ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лейтенант Тш'т, запинаясь, сказала:

— М-может, нам п-попытаться пройти к п-пункту перехода? Мы можем быстро повернуть. Снова нырнуть в него. Довериться Каа…

Джиллиан отрицательно покачала головой.

— Занги не позволят нам пройти и двух метров.

Плечи ее опустились в человеческом жесте покорности и несчастья, который ни один хун не в состоянии повторить. Очевидно, это место ей знакомо, и никто на борту «Стремительного» не хотел посещать его вторично.

Я посмотрел на Сару Кулхан. Впервые моя соплеменница-джиджоанка казалась в таком же замешательстве, как и я. Она в явном смущении мигала, не в состоянии уловить огромные масштабы того, что открывалось перед нами.

Единственный присутствующий человек-мужчина издал странный звук. Это был немой Эмерсон д’Аните. Во время полета от Измунути он был особенно тих, молча изучая странные цвета п-пространства, как будто они для него имели больше смысла, чем слова.

Теперь, при виде огромного колючего шара, на лице его появилось то же изумление, что и на лицах товарищей по экипажу, но черты лица смуглого мужчины исказило еще какое-то сильное чувство. Сара быстро подошла к Эмерсону, взяла за руку и негромко заговорила.

Помню, я подумал: Если это место привело землян в такое отчаяние, что они готовы были лететь на Джиджо, не удивляюсь, что они расстроились, вернувшись сюда.

За мной знакомый голос произнес восторженно:

— Вот здорово!

Я повернулся и увидел, как Гек вкатывается в ситуационную комнату, устремив все возбужденно колышущиеся глазные стебельки на большой экран.

— Эта штука выглядит такой холодной! А что это?

За ней появился еще один мой приятель. На конце гибкой и длинной урской шеи показалась голова, ее единственная ноздря дрожала от неприятного запаха человеческого страха.

Показавшийся с другой стороны красный квуэн энергично протиснулся мимо Ур-ронн, которая стояла в нерешительности. Визор на куполе Клешни вертелся, наш друг возбужденно щелкал клешнями.

Конечно, мне следовало этого ожидать. Их сюда не приглашали, но если у моих друзей и есть общая черта, то это умение чувствовать неприятности и сразу направляться к ним.

— Эй, мохнатые ноги! — крикнула Гек, толкая меня в бок двумя стебельками, в то время как вторая пара пыталась пробиться сквозь толпу. — Сделай свое слишком большое туловище полезным. Проделай дорогу в толпе этих рыбьих тварей, чтобы я могла видеть!

Поморщившись, я понадеялся, что дельфины слишком заняты, чтобы заметить ее нахальство. Чтобы не мешать экипажу, я наклонился, ухватился за оси колес Гек и поднял ее над толпой, чтобы ей лучше было видно. (Молодой г'кек весит немного, хотя спина моя к этому времени еще не совсем зажила. И каждый раз как Гек начинала возбужденно вертеться и ерзать, у меня побаливало.)

— А это что? — повторила Гек, указывая на огромный колючий шар.

Лейтенант Тш'т подняла гладкую голову с платформы своего механического устройства' для ходьбы и нацелила один темный глаз на мою подругу.

— Это место, где рыбьи твари перенесли большие страдания, прежде чем прилетели на вашу планету.

Будь я человеком, у меня от смущения загорелись бы уши. Но я хун, и поэтому стал горловым мешком издавать виноватое ворчание. Но Гек продолжала, ни на что не обращая внимания:

— Здорово! Какая огромная!

Самка дельфина коротко рассмеялась через свое влажное дыхало.

— Можно сказать и так. Сооружение объемом примерно в тридцать астронов, или триллион кубических парсеков.

Гек беспечно пожала глазными стебельками.

— Ну да! Что бы это ни значило. Я скажу вам, что мне это напоминает. Похоже на колючую броню, покрывающую пустынных моллюсков.

Внешность может быть обманчива, юная джиджоанка, — ответила лейтенант Тш'т. — Эта поверхность настолько мягкая, что ее можно резать деревянной ложкой. Если приблизишься и дохнешь на нее, место, которого коснулось дыхание, закипит. Ее средняя плотность такая же, как в снежной туче.

