ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И наконец, то, что останется от бедного «Полкджи», сотрясет ударная волна протонов, нейтронов, электронов и ионов, придав ускорение в сто тысяч G.

Неудивительно, что трансценденты полагают, будто это событие проделает дыры в космическом теме. Очевидно, именно к этому они стремятся. Это будет нечто вроде погребального костра. Достаточно яркого, чтобы перебросить семена через величайшую пустыню.

Вы слышали последние новости, мои кольца?

Ларк и Линг передают то, что узнали, подсоединившись к сети трансцендентов.

Объяснение недавней жестокой хирургической операции, проделанной лучами-скальпелями!

Очевидно, высокие существа в последнее мгновение изменили свои планы.

Быстрые импровизации не в их обычае, но сейчас они лихорадочно работают. Переделывают. Изменяют комбинации.

И мы являемся объектом их неожиданного намерения!

Мы ошеломленно наблюдаем, как две тонкие полоски материи выдвигаются из земного корабля и направляются к нам, оставляя за собой отверстия, которые тут же закрываются. Эти тонкие трубы тянутся к «Полкджи»… и одновременно с другой стороны приближается сверкающая живая оболочка корабля-шара.

Дельфины, говорит Линг, узнавая содержимое цилиндров, взятых со «Стремительного». Примерно с десяток. Добровольцы, которые присоединяются к нам вместе с запасом ген и архивом культуры…

С головокружительной скоростью трубы входят в подготовленные для них отверстия. И вовремя. Сразу вслед за этим оболочка покрывает «Полкджи», окружает энергетическим единством.

Все компоненты матери — даже недавно захваченные офицеры-джофуры — содрогаются от шока, когда масса светящихся щупалец подхватывает наш преображенный корабль, проникает в него, связывает, превращает в вибрирующее, пульсирующее целое.

Нечто нетерпеливое. Свернувшееся и готовое к тому, что будет дальше.

Вы чувствуете агонию умирающих богов?

Игла-врата дергается, мерцает, притягивая к себе «Стремительный». Светясь и коллапсируя внутрь, врата трансцендентов изгибаются, создавая мощные поля, заставляя пространство сворачиваться вокруг себя, образуя туннель. Прямой путь.

Импровизированный маршрут, который позволяет землянам спастись.

Успеют ли они это сделать?

Возможно, все-таки это похоронный звон не по нам.

Многочисленные организмы, составляющие мать, провели голосование. Согласились почти все.

Именно такое решение приняли бы мы, если бы трансценденты нас спросили. (Вероятно, они своим моделированием предвидели это.)

Наш союз представляет собой дистилляцию. Комбинацию порядков жизни. Мешанину, полную свойственной гибридам энергии. С необычной приправой вкуса Земли и Джиджо наше сообщество представляет собой такой подбор ингредиентов, который позволит нам достичь успеха там, где другие терпели поражение.

Преодолеть непреодолимое.

Объединить необъединяемое.

Привнести в космос большее разнообразие… и сделать его единым.

Мы чувствуем, как новые щупальца «Полкджи» протягиваются, сжимают ткань пространства, поджидая мгновения, когда пронесется следующая ударная волна.

Величайшая волна хаоса.

Великий Разрыв.

Правильно ли рассчитали время трансценденты? Хватит ли у них мастерства произвести взрыв в тот момент, когда «Полкджи» способен будет подхватить волну?

Да, мои кольца и все другие мои я.

Я/мы/я/вы не можем дождаться этого.

Белый карлик содрогается.

Он всего в десять тысяч километров в диаметре. Искра зажигания пронесется со скоростью звука — несколько тысяч километров в секунду. Это означает, что потребуется меньше дура…

«Стремительный» напрягается, пытаясь достичь спасительного туннеля.

Давай, Сара!

Ты справишься!

Давай!

Каждая проходящая секунда кажется вечностью — земной корабль устремляется к мерцающему спасению.

Неожиданно наши сенсоры, устремленные к солнцу, регистрируют ослепительную вспышку!

