ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мой маленький друг вспрыгнул на стол, и я помог ему пролезть под чадру. Капюшон накрыл его полностью, приспосабливаясь к очертаниям странного тела. Второй я набросил на себя, и черная вуаль мягко сползла на плечи и опустилась еще ниже, до пояса. Наверное, со стороны я напоминал одну из тех закутанных в паранджу женщин, которые еще совсем недавно, всего полстолетия назад, составляли едва ли не четверть населения планеты. Прошло совсем немного времени, и чадра стала символом освобождения. Такая вот любопытная трансформация.

И вдруг я оказался в другой вселенной. В чудесном мире виртуальной реальности, где факты и иллюзии смешивались в совершенно невероятные цвета и синтетические глубины, сенсоры отреагировали на положение рук, пальцев, настроились на мое дыхание, на каждый звук гортани. Несколько почти не слышных команд, и передо мной возникли три глобуса.

На первом меня интересовали дымящиеся руины моего… нет, дома Альберта. Несколько корреляторов тут же набросились на меня, вынырнув из джунглей Сети, с предложением предоставить информацию по трагическому событию. Пара агентов имели надежную репутацию, и я, дав требуемые параметры, спустил их с цепи. На первом уровне любопытства это не стоит ни пенни, а проследить мое местонахождение невозможно. Ракетный обстрел занимал одно из первых мест в рейтинге новостей, так что я ничем не отличался от миллионов других пользователей. Внимание на меня могли обратить лишь в том случае, если бы я постарался подобраться поближе.

Вторая цель — сообщения о попытке диверсии на «Всемирных печах». Я хотел получить официальный отчет полиции и прежде всего узнать, значится ли Альберт в числе подозреваемых. Такие события всегда вызывают массу слухов. Если вас не устраивает их направленность, то можно подкинуть парочку идеек, запустив собственную версию. Для таких измышлений, считающихся весьма почетным видом озорства, даже отведено особое место.

Реальный Альберт справился бы с этим намного лучше. А Эбеновый еще лучше.

А что я? Зеленый. К тому же Франки. Но это все, что осталось.

Третья сфера моего интереса самая опасная.

Каше. Названное Альбертом «На всякий случай», куда он убирает запасные файлы на случай, если что-то произойдет с домашним компьютером.

Предположим, Нелл засекла выпущенную ракету за пару секунд до удара. В соответствии с программой, она должна была перебросить как можно больше информации в это самое каше. Если ей это удалось, то я смог бы узнать, что делал и, возможно, что думал мой создатель в последние минуты перед смертью.

Большой куш, но дело рискованное. Тот, кто направил ракету, должно быть, вел наблюдение за домом, чтобы быть уверенным в благоприятном для себя исходе операции и достижении результата. Но насколько пристальным было наблюдение? Ограничились ли они тем, что установили камеры, фиксируя приходы-уходы Альберта? Или сумели проникнуть за защитный экран, запустив в дом микрошпиона, замаскированного под безобразного жучка? Такое случается сплошь и рядом. Технологии совершенствуются, камеры становятся меньше… только дураки рассчитывают уберечь свои секреты навечно.

Возможно, кто-то уже знает все, включая местонахождение каше. Возможно, затаившийся в дебрях сети охотник только и ждет того, кто придет к тайнику. Заимствованная чадра не спасет…

Но был ли у меня выбор? Единственная альтернатива — отправиться домой к Пэлу, напиться и ждать, пока искусственно продленная жизнь покинет меня уже навсегда. Ну уж нет, фиг вам! Пошевелив пальцами, я пробормотал несколько кодовых фраз, надеясь, что Альберт не поменял мой пароль, узнав о постигшем меня несчастье.

И почти сразу передо мной возникло милое личико Нелл. Эксперты утверждают, что такой вещи, как цифровой интеллект, не существует и быть не может. Им виднее. В XX веке родилось немало иллюзий. Не стали явью, например, летающие тарелки. А вот симуляция превратилась в настоящее искусство, и теперь говорящая голова, созданная хорошей анимационной программой, способна одурачить многих.

