ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Эмерсон видел, что большой шар угрожающе пульсирует. От главного корпуса начал отделяться новый жидкий объект, больше первого; он уже светился гневным жаром.

Глейверы закричали громче. Они казались не такими, каких Эмерсон видел на Джиджо. Те всегда вели себя как хрюкающие животные. Но теперь было заметно нечто новое. Свет. Знание. Такое впечатление, словно начало осуществляться надолго отложенное задание.

По шару зангов побежала рябь. Громовые угрозы смешивались с криками глейверов в сложном танце звуков. Тем временем от корпуса корабля зангов уже отделился новый вырост, пульсируя едва сдерживаемым гневом.

Возможно, это будет уже не предупреждающий выстрел.

РЕТИ

— Наверно, этими пунктами перехода можно пользоваться по-разному.

Рети предполагала, что ее слова будут восприняты как предложение мира, как редкое признание собственной вины. Но Двер не собирался так легко простить ее.

— Не могу поверить, что ты считала, будто пара варваров сможет лететь по небу, как звездные боги. Таков был твой план? Украсть старый корабль, с которого все еще капает вода — ведь он целую вечность пролежал в груде мусора на Помойке, — и пройти в дыру в пространстве?

Рети постаралась сдержать привычный для себя сердитый ответ. Конечно, она не приглашала Двера присоединиться к ней на этом несчастном корабле. И он не предлагает никаких новых идей относительно того, что делать с кораблем возрастом в миллион лет, который едва удерживает воздух, не то что летит.

Тем не менее она понимала, чем он расстроен. Смерть смотрит в лицо этому слопи, так что он имеет право быть слегка раздраженным.

— Когда об этом говорили Беш и Ранн, у них все звучало очень просто. Просто направляешь свой корабль в дыру и ныряешь в нее…

Двер фыркнул:

— Ну, Рети, ты уже это говорила. Нацелиться на пункт перехода? Да понимаешь ли ты, сколько поколений наших предков учились этому? А нам приходится обучиться за один-два мидура.

На этот раз Рети нечего было ответить. Маленький йии высунул из сумки голову на длинной шее и нацелился на руку Двера, собираясь ее укусить.

— Эй! — крикнул Двер, отдергивая руку.

видишь? насмехался маленький ур. если вы будете продолжать ругаться, ничего хорошего это вам не даст, используйте эти мидуры, чтобы учиться! или просто жалуйтесь на судьбу, пока не умрете!

Двер потер треугольный след укуса на руке, сердито глядя на миниатюрного самца. Однако острые зубы йии не разорвали кожу. Всякий живущий на Джиджо человек умеет отличить урский укус, который является просто предупреждением.

— Ну хорошо, — обратился он к Рети. — Ты ученица звездных богов. Поговори с умным компьютером, чтобы он нас спас.

Рети вздохнула. Дома, в дикой местности, именно у Двера всегда находились решения любых проблем. Он никогда не терялся. И таким он ей нравился больше, чем сейчас. Его угнетает простой факт, что он заперт в металлическом гробу и несется к смерти и разрушению. Надеюсь, мне не придется нянчиться с ним всю дорогу до какого-нибудь цивилизованного мира. Когда все устроится, когда у нас будут удобные квартиры и множество механических рабов, чтобы удовлетворять все желания. Он будет у меня в большом долгу.

Рети присела у маленького черного ящика, который дала ей Джиллиан Баскин на борту «Стремительного», — обучающего устройства, запрограммированного на разговор с совсем маленькими человеческими детьми. Свою задачу это устройство выполняло хорошо — оно объяснило основы устройства современного общества дикой девушке с захолустной Джиджо. И Рети, к своему удивлению, даже усвоила основы чтения и письма. Но когда дело дошло до пилотирования звездного корабля… ну, это совсем другое.

— Учитель, — сказала Рети.

Прямо над ящичком появилась маленькая голограмма — изображение полного мужского лица с нарисованными карандашом усами и веселой улыбкой.

