Содержание  
A
A
1
2
3
...
13
14
15
...
128

Каким-то образом — он это знал — кожурки чувствовали его отвращение и ненависть. Их границы под его взглядом как будто слегка съеживались и становились отчетливей.

Нам не нужны для этой работы бесстрастные наблюдатели, объяснял Вер'Кв'квинн, когда Гарри приняли в корпус наблюдателей на базе Каззкарк.

Мы можем выбрать многих других, чье сознание более дисциплинированно. Они отчужденней, осторожней и во многих отношениях разумней. Такие добровольцы нужны повсюду. Но в пространстве Е больше подходит кто-нибудь вроде тебя.

Спасибо, ответил Гарри. Вы хотите сказать, что я не должен быть скептичен, когда отправляюсь на задание?

Командир отряда наклонил большую червеобразную голову. Шуршащие пластинки произносили слова на щелкающем галактическом пять.

Только те, кто проявляет скептицизм, готовы к истинным приключениям, продолжал Вер'Кв'квинн. Но есть много разновидностей скептицизма. Твой скептицизм прочный, земной, внутренний. Вы, молодые земляне, воспринимаете окружающее лично, как будто космос особенно заинтересован в том, чтобы причинять вам неприятности. На большинстве уровней реальности это отъявленная ошибка гордости солипсизма. Но в пространстве Е это, возможно, единственный способ справиться с идиосинкразическим космосом.

После этого разговора Гарри испытал смешанные чувства — как будто только что получил смертельное оскорбление и одновременно высочайшую похвалу в жизни. И почувствовал еще большую решимость.

Возможно, Вер'Кв'квинн этого и добивался.

Я вас ненавижу, мысленно обращался Гарри к нелепым, оскорбительным желтым кожуркам. На каком-то уровне это могут быть нейтральные завитки пространства, описываемые холодными уравнениями. Но здесь они своим видом словно насмехались над ним, вызывая глубокое отвращение, и Гарри использовал его как преимущество. Он вел станцию так, словно каждый небольшой успех еще больше унижает реального врага.

Ему стало жарко, он вспотел. Проходил один напряженный час за другим, и густой острый запах постепенно заполнил купол.

Наконец проворным ловким движением Гарри перенес свой экипаж через последнее препятствие и глубоко вздохнул, чувствуя себя уставшим, вспотевшим и торжествующим. Может быть, на каком-то уровне аллафоры поняли, что потерпели поражение, потому что в то же мгновение «шкурки» начали трансформироваться, желто-коричневые морские звезды отращивали иглы и завитки…

Гарри не стал ждать, чтобы посмотреть, чем они станут. Он приказал режиму пилотирования поскорее убираться отсюда.

Потребовалось какое-то время, чтобы миновать зеленое «морское чудовище», ныряя в промежутки между его разворачивающимися завитками. Переход заставил Гарри понервничать, глядя на участки гигантского торса этой ожившей концепции. Но вот наконец он может свободно передвигаться по открытой местности. Мимо понеслась пурпурная равнина. Гарри нацелился на самый перспективный наблюдательный пункт — коричневый холм, который выглядит достаточно постоянным и в то же время слишком голым и земным, чтобы привлечь голодных мемоидов. В таком месте он может остановиться и мирно возобновить исполнение своих обязанностей патрульного.

Возвышение находится на некотором удалении — не меньше нескольких мидуров субъективной протяженности. Тем временем окружающее пространство выглядит спокойным. Несколько замеченных Гарри аллафорических тварей торопливо уходили с его пути. Большинство хищных мемоидов не любит упрощенные запахи металла и других твердых веществ, которые вторгаются с других уровней реальности.

Гарри решил, что можно спуститься вниз и принять душ. Затем, расчесывая густые завитки волос, приказал автоповару приготовить что-нибудь поесть. Подумал, не поспать ли, но обнаружил, что все еще слишком напряжен. В таком состоянии сон будет полон видениями и не принесет отдыха. И вообще разумней присматривать, когда корабль движется. Режим пилотирования не может замечать все.

Решение оказалось верным. Поднявшись в купол, Гарри заметил, что его верный корабль гораздо ближе к цели, чем он ожидал. Какой быстрый прогресс. Мы уже на полпути вверх по холму, подумал Гарри, рассматривая местность в окна. Превосходное место для наблюдений.