Лицо Нелл я списал с личика одной профессорши, с которой у меня был короткий роман в колледже. Сексуальная, но не настолько, чтобы отвлечь отдел. Персонифицированная эффективность без излишнего воображения. Затребовав и проверив пароли для следующего уровня, аватар просканировал мою физиономию и прозондировал ярлык у меня на лбу.

Обычно этого вполне хватало. Но не теперь.

— Несоответствие. Вы должны быть вторичным зеленым, но сейчас вы в окраске серого. Кроме того, ваше время уже истекло. В доступе к каше отказано до получения убедительного объяснения.

Я кивнул:

— Справедливо, объясняю. Коротко. Специалисты «ВП» открыли способ продлять жизнь дитто. Вот почему я говорю с тобой. Похоже, это открытие спровоцировало конфликт между виком Каолином и доктором Йосилом Махаралом. Возможно, это привело к убийству Махарала. И уничтожению Альберта Морриса.

Анимированное лицо исказилось — карикатура сомнения. Мне пришлось напомнить себе, что передо мной не та Нелл, которую я помнил, а только фантом, реплика, репродукция, упрятанная в уголок огромной инфосферы и оперирующая только заимствованной памятью.

— Ваше объяснение представляется убедительным и подтверждается другой информацией, отправленной в каше вторичным Эбеновым перед взрывом. Но есть еще одно несоответствие.

— Новое?

Нелл-фантом довольно убедительно нахмурилась — запрограммированный нюанс, на который я не обращал внимания. Обычно таким образом она реагировала на мою несообразительность.

— Убедительные доказательства того, что Альберт Моррис убит, отсутствуют.

Будь я реальным, наверняка бы запнулся или закашлялся.

— Отсутствуют? А что тебе надо? Дымящийся пистолет? Разве попадание ракеты в дом не убийство?

Мне пришлось напомнить себе, что передо мной не реальный или глиняный человек и даже не первоклассный аватар. Конечно, для фантома Нелл выглядела вполне сносно. Но, судя по всему, она пострадала от взрыва либо же попала в какую-то семантическую ловушку.

— Ракетная атака не имеет отношения к рассматриваемому несовпадениюпредполагаемому убийству Альберта Морриса.

Я тупо смотрел на знакомое лицо.

— Как это…

Да, семантический узел, должно быть, серьезно поврежден. Черт. Так я могу и совсем не получить доступ.

— Как это не имеет отношения?

— Органический гражданин Альберт Моррис считается пропавшим. За минувший день никакой информации о его местонахождении…

— Ну конечно…

— Но его исчезновение было запланировано. Более того, оно не имеет прямого отношения к уничтожению его дома.

Я повернулся к «пузырю», показывающему руины на Сикамор-авеню. Вид сверху — обгоревшие черные балки и обрушившиеся кирпичные стены. Труба дымохода торчала над руинами, как указующий перст.

Кованая балюстрада, скрученная жаром… какие-то обугленные комки…

Полицейские оцепили место отпугивающей лентой — у нас немало любителей сувениров. Я заметил на развалинах несколько эбеновых специалистов со сканерами и сэмплерами. По грудам мусора бродили и еще какие-то фигуры.

Пока я разговаривал с Нелл, нанятые мной агенты спешно собирали информацию о ракетной атаке, сразу же отправляли мне все полученные сведения в виде резюме и таблиц. Я указал пальцем на рапорт, содержащий данные по использованному оружию.

Точный тип модели оставался неизвестен, но уже было ясно, что речь идет о высокоточной ракете небольшого размера и огромной мощности. Этим и объяснялась та легкость, с которой оружие доставили в Диттотаун и установили в невыясненном пока месте. Впечатлял и тот факт, что ракету запустили под прикрытием плотного облака дыма над пятью полузаброшенными зданиями. Дым стер все следы. Работу полицейских затрудняло и то, что район был плохо оснащен камерами наблюдения. Если бы копам удалось установить траекторию полета ракеты, многое могло бы проясниться.

Но кто мог иметь доступ к такому оружию? И какой смысл использовать его против жалкого частного детектива?

74
{"b":"4726","o":1}