ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На мгновение Ларк услышал такой невероятно сильный звук, что совершенно онемел. Никакой информации, кроме боли, к нему больше не поступало… он только сознавал, что все еще жив. А когда снова открыл глаза, недоуменно замигал.

Он увидел, что впереди по коридору, где только что к нему уверенно двигались охотники, последние из них торопливо убегают. Ранн на бегу оглянулся, в глазах его был ужас; могучие джофурские воины старались как можно быстрее скрыться из виду. На перекрестке оставались только два робота, принявшие оборонительную позу, но не стреляющие — словно опасаясь попробовать.

Ларк знал, что должен быть признателен всему, что обратило его врагов в бегство. Однако ему очень не хотелось поворачиваться и смотреть, что там появилось. Заранее знаю, что мне это не понравится, подумал он.

Запах гнилых яиц становился удушающим, слабое свечение заполнило коридор, оно распространялось выше лежащего Ларка и сопровождалось слабым, шепчущим звуком.

Набравшись храбрости, Ларк обожженной правой рукой оттолкнулся от пола, перевернувшись на спину.

Он стоял в нескольких шагах, сразу за проделанным в стене отверстием. Светящийся шар примерно трех метров в поперечнике, едва вмещающийся в коридор. Хотя у него был металлический бронзовый цвет, его поверхность словно переливалась и подергивалась рябью, когда шар двигался по коридору. Он скорее напоминал наполненный водой мешок, чем воздушный шар. Ларк вспомнил живые клетки, которые наблюдал в свой любимый микроскоп, когда у него и других мудрецов было время для приобретения знаний и они занимались тем, что на примитивном Склоне именуется наукой.

Клетка много больше его самого. Живая.

И однако Ларк сразу понял…

Это не та жизнь, которая мне знакома.

Существо с хлюпающими звуками неторопливо приблизилось к Ларку, окутало его ноги, начало подниматься вверх, лишив его подвижности, потом вызвав холодное оцепенение, которое быстро распространялось по телу, пронизывая до костей.

Часть вторая

Порядки жизни

Веками — с ухода благословенных Прародителей — некоторые наиболее глубокомысленные расы задумывались над проблемой множества.

Если жизнь так распространена и энергична здесь, в Пяти Связанных Галактиках, спрашивали они, не стоит ли искать ее следов повсюду?

Астрономы насчитали семьсот миллиардов других галактических колес, овалов и других обширных звездных конгломератов, причем некоторые из них больше нашей Первой Галактики. Кажется противоречащим всякой логике, что наши галактики — единственные, где возник разум.

Какая напрасная растрата потенциала, если это действительно так!

Конечно, это мнение разделяется не повсеместно. Многие из социально-религиозных союзов, составляющих нашу цивилизацию, настаивают на нашей уникальности, поскольку любая иная ситуация означала бы насмешку над величием наших Прародителей. Другие считают эти семьсот миллиардов галактик небесными покоями, в которых живут возвышенные трансценденты, закончившие длительный процесс совершенствования на этом плане реальности.

Многие пытались проникнуть через эту завесу с помощью научных инструментов, таких, как гигантские телескопы, нацеленные на наших молчаливых соседей. Установлено, например, что некоторые из этих целей издают ритмичный пульсирующий шум потрясающей сложности. Другие галактики кажутся выгоревшими, словно недавно там бушевал пожар, разрушивший одновременно почти все планетные системы.

И однако данные всегда кажутся двусмысленными, позволяя множество интерпретаций. Великая Библиотека полна описанием споров, длившихся веками.

Связаны ли другие галактики гиперпространственными пунктами перехода, как наши спирали, несмотря на огромные расстояния плоского пространства-времени? Самые лучшие наши модели и расчеты не дают определенных ответов.

Время от времени какая-нибудь молодая раса теряет терпение и начинает задавать эти вопросы Древним — тем мудрым видам, которые отказались от звездных кораблей, чтобы развивать душу в Объятиях Приливов, чтобы перейти в следующий порядок жизни.

В зависимости от своего настроения, древнейшие либо игнорируют их вопросы, либо раздраженно отвечают.

Мы одиноки, отвечает одно сообщество достопочтенных.

Нет, мы не одиноки, возражает другое. Другие галактики подобны нашим, они кишат множеством разумных видов, в священном долге по очереди возвышая друг друга, потом обращая внимание на долг трансцендентности… как это делаем сейчас мы.

Одно сообщество древних утверждает, что знает иной ответ — что большинство островных вселенных заселяется внезапно — первой же расой, достигшей уровня звездных полетов. Эти первые расы заполняют все звездные системы, уничтожая или порабощая все другие формы жизни. Такие галактики бедны разнообразием, им не хватает мудрости, которую проявили наши благословенные Прародители, когда начали великую цепь Возвышения.

Это неверно, утверждает еще одно сообщество достопочтенных в своем игольчатом жилище, скрытом среди задумчивых приливов. Единство цели, которое мы видим в таких галактиках, означает только, что они уже эволюционировали к цельности. Достигли высшей стадии, на которой все разумные существа образуют единый могучий сверхразум…

Наконец становится ясно, что все эти противоречивые ответы означают только одно из двух.

Либо Древние понятия не имеют, о чем говорят, либо…

Либо все эти различные ответы вместе составляют поучение. Проповедь. Основной урок.

Другие галактики — не наше дело! Вот чему нас учат. Мы должны вернуться к занятиям, подобающим молодым расам, должны сражаться, учиться, возвышаться, набираться опыта и сил для следующей фазы.

Каждый из нас, кто выдержит испытание, получит ответ, когда мы встретимся лицом к лицу с ослепительным светом Великого Сортировщика.

ГАРРИ

Кажется, космос не единственное место, где идеи живут своей собственной жизнью. Вернувшись, Гарри застал базу Каззкарк переполненной слухами. Необычные россказни бродили, подобно хищным паразитам, перепрыгивали от одного нервничающего существа к другому, расцветали в атмосфере заразительной тревоги.

Подведя свой разведочный корабль к северному полюсу планетоида, Гарри ввел его в щель, отведенную Институту Навигации, и со вздохом облегчения выключил двигатели. Все, чего он сейчас хочет, это спокойно проспать несколько дней без безжалостных истощающих сновидений. Но не успел он причалить и завершить протокол прибытия, как погрузился в водоворот сомнительных слухов.

Говорят, союз Отрекшихся раскололся на несколько еретических фракций, которые сражаются друг с другом, произнес на быстром галактическом четыре торговый представитель турмуджей, который стоял перед Гарри в очереди к иммиграционному контролю. А Лига Благоразумных Нейтральных кланов наконец начала мобилизацию, объединив свои флоты под командованием парджи!

Гарри посмотрел на турмуджа, тощее, долговязое существо, которое словно целиком состоит из локтей и коленок, прежде чем ответить на том же языке:

Говорят? Кто говорит? Где именно? Какова вероятность?

Никакой вероятности/ Это произнес дипломат оуломин, на края щупальцев которого были надеты специальные чашечки, чтобы предотвратить неосторожное распространение пыльцы. Стоящий за Гарри оуломин выразил свое презрение к сутулому турмуджу, выпустив поток оранжевой слюны, которая едва не задела руку Гарри.

У меня есть точные данные о том, что возвышенные и уважаемые парджи намерены вообще выйти из Лиги — и отказаться от участия в делах Галактики — из презрения к нынешнему состоянию хаоса. Эта благородная раса вскоре переместится в благословенную отставку, присоединившись к патронам своих предков в счастливом царстве приливов. Только регрессировавший дурак способен поверить в другое.

24
{"b":"4729","o":1}