ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лишь на Джиджо, когда наши предки отказались от своих божественных инструментов вместе с долгом и обязанностями, возложенными на них гутатса, смогли они открыть для себя все это.

По справедливости нужно сказать, что, вероятно, патроны желали нам добра. Ведь в конце концов мы обязаны им разумом. Галактическое сообщество устанавливает строгие стандарты, которым должны следовать старшие расы, когда возвышают клиентов, делая из них трезвых надежных взрослых. Гутатса использовали самые сильные черты нашей расы: верность, преданность семье — и с их помощью определили для нас узкий курс. Дорогу к благоразумной одержимой ответственности.

И только сейчас Дор-хуниф и ее родители начинают понимать, как обманули нас наши патроны. Лишили нас величайшего сокровища. Мы только сейчас обнаруживаем, как это хорошо — прогулять уроки и отправиться на реку.

Отправиться на Джиджо, где хуны наконец вернули себе украденное.

Наше детство.

ЛАРК

Врата трансцендентов как будто закончили миграцию и теперь поднимаются со своего прежнего положения у поверхности белого карлика. Теперь все эти огромные иглообразные объекты движутся по более высоким траекториям, за внешними пределами роя кандидатов.

Для космических путешествий это сравнительно небольшое расстояние. Но, проходя его, они сотворили убийственный хаос. Внизу находится кипящий котел огня и смятения: миллионы космических кораблей отчаянно борются за выживание. Уже затронутые волнами разрыва, все главные маршруты галактических спиралей совершенно перепутались, они переплетаются и разбиваются на мириады буйных водоворотов. Резонанс двигателей пересекается и интерферируется, создавая поля взаимного притяжения, и корабли неожиданно начинают сближаться. И когда один гигантский корабль начинает маневрировать, пытаясь избежать столкновения, взрывается другой оказавшийся поблизости.

Вдоль всей плотно забитой воронки видны взрывы, превращающие то, что было мыслящей материей, в белое плазменное пламя.

И словно для того чтобы сделать положение еще хуже, каждая из гигантских игол во время своего короткого путешествия испускает силовые лучи, которые подхватывают несколько десятков кораблей, очевидно, отобранных случайно, и тащит их за собой, как телят на конце лассо.

И те из оставшихся неизбранными, кто случайно касается этих огненных щупалец, мгновенно испаряются.

Зачем?— спросил Ларк, ошеломленный этим зрелищем. Зачем они это делают?

Он рассчитывал, что Линг объяснит: ведь она звездный путешественник и много времени прослушивала информационную сеть трансцендентов. Но в данном случае она была так же поражена и испугана.

Не могу догадаться… Может, они уже набрали нужное количество кандидатов и решили, что остальные не нужны… Или волны хаоса слишком сильны, и им пришлось отказаться от отправки остальных кандидатов на новый уровень.

Ларк покачал головой, сместив одного из симбионтов, который поселился здесь недавно и пожирал последние волосяные фолликулы.

Но это не объясняет такое жестокое отнятие жизни! Там внизу разумные существа! Их там квадрильоны! И каждое из них — член древней расы, которая веками совершенствовала себя, чтобы попасть сюда…

Линг взяла его за руку и погладила, прижалась к нему.

Даже и так, Ларк, по сравнению с трансцендентами они все равно что животные. Их можно потратить. Особенно если их уничтожение служит высшей цели.

Он несколько раз мигнул.

Высшей цели? Какая цель может оправдать…

Он смолк, почувствовав, как кто-то знакомый пытается связаться с ними с помощью окольных мысленных путей сети. Вскоре Ларк узнал своего бывшего учителя… затем врага… и наконец просто друга.

«X», видоизмененный треки, проводил собственное независимое исследование и теперь хотел рассказать о своих находках.

