Содержание  
A
A
1
2
3
...
104
105
106
...
128

Руки скиано конвульсивно дернулись. На мгновение все, кроме одной, разжались, но Рети зубами впилась в эту руку и высвободилась. Высвободившись из его спазмодических объятий, она увернулась от попытавшегося схватить ее паха, потом свернула в совершенно неожиданном направлении — под колючие ноги танду и между ними!

Гарри махал руками.

— Сюда, Рети!

Танду испустил ужасающий крик. Нанятый на определенных условиях, он был вооружен только тем оружием, которое пригодно для ритуального семейного убийства. Сопротивление в договор не входило. Это означает нарушение контракта!

Его крик эхом отразился в переулках Каззкарка, призывая товарищей отомстить за оскорбление. А тем временем взмахом одного лезвия танду снес голову паха.

Могучий воин джелло инстинктивно схватил свою палку с заостренным металлическим наконечником и, прежде чем пришла его очередь получить удар серпообразного ножа, ударил по одной руке танду, потом по другой. Тем временем— еще два верующих — летающий глоуоувис и зиу8 с мощными когтями на ногах — забыли о цели церемонии. Отвечая на древний инстинкт, они набросились на танду и начали рвать его сверху и снизу, избегая в то же время лезвий.

И среди этого ада Двер продолжал стрелять, по одному отключая сенсорные придатки гиганта.

Гарри хотел сказать Дверу, чтобы он поберег стрелы. Такая тактика редко помогает в борьбе с танду. Но тут Рети наконец выбралась из толпы и бросилась к краю платформы. Чувствуя, что свобода впереди, она сделала еще два шага и приготовилась прыгнуть.

У Гарри перехватило горло: он увидел, что танду нацелился на нее. С острых лезвий уже капала разноцветная кровь.

И тут ударила новая волна хаоса. Пол конвульсивно вздрогнул и вздыбился, как раненое животное. Облака пыли поднялись от рушащихся стен и развевающихся на ветру пестрых знамен. В отдалении завыла сирена.

Гарри беспомощно смотрел, как Рети шатается на краю платформы и падает среди множества лихорадочно размахивающих рук и ног.

Он попытался броситься вперед и подхватить ее — понимая, что не успеет.

До самого последнего мгновения, до удара головой о мостовую, Рети сопротивлялась. Она не стонала и не кричала, не хотела доставлять вселенной такое удовольствие. И меньше всего она собиралась жаловаться на неудачу.

ДЖИЛЛИАН

Люцифер означает «носитель света». Мысль пришла незваная, в то время как сияние лилось в окно, играя на лице.

Ангелы светятся ярко… но не всегда они добрые.

Зрелище напомнило Джиллиан, сколько прекрасного и ужасного видела она за последние годы и месяцы. И как много привычных представлений пришлось ей пересмотреть.

Например, она вспомнила тот момент, когда глубоко внутри пункта перехода земной корабль встретился с Великим Сортировщиком, который отбирал из бесчисленного количества кораблей кандидатов на трансцендентность. Этот огромный сияющий призрак напомнил Джиллиан могучего серафима, который в Судный День отделяет праведных от грешников. И никто не был удивлен больше нее, когда ослепительный шар энергии выделил «Стремительный» из толпы кораблей, подхватил его и отвел в сторону для цели, которую Сортировщик не позаботился объяснить.

Может быть, сейчас мы это узнаем, подумала она. Действительно, существует явное «семейное» сходство между прежним «ангелом» и гигантской иглой-вратами, которая протянула свои сверкающие щупальца и обнимает несколько десятков избранных кораблей. Такое поведение вызвало у Джиллиан неприятное воспоминание о пауке, который деловито укутывает добычу, откладывая ее про запас.

Все остальные корабли представляли собой объединение кислородной и водородной жизни, все они были выдернуты из роя, окружающего белый карлик. «Стремительный» по сравнению с ними миниатюрен — крошечная гусеница рядом с мячом для игры на пляже. Но и у него свое одеяние из сверкающих вздымающихся нитей.

