка!

Процесс, происходящий в моем животе, кажется, близится к кульминации. Там, наверное, сущий ад. Вот-вот что-то взорвется и тогда… мне нужно что-то массивное, чтобы ограничить воздействие взрыва. Какой-то контейнер.

Прыгнуть в упаковочную машину? Нет, аэрогель — это не то… Я делаю выбор в пользу погрузчика, с тяжелым сопением поднимающего огромные коробки. Его голова — покачивающаяся на мощной длинной шее, отчего он напоминает диплодока — поворачивается в мою сторону.

— Чем могу помочь? — Его голос раскатывается, как урчание далекого грома. Я шмыгаю погрузчику между ног. — Эй, приятель, ты что делаешь?

Под хвостом «диплодока» выхлопное отверстие, из которого вырываются высокооктановые пары, насыщенные влажными энзимами газы. Вопреки всем инстинктам я выбрасываю руки и раздвигаю складки псевдоплоти, закрывающие сфинктер, чтобы…

…чтобы забраться внутрь.

Погрузчик ревет. Подпрыгивает и виляет задом, стараясь стряхнуть меня. Я ему сочувствую — сам бы с удовольствием сорвался, — но держусь.

В худших местах я еще не бывал.

То есть насколько мне известно. Возможно, кто-то из моих дитто видывал и кое-что похуже. Те, которые не вернулись домой, хотя я в этом и сомневаюсь.

Ввинчиваясь поглубже, я надеюсь, что рекордер переживет катастрофу. Может быть, этот последний акт самопожертвования избавит Альберта от обвинений. Хорошо, что ему не придется загружать мои ощущения от вот этого.

44
{"b":"4726","o":1}