ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Капитан жизни. История self-made миллионера, который встал у руля своего успеха
Создать совершенство. Через тернии к звездам: как рождаются виртуозы
Девственница для альфы
Мифы о микробах и вирусах. Как живет наш внутренний мир
Унесенный ветром. Удерживая маску
World Of Warcraft: Перед бурей
Драконий отбор, или Пари на снежного
40 чертей и одна зелёная муха
Учения дона Хуана
Содержание  
A
A

— С такой скоростью мы очень быстро потеряем несколько мегатонн. И станем гораздо более легкими и проворными.

В это время в районе носа «Стремительного» появился и второй рой, тот, что изображался красными точками. Еще одна группа гигантских машин прицепилась к корпусу. Гости не проявляли никакого особого интереса к спиральному символу на носу.

Джиллиан кивнула.

— Думаю, сейчас они будут снимать покров с обоих концов. Будем молиться, чтобы сам корпус действительно остался нетронутым. Если нам повезет, их присутствие может помешать другим открывать по нас огонь, пока мы не приблизимся к п-пункту.

Нисс задумчиво завертелся.

Конечно, существует и другая опасность. Если во всем Фрактальном Мире окончательно рухнули закон и согласие, ничто не помешает различным фракциям «ушедших в отставку» сговориться со своими более молодыми родственниками с помощью гиперволн или капсул времени. \

— Иными словами, в любую минуту могут показаться боевые флоты соро, джофуров или танду. Здорово. — Джиллиан вздохнула. — Тем больше причин убираться отсюда…

Неожиданно вращающаяся путаница линий выпятилась — в выражении удивления.

— Кое-что отличается, провозгласил Нисс. Группа на носу… она занимается не тем же, что на корме.

Джиллиан шагнула вперед.

— Покажи!

Вначале сцена показалась знакомой. Несколько длинноногих машин прицепились к покрытому слоем сажи корпусу «Стремительного», яркими лучами очищая поверхность. Но на этот раз в коллекторы не устремился молочный туман. И из задних концов машин не показалась черная нить, которая наматывалась бы на огромные барабаны. Напротив, с плотной оболочкой, которую приобрел «Стремительный» при проходе через атмосферу Измунути, что-то происходило. Под массивными механизмами рябил, и собирался за ними радужный покров, по мере того как они по спирали передвигались по корпусу.

Несколько минут все молчали. Это поведение было таким неожиданным и необъяснимым, что Джиллиан понятия не имела, как на него реагировать.

— Они… не убирают углерод. Они… Преобразуют его во что-то, согласился Нисс. Наконец послышался голос Суэсси. На вспомогательном экране появилось изображение киборга главного инженера. Хотя его голова теперь представляла собой зеркальный металлический купол, по телодвижениям Джиллиан догадалась, что у него есть теория.

— Эта сажа, которую нацепила на нас Измунути… да, оболочка почти исключительно из чистого углерода. Но часть ее состоит из так называемых «шариков» и «трубок». И много вещества в состоянии алмаза Пенроуза. У этого материала весьма необычные свойства, как мы обнаружили, когда пытались его срезать на Джиджо. Все типы включений ведут себя как высокотемпературные сверхпроводники, плюс измененный коэффициент трения…

— Ханнес! — прервала Джиллиан. — Пожалуйста, переходи к делу.

Серебряный купол кивнул.

— Я просканировал поверхность, которую оставляют за собой эти машины. Она гораздо более единообразна, чем простая сажа. Шарики и трубки сплетаются друг с другом так, как я никогда не видел. Могу предположить, что те свойства, которые мы наблюдали раньше, многократно усиливаются.

Один из дельфинов произнес:

— Здорово! Значит, будет еще трудней соскребать! Джиллиан покачала головой.

— Но чего они добиваются? Запечатать нас внутри? Если так, у нас еще есть время для эвакуации экипажа через люки на корме. Возможно, мы сумеем найти убежище у первой группы машин.

— Наш передний лазер готов к выстрелу! — сообщила Тш'т. Джиллиан сделала жест правой рукой, запрещая всякие действия.

И тут заговорил один из подростков с Джиджо. Маленькая г'кек на колесах, называющая себя Гек, могла все хорошо рассмотреть, потому что использовала все четыре глазных стебелька.