Здравствуй еще раз! Как настроение? Попробовала игры, которым я тебя научил? Помни: очень важно быть все время занятой и мыслить позитивно, пока не придет помощь.

Рети лягнула изображение ногой, но ее нога прошла через него, не встретив никакого сопротивления.

— Послушай, ты! Я тебе уже говорила, что нам никто не придет на помощь, даже если ты отправил призыв, в чем я сомневаюсь: ведь дельфины установили здесь только оборудование для полета.

Голограмма поджала нарисованные губы, выражая неодобрение действиями Рети.

Ну, это не причина для пессимизма! Помни, когда оказываешься в трудном положении, всегда нужно искать возможности превратить свое затруднение в преимущество. Почему бы нам не…

— Почему бы не вернуться к разговору о том, как управлять этой грудой мусора? — прервала Рети. — Я уже просила научить меня, как провести корабль через пункт перехода, который впереди. Давай займемся этим!

Учитель нахмурился.

Я уже попытался объяснить тебе, Рети, что этот корабль не в таком состоянии, чтобы преодолевать пункт перехода. Навигационные системы минимальны и не способны получать заранее информацию, необходимую для поиска нужных линий. Двигатели способны работать только на максимальной мощности или совсем не работать. И в следующий раз, когда мы их включим, они могут просто отказать. Главный компьютер деградировал до шестого уровня мышления. Это гораздо меньше того, что нужно для расчета гиперпространственных траекторий. По всем этим причинам попытка пересечения пункта перехода совершенно невозможна.

— Но нам больше некуда деваться! Корабль джофуров тащил нас туда, потом отпустил. Ты уже сказал, что у нас не хватает горючего, чтобы не упасть на звезду. Так что мы ничего не потеряем, если попробуем!

Учитель покачал головой.

Обычная рассудительность подсказывает, что любой наш маневр лишь помешает попыткам друзей/родственников/родителей нас отыскать…

На этот раз Рети вспыхнула.

— Сколько раз говорить тебе, что никто не придет нам на помощь! Никто не знает, что мы здесь. А если бы и знал, то всем все равно. И даже если не все равно, никто не сможет до нас добраться!

Учитель выглядел смущенным. Его эрзац-взгляд обратился к Дверу, который выглядел более взрослым со своей недельной щетиной. Конечно, это еще сильнее разозлило Рети.

Это правда, сэр? Никто не в состоянии помочь?

Двер кивнул. Хотя он тоже побывал на борту «Стремительного», его всегда смущал разговор с привидением.

Что ж, ответил учитель, полагаю, можно сделать только одно.

Рети облегченно вздохнула. Наконец-то эта проклятая штука станет практичной.

Мне нужно удалиться и переговорить с корабельным компьютером, в каком бы состоянии он ни был. Я не создан и не запрограммирован для такой работы, но очень важно попытаться.

Еще бы! — сказала Рети.

Несомненно. Нам нужно найти способ усилить возможности коммуникационной системы и отправить призыв о помощи.

Рети вскочила.

— Что? Ты что, не слышал меня, груда глейверского дерьма? Я только что сказала…

Не волнуйся, пока я буду отсутствовать. Будь храброй. Вернусь, как только смогу!

С этими словами маленький куб исчез, оставив Рети дрожащей от раздражения и гнева.

И положение совсем не улучшил смех Двера. Двер хохотал, свистел и фыркал, как ур. Поскольку ничего забавного не произошло, Рети решила, что он так ведет себя из презрения и злобы. Или это еще один пример того, что люди иногда называют иронией, если хотят, чтобы их поступки не выглядели глупыми.

Если не заткнешься, Двер, я добавлю тебе иронии, ударив по глупой башке!

Но он больше и сильнее… и за последние несколько месяцев он по крайней мере трижды спасал ей жизнь. Поэтому Рети только стиснула кулаки, дожидаясь, пока он перестанет смеяться и вытрет слезы с глаз.

Учитель молчал очень долго, и людям не оставалось ничего иного, как переругиваться друг с другом.

21
{"b":"4729","o":1}