Содержание  
A
A
1
2
3
...
21
22
23
...
128

Когда дельфины поднимали корабль со дна моря, выбрав его из груды древних космических кораблей, они установили на нем самодельные приборы. К приборам корабля кабелями были присоединены несколько загадочных ящиков, запрограммированных на то, чтобы послать этот корабль в небо вместе с десятками других развалин в попытке скрыть бегство «Стремительного». Но поскольку дельфины не думали, что на корабле могут оказаться зайцы, на ящиках были только минимально необходимые кнопки и шкалы. И без помощи учителя не было никакой надежды на то, что удастся увести корабль с его нынешней неуправляемой орбиты.

Поскольку делать было нечего, Рети и Двер пошли в переднюю часть корабля и смотрели сквозь окно на носу, изъязвленное миллионолетним пребыванием в Большой Помойке. Они старались разглядеть загадочную «вертящуюся дыру в пространстве», как называлась она в легендах сунеров о предках, — могучую дверь, через которую прошел каждый крадущийся корабль, принося с собой новую волну беглецов-поселенцев на запретную планету невозделанной галактики.

Вначале Рети не видела ничего особенного в мерцающем звездном пространстве. Но Двер показал ей:

— Вон там. Видишь? Лягушка изогнута.

Рети выросла в диком племени, скрывавшемся в пустыне, где не было даже примитивных удобств, какими пользовались дома у Двера, на Склоне. Живя в грубой хижине, где свет давал только кухонный костер, она каждую ночь видела над головой созвездия. Но пока ее родичи рассказывали охотничьи предания об этих мерцающих на небе рисунках, она сама интересовалась только их практическим использованием: они могли показать путь на запад, куда она когда-нибудь сможет уйти от своего проклятого несчастного клана.

Двер, с другой стороны, был главным следопытом Общины Джиджо, он привык всматриваться в небо — откуда шесть рас постоянно ожидали прихода судьбы и суда. И он сразу замечал, когда что-то не так.

— Не вижу… — Она всмотрелась в сверкающие точки, на которые он показывал. — А! Несколько звезд… они собрались кружком и…

— И внутри нет ничего, — закончил он. — Совсем ничего.

Они какое-то время смотрели молча. Рети не могла отказаться от сравнения этой круглой черноты с раскрытой пастью хищника. Пасть быстро приближается, готовая поглотить корабль со всем его содержимым.

— Звезды вокруг него как будто расплываются, — заметила она.

Двер кивнул, издавая звуки хунского ворчания.

— Хр-рм. Моя сестра называет эту штуку чем-то вроде изгиба вселенной, где пространство все связывается узлами.

Рети фыркнула.

— Пространство пусто, придурок. Я узнала это, когда жила с даниками в их подземной станции. Там нет ничего такого, что могло бы изогнуться.

— Отлично. Тогда ты объясни, куда мы падаем. На этот раз решил ответить маленький Йии: объяснить несложно, большой человек-мальчик, что есть жизнь?

это переход от одной дыры к другой, а потом к третьей!

так входить внутрь лучше! йии вынюхает для нас хорошую нору.

хорошая, удобная нора — это счастье.

Двер мрачно взглянул на самца ура, но Рети улыбнулась и погладила его крошечную голову.

— Не объясняй ему, муж. Мы скользнем в эту штуку, скользкую, как грязный скинк, и выйдем из нее на главной спирали галактики номер один, где огни ярче, а кораблей больше, чем паразитов на спине лиггера. Где звезды так близки друг другу, что могут сплетничать, и все так богаты, что им нужны компьютеры, чтобы подсчитать свои богатства!

Им нужны такие, как мы, Двер, — заверила она. — Они мягкие, а мы жилистые и крепкие, готовые к любому приключению. Мы займемся работой, для которой эти звездные жители слишком изнежены, и нам заплатят больше, чем стоит вся Община на Джиджо.

Вот увидишь, скоро мы будем жить отлично. И ты благословишь день, когда встретил меня.

Двер молча смотрел на нее. Потом — явно против желания — начал улыбаться. На этот раз его улыбка была Дружеской.