— Угу! — заметила она. — Похоже, наши новые гости тоже начинают сражаться.

Она показала вперед, где было видно, как сближаются вспомогательные корабли обеих групп. Потрескивала едва сдерживаемая энергия. Сканеры показывали, что остальные машины, поменьше, торопливо отступают от места столкновения.

Они используют нас как поле битвы. Могут ли дела идти еще хуже?

Джиллиан знала, что совершает ошибку, так формулируя положение. Не следует искушать Ифни, которая всегда готова предъявить новый поворот судьбы. —

Поблизости свернулась голограмма Нисса. Голос ее звучал негромко и удрученно.

Теперь нас сканируют со стороны самого Фрактального Мира. Те, что контролируют большие дезинтегрирующие лучи, начали поворачивать установки в нашу сторону. И вскоре мы можем последовать за покойными зангами.

— Они рискуют попасть в жилое сооружение, как раз там, где оно наиболее уязвимо!

Очевидно, кое-кто считает, что стоит рискнуть, чтобы устрашить нас. Или они предпочитают уничтожить то, что не могут удержать.

Джиллиан видела, как действуют эти аннигилирующие лучи. «Стремительный» испарится в несколько секунд.

ЛАРК

Ужасные обстоятельства. Однако для биолога это настоящий рай. Тело Ларка находилось в вонючем пластиковом мешке, но мозг его лихорадочно работал, усваивая полученные уроки, меняя ограниченные взгляды на более широкую панораму жизни.

Он овладевал новой формой коммуникации, получая зрительные образы, усваивая значения и коннотации, которые посылались непосредственно в его систему кровообращения. Учил язык гормонов и влияющих на настроение пептидов. И воздействие было двусторонним. Когда Ларк понимал что-то новое, ему не нужно было говорить или даже кивать головой. Простой акт понимания вызывал соответствующие метаболические изменения, вброс знакомого эндорфина удовлетворения, и учитель-чужак тут же это фиксировал. Аналогично быстрые перемены вызывали также смятение или раздражение. И учитель менял свою систему передаваемых образов, пока Ларк не поймет, что ему показывают.

Необычный пассивный способ активного изучения.

Можно ли это назвать телепатией? — думал Ларк.

Однако этот метод одновременно казался медленным и грубым. Зрительные образы напоминали кукольное представление. От тела инструктора отделялись части и плавали в полости вакуоли, преобразуясь в модели или манекены, которые играли на маленькой сцене. Такие же образы можно было представить гораздо быстрее и ярче на одном их экранов дисплеев, которыми пользовалась Линг на Джиджо и на борту джофурского корабля.

Но независимо от эффективности этого способа Ларк вскоре понял, почему его похитители используют именно его.

Это связано с принципиальным отличием между тем, как водородные и кислородные существа смотрят на мир.

На первый взгляд эти два мира кажутся совершенно непохожими.

Биология обоих миров основана на молекуле углерода, но один использует активный химизм кислородной атмосферы, в то время как жидкая вода служит незаменимым растворителем. Такой способ жизни может существовать только в узких температурных и гравитационных пределах. Обычно он возникает в тонкой оболочке из воды и атмосферы, окружающей землеподобные планеты. Выходя за пределы таких оазисов, кислородная жизнь вынуждена нести с собой в космос такие редкие условия.

Гораздо более распространена суровая среда — среда холодных гигантских планет типа Юпитера, Урана или Титана или даже обширные ледяные царства комет. Некоторые из "таких планет обладают огромным количеством водорода, а на других есть метан, аммиак или циан. Но у большинства из них одна общая черта — обширная плотная атмосфера и турбулентные конвектирующие слои, нечто вроде перекатывающихся слоев солнечной атмосферы. Создающее жизнь тепло обычно приходит снизу, от горячего планетарного ядра. Иногда на такой планете вообще нет «твердой» поверхности.

Поэтому большинство водородных существ обитает в просторном бурном небе. Верх и низ становятся огромными, почти неограниченными, сопоставимыми с двумя другими измерениями. И передвижение — не преодоление тяготения на машущих крыльях, а скорее использование восходящих и нисходящих потоков, плавание в таком плотном тумане, где давление такое же, как на дне земных морей.

47
{"b":"4729","o":1}