Содержание  
A
A
1
2
3
...
105
106
107
...
128

— Согласна. Кажется, шансов на выживание нет, какой бы ни была наша защита. Однако совпадение кажется слишком необычным, чтобы его игнорировать.

— Совпадение? — переспросил Суэсси.

— Отказ от момента углового движения кажется слишком совершенным. Трансценденты, должно быть, предприняли меры, чтобы это произошло. Они убили оставшихся кандидатов специально — чтобы вызвать предстоящий взрыв.

— Что в таком случае? Остается главный вопрос — почему мы здесь, смешиваем свои атомы с другими несчастными жуками, зверями и прочими беднягами?

Джиллиан пожала плечами.

— Не знаю, Ханнес. Очевидно, нам предстоит сыграть какую-то роль. Но какую именно? Кто знает?

Зуб'даки не ожидал коллапса массы по крайней мере в течение двадцати часов. Возможно, нескольких дней.

— Падение может приостановить давление радиации по мере разогрева звезды, — объяснил дельфин. — Это может повлиять на весь процесс зажигания. Конечно, если они не нашли решение и этой проблемы.

Ему не нужно было объяснять, кто такие «они». Поблизости висела светящаяся игла-врата, размером с земную Луну, продолжая окутывать паутиной из загадочных прозрачных нитей несколько плененных судов.

Убедившись, что кризис не произойдет немедленно, Джиллиан решила немного отдохнуть у себя в кабинете. Войдя в полутемное помещение, она бросила взгляд на древний труп, улыбающийся в своем стеклянном гробу.

— Похоже, наши мучения скоро кончатся, Херби. Наступает конец, который сотрет все наши беды.

Разумеется, тощий труп ничего не ответил. Джиллиан вздохнула.

— Ну ладно. У Тома было любимое изречение. Если тебе действительно нужно уходить, можешь…

Ее слова подхватил баритон:

…можешь уходя хлопнуть дверью.

Джиллиан быстро повернулась, слегка присев. Сердце забилось от удивления. Кто-то — или что-то — стоит в тени. Высокая двуногая фигура, с широкими плечами, как у сильного мужчины.

— Кто… кто здесь? — спросила Джиллиан. Голос казался необыкновенно знакомым.

Тот, кого вам не следует опасаться, доктор Баскин. Сейчас я выйду на свет.

И когда он вышел, сердце Джиллиан забилось еще быстрей. Она сделала шаг назад, прижав руку к груди. Эта клинообразная фигура вызывает одновременно надежду и ужас. Джиллиан хрипло сказала:

— Т-том?..

Он с готовностью улыбнулся. У него всегда была такая улыбка — слегка мальчишеская. Поза расслабленная, но в то же время готовая ко всему. И эти знакомые руки, способные выполнить тысячи дел.

Голова — черные волосы с седой прядью — слегка наклонилась, как будто немного разочарованная ее реакцией.

Джилл, неужели ты так легковерна, что веришь всему, что видишь?

Джиллиан попыталась справиться с бурей эмоций, особенно с накатившей волной страшного одиночества: надежда, возникшая на мгновение, тут же рассеялась. Если бы это действительно был Том, она узнала бы об этом, даже не видя его. И все же это утомленное лицо кажется таким знакомым, на нем следы испытаний, по сравнению с которыми бледнеют ее собственные неприятности. Ей хотелось броситься к нему и удержать. Хоть ненадолго забыть о своих тревогах.

Даже зная, что это ложь.

— Я… не настолько наивна. Полагаю, совершенно ясно, кто вы на самом деле. Скажите… образ Тома вы взяли из моего сознания? Или…

Она бросила взгляд на свой стол, на голографическое изображение мужа рядом с портретом Крайдайки и с другими, теми, кого она знала и любила на Земле.

Немного того и другого, голос прозвучал, когда Джиллиан слегка отвернулась. Наряду со многими другими источниками. Нам казался полезным такой подход, объединяющий похожесть с напряжением и сожалением. Может быть, немного жестоко. Но способствует сосредоточенности.

Вы сосредоточились?

— Я вас слушаю, — ответила она, поворачиваясь лицом к посетителю… и тут ее поджидал новый сюрприз.

