ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Даже среди людей и шимпов, где даникская вера более распространена, между конфликтующими кланами возникали споры. У многих были свои особые кандидаты на звание тайного патрона человечества… загадочную расу, которая Давным-давно возвысила Homo sapiens. Несколько галактических рас именовались «более вероятными», чем таинственные, мало кому известные ротены.

Поэтому Тш'т, учась в школе и тренируясь для участия в полете «Стремительного», держала свое мнение при себе. Она ждала во время катастроф на Моргране, Китрупе и Оакке. Ждала до того дня, пока не поняла, что людям с задачей не справиться. Джиллиан Баскин — одна из лучших, но и она больше ничего сделать не сможет.

Время искать помощи у тех, кто выше на семейном древе.

Ротены будут знать, что делать.

Теперь в ее душе царило смятение. И она не знала, чего ожидать.

Я знала о симбионтах. Джиджоанцы видели ротенов без маски. Все это есть в их отчетах. И все же увидеть это лицо без маски самой…

Вид естественной внешности ротена шокировал. Тем не менее Тш'т все время вспоминала знакомую с детства теплую успокаивающую улыбку.

Я понимаю необходимость маски. Это вынужденный обман. Он ведь помогает ротенам лучше выполнять работу, вести землян к их судьбе.

А в счет идет только это.

Ну? — спросил Ро-кенн, делая шаг к двери. Он сжал ладони, его длинные руки высовывались из рукавов купального халата, рассчитанного на высокого человека. Пленника, должно быть, тайно передали мудрецы Джиджо, после того как захватили его в своем священном месте, которое называют Праздничной поляной. Возможно, он единственный уцелевший от смешанной ротенско-человеческой экспедиции, столкнувшейся с предательством и гибелью — вначале от шести рас, а затем экипажа боевого корабля джофуров.

Все слилось в сердце Тш'т. Стремление, которое владело ею с детства. Раздражение последних ужасных лет. Сознание своей вины перед Джиллиан. И гораздо более сильное чувство вины за убийство двух человек — даже если это делалось в интересах великой цели.

Она пришла сюда, намереваясь противостоять Ро-кенну. Потребовать объяснений случившегося.

Послание, которое я отправила… оно было настроено только на перехват ротенами. И в нем говорилось, куда направляется Джиллиан. Вы должны были тайно явиться на Джиджо… чтобы помочь нам. Спасти нас.

Теперь говорят, что вы преследовали джиджоанских сунеров. Включая людей. Говорят, вы продали людей джофурам за деньги на карманные расходы. Говорят, вы мошенники, обманывающие легковерных землян, чтобы использовать их как прикрытие и для мелкого воровства.

Одного из людей — пилота Кунна — я убила, чтобы сохранить нашу тайну. Но как я могу быть уверена…

Ничего она не смогла сказать. Слова застыли.

Вместо этого все ее внутренние переживания неожиданно слились в единое целое. Отчаяние, которое так долго господствовало в ней, уступило место своему истинному врагу.

Надежде.

Тш'т несколько раз глубоко вдохнула и только тогда обнаружила, что снова в состоянии говорить.

— Господин… я пришла покаяться.

Удивленное выражение на мгновение появилось на лице ротена, его левая щека дрогнула.

Затем на его лице появилась теплая улыбка, и глубокий мягкий голос произнес:

— Поистине, дитя теплых морей. Я здесь. Не торопись, я выслушаю тебя. И будь уверена, что, рассказав мне все, найдешь избавление.

ЛАРК

Интересно, сколько времени я уже здесь. Можно ли определить, прошли часы, дни… или месяцы?

Если они понимают так хорошо химизм моего тела, что могут сохранить мне жизнь, эти существа могут вывернуть мое сознание наизнанку и покопаться в нем. Они могут изменить мое восприятие времени, просто изменив метаболизм.

Это тоже показалось ключом. Ларку очень хотелось сопоставить с кем-нибудь свои наблюдения.