— Материал неизвестен, — заметил Ханнес Суэсси. — Не могу получить никаких данных при помощи инструментов.

Машина Нисс высказала предположение.

Кто-то, наверно, все время готовил это для нас. Еще во Фрактальном Мире. Оболочка, которую мы получили, должна была служить буфером, а может, и клеем — между нашим хрупким металлическим корпусом и этой новой субстанцией… чем бы она ни была.

Джиллиан покачала головой.

— Может, это другой вид защитной брони.

Молчание длилось несколько секунд; все смотрели на экран заднего обзора. У всех появилась одна и та же мрачная мысль.

Скоро что-то произойдет. Что-то такое, что требует невероятно мощной «защиты».

Но по крайней мере предыдущая оргия разрушения как будто закончилась — внизу, там, где недавно двигались по орбитам миллионы кораблей, выстроенных рядами и колоннами, как вежливые пилигримы, дожидающиеся своей очереди войти в святилище. Эта процессия была смята, сметена, раздавлена. И теперь лишь редкие вспышки свидетельствовали, что еще один «кандидат» не устоял перед силами, которые уже испепелили миллионы, оставив на их месте варево из газа, пыли и ионов.

Теперь древнюю звезду окружало воронкообразное облако, затмевая его сверкающий белый диск.

Согласно Зуб'даки, это облако обладает очень своеобразными особенностями. Оно не продержится долго и даже не будет спускаться по спирали в течение месяцев или недель.

Облако обломков почти не обладает угловым моментом, объяснял астроном-дельфин. По мере продолжения внутренних столкновений все различные тангенциальные скорости уравновесятся. И когда это произойдет, вся масса просто рухнет вниз — почти одновременно!

Его спросили, когда это произойдет, и ученый дельфин ответил:

Скоро. И когда это случится, у нас будет лучшее место на величайшем космическом шоу.

Глядя на туманное торнадо, в котором распылены надежды бесчисленных рас и индивидуальных существ, товарищи Джиллиан понимали, что шоу скоро начнется. Акеакемаи с сомнением вздохнул, возвращаясь к первоначальному вопросу Джиллиан.

— Защитная броня… против того, что произойдет?

Дельфин сменил язык и выразил свои сомнения на тринари.

Когда боги

В своем могуществе Начинают верить

В собственные лозунги —

В свою мудрость,

Всезнание, В свою силу

И неуязвимость, —

Тогда природа,

Мудрая и терпеливая, Преподносит божествам

Урок,

Тогда природа, Проницательная и знающая, Показывает богам,

Что у каждого свои ограничения…

Великие мечтатели

Должны оседлать цунами!

А для трансцендентов? Сверхновая!

Джиллиан одобрительно кивнула. Для дельфина прекрасное воображение.

— Крайдайки был бы горд, — сказала она. Акеакемаи забил хвостом, сдержанно воспринимая похвалу.

Ирония способствует хорошей поэзии.

Прошу простить мое невежество в звездной физике, — начала Сара Кулхан, — но я ее изучаю, так что позвольте убедиться, что я все поняла верно.

Когда это огромное облако мусора и трупов наконец опадет, оно на десять процентов увеличит массу горячего карлика, оказавшись на его плотной раскаленной поверхности. Этот карлик уже почти достиг предела Чандрасекара. Огромное количество нового материла уплотнится до невероятной величины, начнется поверхностное ядерное слипание, которое в свою очередь вызовет…

…образование того, что земляне называют «сверхновой типа один», вмешалась машина Нисс, неспособная противиться запрограммированному стремлению прерывать других.

Обычно это происходит, когда с гигантской звезды срывается большое количество материи и быстро падает на соседний белый карлик. Однако в данном случае в качестве катализатора выступит плоть некогда живых разумных существ! Материя их тел позволит разжечь погребальный костер, который на мгновения затмит всю эту галактику и будет виден до пределов вселенной.

Джиллиан показалось, что в голосе созданной тимбрими машины звучат истерические нотки. Запрограммированный так, чтобы постоянно искать новое и удивительное, Нисс, очевидно, дошел до предела того, что способен вынести.

105
{"b":"4729","o":1}