ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

…и покачнулся, когда ничего не произошло.

Не было даже дрожи. Слышалось только негромкое гудение двигателей.

В страхе и любопытстве Гарри отвел руки от глаз.

За оконными панелями, покрытыми вмятинами, сияли звезды. Рисунок из мягких огоньков. Устойчивый. Постоянный.

Ну, почти. Одна полоса странно подмигивала: это мимо проносилась волна искаженной метрики. Убывающее возбуждение хаоса все еще заставляло вакуум вздрагивать. Но насколько это лучше ямы со сверкающими красными змеями!

За станцией, быстро уменьшаясь, виднелся пункт перехода, из которого они только что вышли. Он был обозначен вспыхивающими красными символами.

НЕ ВХОДИТЬ, сверкала созданная компьютером надпись.

ВХОД ОКОНЧАТЕЛЬНО ВЫШЕЛ ИЗ СТРОЯ.

ВНУТРИ СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНЫЕ УСЛОВИЯ.

Не могу поверить, подумал Гарри, давая себе слово обнять Каа при первой же возможности… а также застрелить пилота, если тот попытается еще раз войти в такой п-пункт.

В противоположном направлении вырастал красный диск гигантской звезды.

— Измунути? — догадался Гарри.

Каа все еще что-то бормотал про себя. Но Двер энергично кивнул.

— Я узнал бы ее повсюду. Хотя по сравнению с прошлым разом, когда мы пролетали мимо, буря улеглась.

Рети бурно реагировала на эту новость.

— Нет! — Стиснув кулаки, она направилась к Гарри. — Ты обещал, что я не вернусь назад! Поверни корабль. Отвези меня к цивилизации!

— Кажется, ты не понимаешь, в чем проблема, — ответил Гарри. — Нам повезло бы, если бы мы добрались до любой обитаемой планеты. Очевидно, ближайшая — это…

Молодая женщина зажала уши.

— Не буду слушать! Не буду!

Гарри посмотрел на Двера, который пожал плечами. Агрессивная реакция Рети на реальность напомнила Гарри расу под названием эписиархи. Это клиенты могучих танду, которые могли использовать пси — плюс силу собственного эго, — чтобы изменить небольшой окружающий участок вселенной, сделать условия более для себя подходящими. Некоторые ученые утверждают, что для этого нужна только достаточно сильная воля плюс высокое мнение о себе. Если это так, Рети может забросить их на мегапарсеки от этого места в своем отчаянном стремлении больше не видеть планету, на которой родилась.

Каа приподнял свою бутылкообразную голову. Черные глаза пилота прояснились, и он объявил:

— Мы не можем оставаться здесь. До Джиджо еще больше светового года. Потребуется десяток прыжков через пространство А. Или пятьдесят… если воспользуемся уровнем Б.

Гарри вспомнил предсказание, сделанное штатом Института Навигации, — что разрыв сделает использование всех гиперуровней гораздо более трудным. В Четвертой Галактике они могут совсем разъединиться и отойти друг от друга, оставив в промежутках абсолютную черноту нормального пространства, Эйнштейнов космос, где причины и следствия строго соответствуют ползучей скорости света.

Но это расхождение не произойдет немедленно. Возможно, быстрые слои еще какое-то время поддаются использованию.

— Попробуй пространство Б, — посоветовал он. — У меня предчувствие, что нам в пути придется часто и быстро оттуда выскакивать.

Каа мотнул большой головой.

— Хорошо. Это твой корабль. Пространство Б…

И еще раз свистнув, пилот снова сосредоточился на своем невральном клапане, направляясь в область, где только сверхъестественное мастерство китообразных может быть единственной надеждой.

Гарри чувствовал, как станция готовится к первому прыжку.

Я бы помолился, подумал он, если бы вселенная уже не стонала от боли.

Почти с самого начала они видели тревожные признаки разрушения — обломки многочисленных космических кораблей, потерпевших крушение на этом самом маршруте, в прыжке от Измунути к Джиджо.

— Кто-то проходил тут до нас, — заметил Двер.

— И совсем недавно, судя по всем данным. — В голосе Кивеи звучал страх. — Похоже, целый флот больших кораблей. Должно быть, оказались захвачены в гиперпространстве, когда произошел разрыв.