— Правда, Рети. Я скорее вернулся бы домой и выполнил несколько обещаний. Но, думаю, сейчас это маловероятно, так что… — Он снова посмотрел вперед на темный круг. Он на глазах рос. — Так что, может быть, ты и права. Нам повезет. Каким-нибудь образом.

Она понимала, что он делает вид, что верит. Двер считал, что силы, способные в мгновения уничтожить всю Джиджо, скоро разорвут их на части.

Ему следовало бы крепче верить, подумала Рети. Что-нибудь обязательно произойдет. Всегда происходит.

Поскольку делать было нечего, они считали проходящие дуры, обменивались замечаниями о том, как странно звезды растягиваются и расплываются по краям чудовищной штуки впереди. К тому времени как «учитель» Рети снова вернулся из своего черного ящика, дыра впереди выросла вдвое и занимала теперь четверть переднего окна. На крошечном пухлом лице учителя было написано торжество.

Успех! — возбужденно выкрикнул он.

Рети замигала.

— Ты хочешь сказать, что нашел способ управлять этой лоханью?

Гораздо лучше! Я сумел набрать больше энергии и увеличить ширину сигнала коммуникационной системы!

Да? — Двер придвинулся. — И что? И наконец получил ответ!

Двер и Рети в недоумении посмотрели друг на друга. Потом Рети выругалась.

— Надеюсь, ты не вызвал этот проклятый джофурский корабль?

Это могло бы помочь экипажу «Стремительного». Но Рети не собиралась снова выступать в роли приманки. Она предпочитала рискнуть и воспользоваться пунктом перехода, чем сдаваться этим грудам вонючих колец.

Боевой корабль за пределами досягаемости: он в атмосфере гигантской звезды, и там другие большие корабли заняты деятельностью, которую я не понимаю.

Спасители, которых я имею в виду, другие.

Учитель помолчал.

— Продолжай, — осторожно поторопил его Двер.

Вначале активные сканеры работали плохо и неохотно. Но я сумел их включить. И в это время заметил поблизости несколько кораблей, летящих к пункту перехода, как мы. После новых усилий мне удалось привлечь внимание ближайшего… и корабль слегка изменил курс и направляется к нам!

Двер и Рети едва не столкнулись, бросившись к кормовому окну. Некоторое время они смотрели, но, даже пользуясь указаниями учителя, Рети вначале ничего не увидела, кроме большой красной звезды. Даже на таком расстоянии она была больше ногтя на большом пальце, если вытянуть руку. А бурная атмосфера еще дальше протягивала свои торнадоподобные щупальца.

Двер показал:

— Вон там! На три румба выше Измунути и на два левее. Ты не можешь не увидеть.

Рети посмотрела в том направлении, но, вопреки его обещанию, ничего особенного не заметила. Ярко горели звезды…

И несколько звезд одновременно передвинулись, как стая птиц. Вначале переместились слегка влево, потом немного направо, но все время вместе, как будто сдвигался сам район неба, не в силах оставаться на месте.

Наконец Рети сообразила: все движущиеся звезды расположены в пределах слегка скошенного квадрата.

— Это не настоящие звезды… — приглушенно начала она.

— Это отражения, — закончил Двер. — Словно в зеркале. Но каким образом?

Учитель с удовольствием принялся объяснять.

Изображение, которое вы видите, создано огромным коллектором энергии. В Галактике Семь его называют нтове ту-никтун. Или в земной традиции — солнечный парус.

Этот метод используется преимущественно разумными, которые считают время менее значительным фактором, чем кислорододышащие. Но сейчас они используют вспомогательные гравитационные двигатели, чтобы ускорить процесс, уходя от неожиданной бури в этой звездной системе. При данной псевдоскорости корабль сможет подобрать нас и сохранить при этом свое оптимальное расположение относительно пункта перехода, чтобы устремиться к своей неведомой цели. Двер протянул обе руки.

— Bay! Ты хочешь сказать, что те, кто пилотирует этот корабль, не дышат кислородом? Они даже не часть…

Цивилизации Пяти Галактик? Нет, сэр, не часть. Это машины, со своей собственной космической культурой, отличной от моей или от солдат-роботов джофуров. У них очень странный образ жизни. Тем не менее они согласны взять нас с собой в пункт перехода. Это гораздо лучшая ситуация, чем та, что была совсем недавно.

22
{"b":"4729","o":1}