Том исчез! На его месте стоял Джейкоб Демва, пожилой глава разведывательной службы Террагентского Совета, благодаря которому и стала возможна отправка корабля с экипажем из дельфинов. «Стремительный» — в такой же мере дело его, как Крайдайки. Темная высохшая кожа свидетельствует о многих годах, проведенных в космосе, в перелетах от одного земного аванпоста к другому, в попытках оттянуть неизбежный конец расы волчат.

Отлично, сказал гость голосом старого Джейка… хотя каких-то оттенков юмора и одновременно сварливости ему не хватало. Потому что я могу использовать только очень малую часть своего сознания. Есть множество других дел, которые требуют немедленного завершения.

Джиллиан кивнула.

— Могу себе представить. Вы, трансценденты, должны быть ужасно заняты, убивая триллионы разумных существ, чтобы запалить свой космический факел. Скажите мне, ради чего умирают все эти бедняги? Это религиозная жертва? Или что-то более практичное?

А нужно ли выбирать? Можно сказать, что и то и другое. И ни то, ни другое. Эту концепцию трудно объяснить с помощью символов вашего дискурсно-символического языка.

Почему-то она ожидала такой ответ.

— Вероятно, это правда. Но все равно спасибо за то, что не использовали слова «грубый» или «примитивный». И до вас многие напоминали нам, как низко мы находимся в пирамиде жизни.

Призрак Джейка Демвы улыбнулся, все морщинки разбежались в нужных местах.

В ваших словах звучит горечь. После контактов с так называемыми Древними не могу вас в этом винить. Эти существа ненамного древнее вас и вряд ли знают больше. Такие незрелые души часто бывают высокомерны несоразмерно со своими подлинными достижениями. Они пытаются показать, как высоко поднялись, унижая тех, кто под ними. В своем собственном дневнике, доктор Баскин, вы приводите сравнение с «муравьями, которые суетятся под ногами богов».

Но на самом деле подлинный разум должен быть способен на эмпатию даже по отношению к «муравьям». Используя лишь малую часть своего сознания, я могу с вами говорить таким образом. Ведь быть добрым — это совсем немногого стоит, особенно когда эти усилия оправдываются.

Джиллиан мигнула, не в силах решить, чувствовать ли ей себя благодарной или оскорбленной.

— Ваше представление об избирательной доброте… приводит меня в ужас.

Двойник Демвы пожал плечами.

Иногда ничего нельзя изменить. Эти составные существа, которые недавно умерли — те самые, чья масса и другие их принадлежности сейчас составляют густое облако, — они своей смертью послужат гораздо лучше, чем если бы стали младшими трансцендентами. Здесь и во многих других местах по всему известному космосу они точно в нужный момент зажгут маяки, зажгут их в то мгновение, когда судьба на очень короткое время откроет окно, позволив небесам общаться.

Джиллиан сосредоточенно наморщила лоб.

— Маяки? Нацеленные куда? Вы, трансценденты, и так владеете всем в пределах Пяти…

Неожиданно ей пришла в голову догадка.

— Наружу? Вы хотите связаться с другими, за пределами Пяти Галактик?

Демва как будто одобрительно замурлыкал: Вот видите? Простые рассуждения доступны даже муравью.

Действительно, целью этого грандиозного предприятия является отправка сообщения из одного района неба в другой. С тем взрывом, который вскоре произойдет здесь, на мгновение превзойдя своей яркостью всю вселенную, мы можем отправить приветствие.

— Но…

Но! Вы собираетесь возразить, что мы можем сделать это в любое время! Для таких существ, как мы, легко создавать сверхновые, зажигать их как сигнальные огни.

Это правда! Но этот метод слишком медлителен, сигнал слишком насыщен шумом для сложного сообщения. Это все равно что крикнуть всей вселенной: «Я здесь!»

Однако огромное большинство соседних галактик сохраняет загадочное молчание или излучает колебания, которые мы не всостоянии разгадать даже с помощью наших лучших моделей. В любом случае эта загадка не может быть разрешена отдельными слабыми лучами света.

106
{"b":"4729","o":1}