И тут на приборной доске сразу несколько инструментов начали возбужденно гудеть. Проверив показания, Гарри понял, что прямо впереди, за вершиной хребта, находится что-то состоящее преимущественно из прочной материи. Это не форма другого порядка жизни. Все подозрительно знакомые признаки, которые его научили замечать в поисках кораблей Цивилизации Пяти Галактик.

Кислородники, понял Гарри.

Попались!

Проверяя оружие, он испытал прилив возбуждения. Именно к этому его готовили. К встрече с собственным порядком жизни, который появляется в мире, где Нет места существам из протоплазмы. Гарри предвкушал удовольствие, которое испытает, когда остановит и станет осматривать корабль какого-нибудь напыщенного, высокомерного клана, вроде соро или танду. Придется им проглотить это оскорбление: ведь их поймает и будет проверять простой шимпанзе из клана земных волчат.

Ты здесь не для того, чтобы воевать, напомнил себе Гарри, готовя оборудование станции.

Главная твоя задача — наблюдать и докладывать.

Тем не менее он — представитель закона и обладает правом допрашивать кислородные существа, которые оказываются на этом уровне. И вообще подготовка оружия — разумная предосторожность. Во время работы в пространстве Е разведчики часто исчезают. Конечно, нападение шайки преступников может показаться слишком приземленным по сравнению с пожиранием какой-нибудь самостоятельно передвигающейся идеей… но ты все равно будешь мертв.

Привидение не движется, с некоторым удивлением заметил Гарри. Просто стоит на месте, чуть ниже вершины. Может, корабль сломался или столкнулся с какими-то неприятностями. Или еще…

В голове у него возникла мысль о засаде. Привидение может поджидать его.

Но ведь оборудование Гарри специально подготовлено для использования на уровне Е, а у пришельцев могут быть только обычные корабельные инструменты. Вполне вероятно, что они вообще еще его не заметили.

Я могу захватить их врасплох.

Но по мере того как проходили дуры и псевдорасстояние до цели сокращалось, Гарри начал сомневаться в том, насколько хороша его идея. В этом континууме большинство кислородных существ нервничают. Может быть, испытывают воинственность. И сюрприз может оказаться не таким уж выгодным. Он слишком поздно вспомнил, что станция по-прежнему выглядит как паук! Свирепо выглядящая, на длинных лапах, она делает огромные шаги. Такое устройство дает ему хороший обзор… и делает уязвимым для огня, если встреченные возьмутся за оружие.

Ну, менять что-либо уже поздно. Готов я или нет, начинается!

Переваливая через метафорический холм, Гарри включил транспондер распознавания, смело передавая символические ссылки на свой официальный статус и принадлежность к одному из высших институтов галактической культуры.

Пришелец появился на виду, заполнив переднее смотровое окно — приземистая продолговатая фигура, напоминающая бронированного жука с грозными клешнями. Эти клешни угрожающе протянулись к Гарри. Ряды длинных тонких эмиттеров над лбом жука раскачивались, как чувствительные антенны, вызывающе посылая навстречу Гарри агрессивные символические ответы на его вызов. Дергающиеся клубки материального значения стремительно преодолевали расстояние между кораблями. И когда первый клубок ударился о переднюю панель, послышался хлюпающий звук, перешедший в крик, который заполнил все помещение.

СДАВАЙСЯ, ЗЕМЛЯНИН! СОПРОТИВЛЕНИЕ БЕСПОЛЕЗНО! КАПИТУЛИРУЙ ИЛИ УМРИ!

Гарри замигал. Он несколько дуров просто смотрел, держа руку на управлении оружием, а в окно продолжали стучать новые угрозы.

ПОКОРИСЬ! ПРИГОТОВЬСЯ К ВСТРЕЧЕ С ТВОИМИ СОЗДАТЕЛЯМИ! СПУСТИ ШОРТЫ! ЗОВИ НА ПОМОЩЬ ДЯДЮШКУ! СДАВАЙСЯ ВО ИМЯ ЗАКОНА!

14
{"b":"4729","o":1}