Содержание  
A
A
1
2
3
...
102
103
104
...
128

Но Вер'Кв'квинн сберег меня для этой миссии. Полагаю, старый спрут знает, что делает.

Впереди находилась почтенная наблюдательная платформа Гарри, его корабль, специально сконструированный для полетов в мимических джунглях пространства Е. И хотя дело предстояло опасное, Гарри обнаружил, что идет быстрее, испытывая странное возбуждение и стремление к действиям.

Он начал про себя напевать и тут же узнал мелодию. Так ворчали новые родственники Олвина, готовясь к отлету.

Мелодия оказалась заразительной.

И подходящей для путников.

Это песня предчувствия.

Пока Гарри грузил в трюм инструменты Вер'Кв'квинна, планетоид снова начали сотрясать волны. Древние каменные стены стонали от резонанса, и палуба и переборки станции тоже начали сильно дрожать. Когда с верхней полки упал незакрепленный ящик, Гарри едва успел увернуться. Да и успел он только благодаря слабой псевдогравитации Каззкарка, но ящик сильно ударился, разбился, и содержимое разлетелось на осколки.

Подметая, Гарри прислушивался: не звучат ли сирены, объявляя о прорыве вакуума. Только спустя несколько дуров у него улеглась вставшая дыбом шерсть. Очевидно, оболочка дока выдержала — на этот раз.

Гарри вышел, чтобы подойти к прочному небольшому кораблю теннанинской постройки, припаркованному сразу за его станцией. Пройдя через шлюз, он крикнул пилоту:

— Каа! Готовы к взлету? Я вылетаю меньше чем через мидур, если вы все еще хотите лететь со мной.

Из-за приборной консоли в шестиногой установке для ходьбы показался гладкий серый дельфин. Каа выглядел уставшим. Он неделями уже не плавал. И лишь несколько часов сна проводил в небольшом бассейне; все остальное время приходилось лежать на плавающей постели установки.

— Для меня недостаточно быстро, — сказал пилот. — Увы, я все еще жду возвращения Двера.

Гарри огляделся.

— Дьявольщина! — проворчал он. — И куда же делся Двер?

Из задней двери послышался новый голос; слова на англике звучали елейно, почти соблазнительно.

— Ну, ну! Я бы предположила, что молодой человек пытается — в который раз! — убедить свою самку — Рети — отправиться с ним. Вы считаете по-другому?

Из одной крошечной каюты показалась Кивеи Ха'аоулин и начала пробираться мимо груды припасов, накрытых грузовой сетью. Синтианец настоял на том, что будет сопровождать Каа, несмотря на предупреждение, что путешествие только в один конец. На самом деле всякое возражение только укрепляло его решимость. Кивеи даже предложила оплатить все продукты и прочее необходимое Каа в пути.

Она не верила, что так называемый «большой разрыв» неизбежен.

Все эти неприятности минуют, в блаженной уверенности говорила она. Я не говорю, что все останется прежним. Пока Институты и большие кланы столетиями будут разбираться в случившемся, правила относительно маленьких сунерских колоний не будут так строго соблюдаться. И относительно контрабанды! Разве вы не чувствуете, какие здесь кроются деловые возможности? Я стану коммерческим агентом Джиджо, да! В абсолютной тайне, как доверенное лицо шести или семи рас, я буду поставлять на рынок коллекционеров примитивные артефакты, и все мы разбогатеем!

Гарри видел, как алчность борется с характерной синтианской осторожностью. Со временем Кивеи разрешила этот конфликт полным отрицанием: она отказывалась признавать, что возмущения могут фундаментальным образом изменить космос. Гарри испытывал вину за то, что поддался ее уговорам. Но синтианские торговцы могут быть исключительно упрямы и преодолевают любое сопротивление. К тому же Каа нуждается в припасах.

Кивеи склонилась к грубому рисунку, нацарапанному на палубе Клешней, — к изображению убийцы квуэна, который, вероятно, уже улетел с Каззкарка и теперь плетет свои сети где-нибудь в другом месте.

— Да, Двер отправился за Рети. Я только что прослушивала коммуникационные каналы и получила срочное сообщение парня.

Каа ударил хвостом.

— Ты мне не сказала!

