ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тем временем Нисс продолжал задумчиво вращаться. Созданное тимбрими виртуальное существо выровнялось, прежде чем заговорить снова.

Им понадобилось много времени, чтобы, используя свое влияние старших членов порядка «ушедших в отставку», получить ключи. На самом деле…

Паутина вращающихся линий напряглась, выражая тревогу.

На самом деле это бросает пелену загадочности на наше предыдущее бегство отсюда.

— О чем ты говоришь?

Я говорю, что нам казалось, будто нам помогают альтруистически настроенные члены этого порядка, во имя справедливости благожелательно спасающие нас от преследователей. Но подумайте, как легко все тогда прошло! Ведь мы так быстро нашли в Библиотеке сведения о так называемой Тропе Сунеров…

— Легко?! Да мне пришлось выдавливать эти сведения из захваченной ячейки, словно вино из камня! Это было…

Это было легко. Теперь ретроспективно я это вижу. Должно быть, нас заразили слабым мемо паразитом, чтобы перспектива полета на Джиджо показалась нам соблазнительной. К ближайшему убежищу с единственным входом и выходом. К святилищу, единственный выход из которого ведет назад, сюда.

Джиллиан мигнула. Неожиданно она поняла, к чему ведет машина.

Предположим, одна фракция надеется захватить ИРП «Стремительного», но знает, что потребуется время, чтобы раскрыть коды доступа. Нельзя позволить беглым волчатам оставаться доступными кому угодно. Кто-нибудь другой может перехватить добычу!

Лучше сохранить записывающее устройство, отправив его в укрытие, где его будет беречь инстинкт самосохранения экипажа, проверенного на способность выживания. Собственного экипажа земного корабля.

Если бы мы сами не вернулись сюда, они, несомненно, прислали бы сообщение, заманивающее нас назад. План обладает особенностями — терпением и уверенностью, — которые выдают присутствие порядка «ушедших в отставку».

Но теперь они не сумели захватить то, что им нужно, и поняли, что их планы рушатся. Не все пошло так, как они планировали. У этой фракции есть враги. Больше того, обратите внимание, как им не хватает сил в катастрофе.

«Катастрофа» — подходящее слово. На глазах у Джиллиан схватка охватила все окружающее пространство. Тактические сенсоры свидетельствовали, что она все расширяется, доходя до края отверстия в структуре пространственного колодца.

— В таком случае, — задумчиво сказала она, — кто-нибудь доберется и до мощных дезинтеграторов. И приведет их в действие. Может, нацелит на нас. Пожалуй, нам пора отсюда убираться.

Доктор Баскин, пока мы разговаривали, я продолжал размышлять. Например, попытался связаться с нашим похитителем-защитником, кораблем зангов, но не смог. Самая вероятная гипотеза — корабль уничтожен.

Джиллиан кивнула, придя к такому же заключению.

— Что ж, если он не приходит, я не собираюсь здесь ждать его.

Она громче заговорила в интерком:

— Каа! Давай полную скорость. Уходим к п-пункту! Пилот отозвался потоком быстрых щелчков:

Загнанные орками,

Прижавшись спинами к острому кораллу,

Посмотрим, как они пожирают планктон!

«Стремительный» начал пятиться, но битва последовала за ним. Детекторы свидетельствовали, что со всех сторон собираются новые рои машин. Однако промежуток медленно увеличивался.

Тут снова вмешалась машина Нисс:

Доктор Баскин, я обратил внимание на кое-что такое, что должно вас заинтересовать.

Пожалуйста, посмотрите.

Изображение на главном экране переместилось в угол яростной схватки. «Стремительному» приходилось наблюдать и более мощные сражения, но на близком расстоянии и эти вспышки и взрывы казались очень яркими и угрожающими. При вспышках видно было, что сражающиеся — в основном машины, в них нет помещений, где бы мог находиться защищенный протоплазменный экипаж. Очевидно, различные фракции «ушедших в отставку» предпочитали воевать чужими руками, используя механических наемников и не рискуя собственной шеей.

И тут на экране показался объект, отличающийся от остальных, — стрелообразный, закругленный и бронированный. Джиллиан узнала очертания теннанинского разведчика.

