ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Да и вообще, кто хочет жить вечно?

Я все еще удивлялся разнообразию имеющихся в баре субстанций. Не иначе как у Ирэн имелось хорошее политическое прикрытие. Токсичного пойла здесь больше, чем в покойном штате Делавер.

— Есть! — объявил Пэллоид, отметив свой триумф ловким кувырком. Я поспешил к нему, туда, где стояло несколько больших бутылей с металлическими наконечниками и надписью «Кетоновый коктейль».

— Хм, может быть. Она сказала «кетоновая крышка».

— Уверен?

— Да.

Я потряс бутылку, вовсе не торопясь попробовать то, что находилось внутри. Мое дешевое зеленое тело могло не выдержать продававшихся здесь экзотических смесей.

— Крышка…

— Знаю. И проверяю.

Я покрутил наконечник. Сначала в одну сторону. Потом в другую. Он немного поддался, но не более того.

Я уже собирался плюнуть на все, но потом подумал, что, возможно, здесь сработает принцип китайской головоломки — несколько последовательных направлений.

После нескольких попыток, чередуя повороты с нажимами, мне удалось сдвинуться с мертвой точки. Моя догадка подтвердилась. Колпачок начал поддаваться. Хитрая штука, вроде тех пьезомеханических рекордеров, которые Альберт вставлял в Серых. Надежнее, чем электроника. По-видимому, Ирэн поняла, что мир цифровой информации слишком изменчив и капризен, чтобы доверять ему настоящие секреты. Любой код в наши дни можно взломать за пару часов. Хочешь уберечь что-то от чужих глаз, запиши на пленку. Потом спрячь единственный экземпляр в коробочку.

Надеюсь, здесь не потребуется ни идентификационная проверка, ни пароль. Хорошо, если я не приведу в действие какую-нибудь бомбу. Когда Ирэн сообщила мне о тайнике, я предположил, что она сделала это из добрых побуждений. Иногда такое бывает — акт раскаяния… стремление немного почисть «карму». Но нельзя упускать из виду и другое объяснение. Ловушка. Маленькая месть.

Я бы вспотел, если бы мог.

— Отойди-ка, Пэл.

— Уже отошел, приятель, — отозвался он из-за дальнего угла бара. — А вообще я с тобой, не сомневайся.

— Спасибо за поддержку, — усмехнулся я и, затаив дыхание, приступил к последней стадии операции.

Наконец латунный наконечник соскочил, в его полости что-то лежало. Я постучал крышкой о бар.

Из тайника выскользнула пластиковая трубочка. На приклеенном к ней клочке бумаги было написано «Бета».

— Ловко! — воскликнул Пэллоид, вскакивая на стойку. — Держу пари, у нее здесь много чего припрятано. А что, если она шантажировала политиков? Знала-то наверняка немало. Кое-кому их мелкие слабости могли стоить тысяч голосов.

— Размечтался. — Пэлли нет никакого дела до политиков. — Будь осторожнее. Приду в кабинет Ирэн.

Я оставил приятеля с несметными сокровищами, зная, что сейчас его отсюда не увести. Пэл проверит все и, возможно, кое-что отведает. А почему бы и не рискнуть короткой жизнью ради неслыханных ощущений?

Офис Ирэн располагался неподалеку и представлял собой настоящий центр слежения. При желании прежняя хозяйка заведения могла заглянуть в любой его уголок.

Я усмехнулся, увидев, как Пэллоид в испуге отскочил от вырвавшегося из какого-то контейнера клуба дыма. Ну-ну, удачи тебе, старина. Имелись здесь и упомянутые Серым терминалы для прямого подключения к компьютерам. Судя по тому, что мне удалось прочитать, преимущества такого симбиоза весьма сомнительны. Лично я предпочел бы чадру.

К счастью, в кабинете были и обычные компьютерные терминалы. Некоторые остались включенными, что указывало на поспешное бегство хозяев. Иначе мне пришлось бы повозиться с паролями и прочим. Хакерство давно стало занятием любителей ретро.

Я остановился у простого аналогового стрип-ридера — с кассетой не возникло никаких проблем. Что же там? Обнаружу ли я какие-либо доказательства наличия заговора? Узнаю, кто спланировал атаку на «Всемирные печи»? Раскрою личность убийцы Альберта Морриса?