Звучит не слишком угрожающе, размышлял я. Потом заметил удивленное выражение лица Сары Кулхан. Наш молодой человеческий мудрец хмурился, глаза девушки переходили от одного дисплея к другому, потом вернулись к Тш'т.

— Инфракрасные… профили реэмиссии… Ты не говоришь, из чего на самом деле состоит эта штука…

Она смолкла, не в силах закончить фразу. Офицер-дельфин усмехнулся.

— Поистине. В центре этого мягкого сооружения, этого обманчивого ядовитого снежка, находится звезда.

Добро пожаловать, дорогие джиджоанские друзья. Добро пожаловать во Фрактальный Мир.

ЛАРК

Он не чувствовал холода. Вовсе нет. Хотя, с точки зрения логики, должен был бы чувствовать.

Липкий туман окружил Ларка, со всех сторон его облепили мембраны, заставив согнуться почти вдвое, прижав колени к подбородку.

Ларк подумал, что так же должен чувствовать себя человек, снова помещенный в матку.

Вскоре стало очевидным и другое сходство.

Он больше не дышал.

Рот его был запечатан, и в ноздри вставлены прочные пробки. Ритмичные подъемы трудной клетки, мягкий шелест сладкого воздуха — эти всегда присутствующие фоновые звуки жизни, они исчезли!

И когда он это понял, паника едва не поглотила Ларка. Красный туман затянул все вокруг, предельно сузив восприятие. Ларк бился и извивался. Тело вначале ему не повиновалось, но он заставил его вдохнуть… и ничего не достиг.

Он попытался еще раз, отдавая приказы расслабленной диафрагме и грудной клетке. Спина Ларка изогнулась от усилий, и вот, минуя пробку в одной ноздре, пробилась тонкая струйка газа, возможно, всего несколько молекул…

…с острым ядовитым запахом!

Ларк забился в неожиданных судорогах. Конечности его бились, внутренности переворачивало, он пытался опорожнить содержимое внутренностей в окружающий туман.

К счастью, желудок его был пуст — он уже несколько дней ел очень мало. Конечности стали ватными, онемели. Приступ миновал, оставив во рту ужасный вкус.

Ларк усвоил ценный урок.

Когда в следующий раз обнаружишь себя в позе зародыша внутри вонючего мешка и при этом не будешь дышать, пойми намек. Плыви по течению.

Ларк проверил свой пульс и убедился, что сердце по крайней мере еще бьется. Настойчивая резь в носу, знакомый ядовитый запах — этого достаточно, чтобы подтвердить, что жизнь продолжается, какой бы болезненной она ни была.

Поворачивая голову, чтобы осмотреться, Ларк вскоре заметил, что его мешок не единственный: еще множество таких плавает в каком-то просторном помещении. Сквозь туман он разглядел другие мешки из облепляющих их мембран. В большинстве находились большие конические фигуры — джофуры, заостренные груды жирных колец; они еле заметно дрожали, а ноги нижних колец слабо двигались, пытаясь оттолкнуться, но не встречали никакой твердой поверхности. Некоторые из этих трекиподобных существ выглядели целыми, но другие явно разбились на более мелкие груды или даже на отдельные кольца.

От каждой клетки, в том числе и от его собственной, отходили узловатые кабели, похожие на щупальца мульк-паука. На самом деле одно такое щупальце проходило через прозрачную стенку клетки, обвивало левую ногу Ларка и оканчивалось на внутренней стороне бедра, ниже промежности.

Это зрелище вызвало второй приступ паники, с которым на этот раз Ларк попытался бороться с помощью своих лучших ресурсов — знаний примитивного ученого. Возможно, Джиджо — захолустная планета и у нее нет интеллектуальных ресурсов Пяти Галактик, но действующий разум может многое почерпнуть и на страницах бумажных книг.

Используй то, что знаешь. Пойми, что происходит!

Хорошо.

Прежде всего… похоже, что кабель, идущий к его ноге, соединяется с бедренной артерией. Наверно, через него Ларка пожирает кто-то… какой-нибудь космический вампир-лишайник из причудливой доконтактной фантастической книги. Но этот образ из романов-ужасов показался Ларку очень глупым, и он заподозрил, что правда в ином.

32
{"b":"4729","o":1}