Невероятно яркий огонь на безумной скорости проносится' по измученной поверхности звезды, как мгновенное пламя спички.

Потом…

Вы чувствуете их, мои кольца?

Нейтрино, проходящие через воск.

Какое странное ощущение! Словно вспоминаешь завтра.

Мы отправляемся…

Часть пятая

Время Перемен

Некоторые порядки жизни более других склонны к контактам.

Члены квантового порядка не обладают ощущением места и времени. Во всяком случае, они не так, как мы, воспринимают эти свойства. Хотя они готовы к обмену информацией, однако обычно не понимают наших вопросов, а мы не понимаем большинство их ответов. Должен существовать какой-то общий контекст, чтобы слово «значение» приобрело смысл. По сравнению с квантовыми существами общение с водорододышащими, машинами и даже наиболее связными разумными мемо кажется почти тривиальным.

Однако некогда член разумной расы тоувинтов прервал свидание старейших в пространстве Д и задал одному из квантовых существ простой и наивный вопрос.

— Чего нам ожидать?

Ответ миллионы лет приводил в замешательство ученых. Без колебаний странное существо ответило:

— Всего.

ГАЛАКТИКИ

Фронт фотонов сверхновой коснулся «Стремительного» у самого входа в черный туннель — спасительной тропы, предоставленной загадочными трансцендентами.

Загремели сигналы тревоги, закричали дельфины, когда сзади ударили потоки обжигающей энергии, сминая обычные защитные поля, насыщая каждый квадратный метр пространства большим количеством тепла, чем обычное солнце даст за всю свою жизнь. Эта вспышка почти мгновенно испарила бы «Стремительный».

Но земной корабль напоминал кита, кожа которого обросла толстым слоем ракушек. Это необычное вещество оболочки светилось, охотно поглощая разрушительный свет.

Сара ухватилась за Прити и Эмерсона. Кости ее и костный мозг в костях пронизывала дрожь. Ослепляющая буря вывела из строя все наружные камеры, но сенсоры сообщали о невероятных потоках фотонов и нейтрино, которые испускала звезда на пределе выносливости… а может, в экстазе. В реальном времени взрыв длился миллисекунды, но протяженные поля «Стремительного» позволяли экипажу видеть последовательные этапы процесса словно в замедленной съемке.

— Наша волшебная оболочка производит впечатление, — заметил Суэсси. — Но это еще только фотоны. Неизвестно, выдержит ли она следующие удары. Больше солнечной массы настоящей материи — фотонов и тяжелых ядер… они пронесутся здесь со скоростью света…

Сара достаточно разбиралась в физике, чтобы понять, какой кулак вот-вот обрушится на них. Каждый атом кислорода и углерода моего тела проходил через такие конвульсии… варился на солнце, потом был выброшен в космос, прежде чем сконденсироваться в планеты, животных, людей.

Теперь ее собственная звездная пыль может вернуться в космическую смесь, возможно, начать новый жизненный цикл на другой, еще не родившейся планете. Слабое утешение. Но у нее есть и другое.

Ларк.

Я получила его послание — перед тем как оболочка окружила «Полкджи», расправила свои щупальца, готовясь подхватить волну гиперреальности в тот момент, когда галактики навсегда разойдутся.

Сейчас его корабль, должно быть, уже подхвачен приливом отдачи. Он устремился навстречу великому приключению.

Ирония происшедшего заставила ее улыбнуться. Из трех детей Нело один Ларк никогда не мечтал о том, чтобы покинуть свою любимую Джиджо. Но именно он увидит в космосе больше, чем даже трансценденты! Закоренелый холостяк, он со своей подругой может стать родоначальником нового человечества в какой-нибудь далекой галактике.

Прощай, брат. Пусть Ифни приглядывает за тобой.

Забавляйся.

Впереди тянулся спасительный туннель, пещера, полная необычными, наводящими ужас спиралями. Сара взглянула на Эмерсона. Несколько мгновений назад, когда последний град раздавленных Древних упал на измученную поверхность белого карлика, он произнес одно слово:

112
{"b":"4729","o":1}