Джофуры больше не верят, что смогут вернуться в свой клан или завершить миссию. Больше того, они понимают, что у них мало времени. Вскоре макросущество, частью которого все мы стали, то самое, которое вы называете «матерью», завоюет весь «Полкджи», проникнув в машинное отделение, где находится последний очаг сопротивления прежнего экипажа. И когда это произойдет, они перестанут быть джофурами — по крайней мере по их собственному ограниченному определению.

Прежде чем это произойдет, они решились на драматические заключительные действия. Это будет последним актом мести.

Ларк послал мысль наружу, воспринимая зрительно некогда могучий боевой корабль и его окружение. Благодаря удаче или безупречному мастерству пилота «Полкджи» до сих пор удавалось избегать столкновений с роем кандидатов. Теперь между кораблем и глубоким космосом, звездным ночным небом, по которому время от времени пробегает волна хаоса, лежит только рваный край вращающегося диска. Теперь, когда дорога расчищена, перспектива бегства соблазняет. Но уцелевшие члены экипажа «Полкджи» знают, что этого никогда не будет. Мать поглотит их, включит в новое гибридное существование задолго до того, как они достигнут пункта перехода. Если вообще п-пункт пригоден к использованию.

Звуки двигателей отзывались в жидком окружении, в них слышалась нота глубокой решимости. Ларк ощутил траекторию «Полкджи» — и понял, что она направлена прямо к одной из гигантских игл!

Все это время борьбы и смятения джофуры упрямо стремились к первоначальной цели. Они никогда не теряли след земного корабля.

Этот корабль прямо перед нами, охваченный световой паутиной трансцендентов.

Бросив взгляд по сторонам, Ларк убедился, что каждая большая игла окружена роем захваченных кораблей, окутанных слоями свечения. Прослушивая сеть, невозможно установить, какова цель этой странной деятельности, но вскоре Ларк ощутил слабый резонанс, как будто исходящий от одного из плененных кораблей.

Что-то очень знакомое.

Линг присоединилась к нему. Вдвоем они сфокусировали взгляд, что-то щелкнуло, и сеть заполнилась звуками.

Человеческий голос, мрачный, но решительный.

— …повторяем. Мы не выбирали такую участь. Мы не законные члены роя кандидатов. Мы не принадлежим к порядку «ушедших в отставку». Нам нет никакого дела до Объятия Приливов, и мы не хотим испытывать трансцендентность ни в какой форме.

Долг призывает нас во Вторую Галактику. Пожалуйста, отпустите нас! Просим выпустить нас из этого обреченного места, пока это еще возможно.

Повторяем. Мы не выбирали такую участь…

Ларк ощутил мысленное прикосновение треки, воспринял мысль, которая текла, как гладкий ручеек расплавленного воска.

Как интересно. Очевидно, земляне отобраны для исполнения почетной задачи. Для какой-то службы или работы, которая кажется достойной высшему разуму. Однако они просят освободить их от этого отличия, чтобы возобновить обреченный полет в мире опасности и печали!

Тем временем оставшиеся джофуры направляют «Полкджи» вперед с единственной целью — не допустить, чтобы земляне ощутили вкус трансцендентности, которую не заслужили/

Предстоит конфронтация. И будет любопытно наблюдать за ней.

Ларк оценил отчужденность треки, хотя скорее всего от «Полкджи» просто отмахнутся, как от надоедливой мошки, он испарится, столкнувшись с невообразимо превосходящими силами.

И задумался над тем, как избежать подобного конца.

А нельзя ли связаться со «Стремительным» через сеть?

Линг кивнула.

Почему бы и нет? Лишь на несколько мгновений.

Друг треки тоже согласился:

У меня/нас есть своя/наша собственная причина желать этого. Давайте действовать вместе и попытаемся установить связь.

ГАРРИ

Когда рухнула большая галерея на южном полюсе и несколько тысяч обитателей оказались в смертоносном вакууме, высшие руководители Каззкарка наконец уступили неизбежному. Они издали долгожданное распоряжение.

101
{"b":"4729","o":1}