— Пилот, ты был занят предполетной проверкой и тому подобным. К тому же я сама собралась идти, чтобы помочь молодому человеку! Великодушно, верно? Хотите идти со мной, разведчик-майор Хармс?

Гарри сощурился. Окно для взлета через мидур. Но парень попал в неприятности…

— Двер не сказал, в чем дело? Синтианец потер живот — нервный жест.

— Сообщение не вполне понятно. Очевидно, он считает, что необходимы срочные действия. Иначе девушка погибнет.

Они нашли молодого джиджоанца на соседнем складе. Он прятался за грудой пустых ящиков. Одетый в темный плащ, он раздраженно наблюдал за собранием разумных в сорока метрах от себя.

Пустые грузовые контейнеры были украшены синими и золотыми лентами — это праздничный фон, на котором выступал миссионер скиано. Он стоял, окруженный двумя десятками последователей из разных рас. Голова скиано возвышалась над всеми верующими, напоминая массивный корабельный нос. Одна пара глаз непрерывно сверкала, словно освещая путь в теплой ночи.

Большинство посвященных уже рассеялось по просторам галактики, разнося послание о возможности личного спасения, но немногие остались с лидером и распевали гимны, от которых у Гарри по спине пробегал холодок.

— В чем дело? — спросил он, проходя мимо Двера. Он сразу заметил Рети, маленькую человеческую фигурку, сидящую в стороне от остальных. Лицо ее было освещено сиянием портативного компьютера.

— Осторожней! — рявкнул Двер, схватив Гарри за воротник и с силой дернув его назад.

— Эй! — протестующе крикнул Гарри, и тут же несколько маленьких стрел впились в соседний ящик, разбрасывая по сторонам щепки.

Гарри замигал.

— Кто-то в нас стреляет!

Двер осторожно выглянул за угол, потом сделал Гарри и Кивеи знак, что они могут к нему присоединиться. Он показал на пару одетых в синее верующих — это были джелло и паха. Они настороженно стояли у помоста, и выражение у них было предупреждающее. Обе расы возвышены как воины, с прирожденными способностями к участию в вооруженных конфликтах. И хотя теперь они последователи религии, провозглашающей мир, им поручено было дело, достойное их способностей. У джелло в руке была палка с металлическим острием, а паха держал ручную катапульту, какую Двер уже видел раньше.

— Интересно, — сказала Кивеи. — Отказавшись от более сложного оружия, они пользуются военным искусством волчат. Несомненно, их научила Рети. Возможно, новая вера сделала их более открытыми к новому.

Гарри отмахнулся от нелепых комментариев Кивеи.

— Они не хотят, чтобы мы приближались. Почему? — спросил он у Двера.

— Меня предупредили, чтобы я больше не беспокоил Рети. Говорят, я ее отвлекаю. Они не могут убить священного землянина. Но поскольку «участь землян — страдать за нас всех», они готовы сломать одну-две кости. На вашем месте я был бы осторожен.

Гарри не сумел справиться с раздражением.

— Послушай, Двер, у нас нет времени. Рети решила остаться с теми, кто ее любит и заботится о ней. Это гораздо больше, чем имеют многие в этой вселенной, и, наверно, больше, чем она получит, если пойдет с нами. Пора позволить ей самой делать выбор.

Двер кивнул.

— В обычное время я бы с тобой согласился. Хватит с меня Рети. Ничего больше мне не нужно, как позволить ей идти своей дорогой. Но возникает одна проблема. Положение может быть не совсем таким, каким ты его описал.

Гарри вопросительно приподнял брови.

— Да? Как это?

В ответ Двер указал:

— Посмотри направо, за платформу. Видишь там что-то? За занавесом?

Тяжело вздохнув, Гарри всмотрелся в раздувающуюся цветную ткань между двумя массивными столбами, сразу за медитирующими последователями скиано.

— О чем ты говоришь? Я не…

Он смолк. Что-то там движется. Вначале очертания напомнили ему угловатую машину, с острыми лезвиями для резания или косьбы. Но вот случайный ветерок на мгновение отвел занавес, обнажив очертания существа, похожего на богомола.

— Ифни!.. — прошептал Гарри. — Зачем там прячется танду?

103
{"b":"4729","o":1}