— Ифни! — воскликнула она. — Он опять это сделал! Если вы имеете в виду инженера Эмерсона д'Аните, то могу сказать, что внутренние сканеры утверждают: на корабле его нет. Я предполагаю, что он там, стреляет и почти все время промахивается. Органическим существам не следовало схватываться с механическими на близком расстоянии. Это не в ваших силах.

Постараюсь не забыть об этом, — сказала Джиллиан, не зная, что делать дальше.

ЭМЕРСОН

Поняв наконец, что почти ни разу не попал — и что никто не стреляет в него, Эмерсон отключил орудийную консоль. Очевидно, никто не считает его достойным внимания или усилий. То, что его так игнорируют, раздражало, но по крайней мере ни одна фракция, кажется, не собирается ему мстить за роботов, которых он поразил несколькими первыми удачными выстрелами.

Вокруг него кипела схватка. Машины сражались с машинами, и невозможно было не заключить, что за этой схваткой стоит кто-то.

К тому же Эмерсон вскоре заметил, что происходит и кое-что другое. Гораздо более важное и личное, чем то, что снаружи.

Сознание его было охвачено смятением.

В этом нет ничего необычного. Он привык к отсутствию ориентации. Но сейчас ощущение потери ориентации было особым. Как будто расходятся темные тучи бреда. Как будто все раньше было частью яркого сна, подчиняющегося извращенной логике. Как бредящий ребенок, он очень долго не понимал, что происходит вокруг. Но на мгновение свет проник в темный угол, в котором он так давно находится.

Словно намек, еле уловимый запах, это продолжалось одно мгновение и исчезло.

Он заподозрил ловушку. Еще одно пси-отвлечение…

Но здесь что-то гораздо большее. Слишком напряженное ощущение радости. И полная опустошенность, когда это ощущение исчезло.

И потом, без всякого предупреждения, вернулось, но стало гораздо сильнее.

К нему вернулось нечто, чего он был долгое время лишен.

Нечто драгоценное, которое он не ценил, пока не потерял.

Я… я могу думать…

…Я снова могу думать словами!

И не только словами, но предложениями, целыми абзацами.

Я пилотирую теннанинскую боевую стрелу… «За мной находится „Стремительный“… Вокруг почти везде я вижу небесную арку Фрактального Мира…

Мгновенно ошеломляющий поток осознания заполнил Эмерсона. То, что он видел на Джиджо и впоследствии. Концепции, которые ускользали от него, потому что их невозможно выразить только образами и чувствами, которым для выражения необходимо богатство абстрактного языка, чтобы включить их в сеть символов.

Его охватила печаль, когда он подумал о том, что хотел сказать Саре во время их долгого путешествия по Склону. И Джиллиан, когда вернулся на корабль опустошенным калекой. Два разных типа любви, которую он не мог выразить — или даже понять — до этого мгновения.

Но как это возможно? Мой мозг… они разрушили мои речевые центры/

По какой-то причине, закончив его допрашивать, Древние решили сохранить ему жизнь, но сделать так, чтобы он молчал. Средство они нашли, когда извлекли из него его собственные воспоминания о бедном искалеченном Крайдайки. И причинили ему такое жестокое увечье, в результате которого он едва не умер… и стал получеловеком.

Все это он с трудом понял еще на Джиджо, хотя и не мог выразить в словах. Но ответ не принес ему удовлетворения. Он не объяснял, какая жестокая логика стоит за таким поступком.

И тут он услышал.

Голос. Забытый до этого момента. Но он его сразу вспомнил.

Тот самый, который связан с холодным немигающим взглядом.

НЕТОЧНО. МЫ НЕ УНИЧТОЖИЛИ ЭТИ ЧАСТИ ТВОЕГО ОРГАНИЧЕСКОГО МОЗГА. МЫ ОТОБРАЛИ/ЗАИМСТВОВАЛИ/ЭКСПРОПРИИРОВАЛИ НЕСКОЛЬКО ГРАММОВ ТКАНИ ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В ВЕЛИКОЙ ЦЕЛИ. НАША ПОТРЕБНОСТЬ БОЛЬШЕ ТВОЕЙ.

44
{"b":"4729","o":1}