Особенно с Линг — так, как они это делали, когда были вначале соперниками, потом союзниками и наконец любовниками. Ему ужасно ее не хватало. Не хватало теплой кожи и богатого аромата, но больше всего — ее живого ума. Среди всех взлетов и падений именно ее непредсказуемый разум больше всего очаровывал Ларка. Он все бы отдал сейчас за возможность поговорить с ней.

Я должен был найти способ освободить ее от Ранна и джофуров. А теперь могу только рисовать фантастические картины, как Линг, одетая в космический скафандр, прорывается сквозь стену с лазерами в обеих руках и вытаскивает меня отсюда, чтобы мы могли улететь в каком-нибудь похищенном…

Соблазнительное видение исчезло: Ларк понял, что что-то происходит. У него по спине поползли мурашки… он почувствовал, что за ним наблюдают. Ларк повернул голову… и рефлекторно вздрогнул. Большой клок… существо плыло вблизи барьера-мембраны, примерно сферическое, но с выступами и ритмичной рябью, которая каким-то образом свидетельствовала о жизни… и даже, может быть, о сознательном намерении.

Мимо проплывали клубы тумана, но существо удерживалось на одном месте, размахивая крошечными щупальцами, многочисленными, как шерстинки на ноге хуна.

Реснички, подумал Ларк, узнавая способ передвижения, используемый крошечными организмами, которые можно разглядеть только в микроскоп. Он никогда не слышал, чтобы этим способом пользовалось макросущество такого размера. И как биолог находил это очень странным.

Но любопытство сменилось изумлением, когда существо внезапно всосало машущие реснички. Принялось раздуваться налево и постепенно превратилось в цилиндр. Вмятины с обеих сторон углубились, прошли вдоль всей длины тела и встретились на середине, образовав полую трубу, которая начала сгибаться в горизонтальном направлении. В одном конце собирались комья желтоватого вещества и вылетали наружу, заставляя существо быстро передвигаться вокруг прозрачной клетки Ларка.

Так оно трижды облетело клетку. У Ларка сложилось впечатление, что его разглядывают под всеми углами.

Там не обычный газ или пар, подумал он. Но не похоже и на жидкость.

У него было представление, что эта среда имеет какое-то отношение к гибкости существа, к его способности менять способ передвижения с ресничек на реактивное движение.

Там, где оно возникло, среда должна быть очень необычной. Я о таком не читал ни в каких архивах. Разве что…

Неожиданное осознание заставило Ларка широко раскрыть глаза, так что веки коснулись надетых поверх них крошечных шапочек. До сих пор Ларк даже не сознавал наличия этой защитной оболочки, но когда от его действия мимо проскользнуло несколько молекул, он заплатил за это потоком слез и глубокими гортанными стонами.

Однако это происшествие не прервало стремительный поток мыслей.

Водорододышащие! В древних свитках их называют одним из великих порядков жизни. Они делят Пять Галактик с кислородными типами, но живут совершенно обособленно от нашей цивилизации, держатся своих планет и интересов.

Конечно, это сверхупрощение. Даже из тех немногих текстов Библоса, в которых упоминалась водородная жизнь, было ясно, что каждая встреча двух миров с разным молекулярным устройством сопровождается большой опасностью. И минимизация таких контактов составляла главную задачу Института Миграции, который раздавал лицензии, имея в виду не только защиту невозделанных планет, но также и сокращение пространства, где возможна случайная встреча.

Джиджо в Четвертой Галактике. Сейчас здесь не должно быть никаких кораблей, кроме принадлежащих официальным институтам. Именно поэтому Джиджо стала подходящим кандидатом для тропы сунеров.

Один глаз все еще слезился, но Ларк прищурил второй и увидел, что существо замедлило движение и вернулось к шарообразной форме.

Может быть, передо мной их полицейский? Или иммиграционный чиновник?

Под поверхностью существа образовалась полая вакуоля. Из нее вырывались пузыри, блестя странным поверхностным натяжением. Ларку пришло в голову сравнение: кто-то пукает под водой. Но это может быть и красноречивая лекция о космических законах, касающихся взаимодействия порядков жизни.

39
{"b":"4729","o":1}