Результаты были катастрофическими. Измунути постепенно уходила назад, солнце Джиджо становилось все ярче, а приборы Гарри свидетельствовали об огромных размерах погибшей армады. Некоторые обломки корпусов еще светились от огненной гибели.

— Я вижу два основных типа кораблей, — определил Гарри, вглядываясь в аналитический перископ. — Один — это джофуры. Второй… не могу сказать.

На самом деле трудно было на чем-нибудь сосредоточить взгляд, потому что корабль самого Гарри подпрыгивал и дрожал. Когда сверхъестественный инстинкт подсказывал пилоту, что приближается новая волна хаоса или хлопающая складка пространства Б угрожает сомкнуться вокруг самой себя и раздавить все находящееся внутри, Каа выводил корабль в нормальное пространство.

Преодоление этой нестабильной зоны гиперреальности — очень небольшое расстояние по прошлым стандартам — превратилось в серию безумных ускорений и прыжков. И положение с каждым дуром становилось все хуже. Каждый прыжок требовал все большей сосредоточенности, все больше напрягались ревущие двигатели. И все же остановиться было невозможно. Необходимо было как можно быстрее снова вернуться в гиперпространство, потому что уровень Б в любое мгновение мог окончательно отсоединиться, и они застрянут во многих световых месяцах от убежища. И задолго до того как маленькая группа Гарри преодолеет это огромное расстояние плоского пространства, кончатся пища и воздух.

Жаль, что мы, земляне, не последовали за своей ранней догадкой насчет ракет — после того как установили контакт с цивилизацией Пяти Галактик. Казалось, это самая нелепая из всех технологий волчат — с помощью грубой силы разгонять корабли до скорости света. Ведь в Великой Библиотеке содержится столько способов сократить путь. Кому нужны такие экстравагантные трюки?

Ответ очевиден.

Нам нужны. Теперь они понадобятся всякому, кто захочет летать по Четвертой Галактике — отныне и навеки.

Но по крайней мере очевидны признаки продвижения. Каждый прыжок зримо приближает их к теплому здоровому солнцу. Однако напряженные моменты, когда приходилось проскакивать мимо разбитых кораблей, тянулись медленно.

— Думаю, корабль джофуров связался со своим командованием, когда преследовал «Стремительный», — заключил Двер. — Подкрепление подошло в самый неблагоприятный момент, как раз во время разрыва.

— Нам стоит порадоваться, — отозвалась Кивеи. — Не хотелось бы жить под властью джофуров.

— Гм, — заметил Гарри. — Это означало бы, что весь их флот был захвачен в гиперпространстве в самое неподходящее время. Но, мне кажется, целый отряд мог бы добраться благополучно. И теперь поджидает нас на Джиджо.

Ужасная перспектива — столько перенести лишь для того, чтобы быть захваченными лишенными чувства юмора грудами жирных колец.

— Что ж, — сказал Двер после еще нескольких головокружительных прыжков, когда желтая звезда уже походила на солнце. — Теперь ждать осталось недолго.

Он прижался к окну, так же желая увидеть Джиджо, как Рети хотелось отвратить приговор судьбы.

ЗЕМЛЯ

Солнечная система была усеяна обломками более чем двух лет войны — разбросанными напоминаниями об ожесточенном сопротивлении волчат, которое стало полной неожиданностью для захватчиков, ожидавших легкой победы. Слухи об этой борьбе доходили до экипажа «Стремительного» даже в далеком Фрактальном Мире. Очевидно, эта оборона уже стала легендарной.

Облака ионов и обломков свидетельствовали о пути, пройденном отступающими в глубь системы… испарившиеся участки ледяного пояса комет… все еще дымящиеся кратеры на Тритоне и Нереиде… несколько кусков рваного металла размером с астероид на орбитах вокруг Урана.

Должно быть, было замечательное зрелище. Жаль, что я его пропустила.

Недавно, когда произошел большой разрыв, появились новые обломки. Кораблям, которые во время бури, сопровождавшей катастрофу, пытались использовать любые маневры скорости быстрее света, повезло, если они добирались до нормального пространства в целости. Орбита Сатурна представляла собой мусорный двор, и вскоре вокруг Солнца должно возникнуть новое кольцо.

117
{"b":"4729","o":1}