Едва я активизировал стрип-ридер, как передо мной повисло голофото. Так вот как выглядит «вик Коллинс». Серый № 2 был прав. Клетчатая одежда поверх клетчатой кожи. Ух ты!

И все же в этом был какой-то дьявольский смысл. Одни прячут внешность за неприметностью. Другие достигают того же эффекта, придав себе неприятный вид. Кому хочется смотреть на отвратительное лицо? Однако каким бы ни был портрет, найти ответ на мучившие меня вопросы он не помогал.

Была ли права Ирэн в том, что вик Коллинс являлся прикрытием Беты, печально известного дитнэппера?

Мне вспомнилась последняя встреча с желтым дитто Беты, разлагавшимся в трубе рециклера неподалеку от Теллер-билдинг. Что он там бормотал? Насчет предательства… и еще… «Эммет»… Кто это? Альберту было тогда не до загадок. Бета — мастер головоломок.

Сидя в кабинете Ирэн, я находил очень мало сходства между тем желтым и голографическим образом передо мной: квадратное лицо, довольно подловатое и перечерченное горизонтальными и вертикальными полосами. В секретном архиве Ирэн нашлось еще несколько десятков снимков, сделанных на заднем сиденье лимузина во время встреч в каких-то неизвестных местах. Обычно на них присутствовала и третья сторона, весьма похожая на дешевую копию Джинин Уэммейкер. В примечании указывалось, что Коллинс пользовался статическим дезинтегратором, блокировавшим сложные фотооптические рекордеры. Все, что удалось Ирэн, это сделать обычные старомодные фотографии своих не вызывающих доверия союзников.

И все же осторожности ей не хватило. Пыталась ли Ирэн хоть раз проследить за Коллинсом через сеть общественных камер?

Первый шаг очевиден — последовать за ним от бюро проката лимузинов.

Альберту бы это понравилось. Он бы зафиксировал все сомнительные остановки. Все места, где могла происходить замена. Отследил бы путь каждого дитто, разгадал все его трюки и отметил все упущения.

Наверное, можно было бы попробовать проделать то же самое, сидя в кабинете Ирэн. Но хотел ли я этим заниматься? Да, я унаследовал его навыки и способности, его память, но не стал им! Кроме того, ракета уничтожила не просто дом Альберта. Не стало Нелл, со всеми ее специализированными программами, помогавшими Моррису отыскивать людей и дитто в громадном городе.

Временами я жалею о том, что граждане Тихоокеанской экозоны такие свободолюбивые. В других странах люди мирятся с более высокой степенью регуляции и контроля. В Европе каждый голем снабжен настоящим транспондером, а не жалким ярлыком. Каждая покупка фиксируется, и спутники отслеживают дитто от момента активации до распада. Конечно, обмануть можно всех и каждого, но там детектив хотя бы знает с чего начать.

С другой стороны, я живу здесь, потому что хочу жить здесь. Тирания, возможно, всего лишь взяла отпуск. Она может вернуться, сначала в какой-то уголок мира. Потом в другой. Демократия не является абсолютной гарантией. Но в ТЭЗ само слово «власти» всегда вызывало подозрения. Сначала им придется убить всех до единого, а потом начинать с нуля.

Поворачивая цилиндр, я просматривал одно голофото за другим. Ирэн не раз встречалась со своими сообщниками для обсуждения, как она думала, стратегии промышленного шпионажа. Но у ее союзников были другие планы: манипулируя Ирэн и Альбертом, использовать ресурсы первой и навыки второго. Что касается фанатиков Гадарина и Лума, то они должны были стать первыми козлами отпущения.

Будучи знаком с этими двумя, я понимал, что любой первоклассный следователь сразу же заподозрит неладное. Они просто недостаточно компетентны, чтобы устроить диверсию против «Всемирных печей», и если у Гадарина мог быть какой-то мотив, чтобы уничтожить «ВП», то Лум стремился только к «освобождению рабов». Умный коп увидит, что они всего лишь подставные фигуры, первая линия прикрытия. После падения этой первой линии Бета перевел стрелку на Ирэн.

Она обо всем догадалась после вечерних новостей. В дверь могли постучать в любую минуту. Ирэн могла бы остаться и помочь следствию. Но Бета хорошо ее знал. Месть не имела для королевы никакого значения — время требовалось ей только для организации ухода, последней попытки получить бессмертие.

66
{"b":"4726","o":1}