Содержание  
A
A
1
2
3
...
51
52
53
...
128

Наш капитан-лидер вздрагивает и осторожно оседает на командирский помост. Из его вершины вырываются струи тревожных испарений.

Наконец, собрав все упорство своих соединенных колец, величественная груда приказывает нанести удар мощностью в одну десятую максимальной, чтобы лишить корабль землян подвижности.

Напевая тщательно отлаженную боевую песню, «Полкджи» направляет лучи страшной силы, нацеленные на уничтожение трех выступов вероятности нашей добычи. Огромная энергия пересекает расстояние между кораблями и наносит удар…

Не задавайте вопросов, Мои кольца. Просто делайте то, что я скажу.

Медленно, незаметно продвигайтесь к выходу.

Вот так. Двигайтесь неслышно, без единого звука. Не бросайте светов/теней. Не испускайте тревожных испарений.

Теперь, когда экипаж отвлечен зрелищем драмы/трагедии, молча уйдем, как скромный треки, каким вы когда-то были.

Отвечая на наш запах-пароль, бронированный люк откатывается в сторону, открывая выход из контрольной рубки. Бросив назад взгляд, мы видим, как толпа джофуров неуверенно топчется в густом тумане своих токсинов тревоги и страха.

Самые сильные испарения исходят от лужи расплавленного воска и жира — останков нашего прежнего капитана-лидера.

У груды-священника тоже, конечно, не было выхода. Когда наш энергетический луч потерпел неудачу… когда его энергия исчезла, каким-то образом поглощенная блестящей новой оболочкой земного корабля… смена руководства корабля стала неизбежной.

Такой же неизбежной, как распространение пространственной метрики в расширяющейся вселенной.

Конечно, погоня не прекратилась. Наша позиция предпочтительней. Корабль землян не может избежать нас, и мы способны проследить за ним, куда бы он ни направился. А тем временем на борту «Полкджи» имеется богатейшая ветвь галактической Библиотеки. В ее обширной памяти мы будем искать и, несомненно, найдем трюк, который они использовали, и средство, которое поможет нам нейтрализовать его.

Увы, Мои кольца, это не принесет ничего хорошего этой незаконнорожденной груде со слабо подогнанными кольцами.

И пока «Полкджи» на автопилоте продолжает следовать за земным кораблем, происходит перегруппировка и перераспределение власти, устраняются и понижаются те груды, которые имели неосторожность сохранить верность нашему прежнему командиру. Некоторые отделаются понижением в должности и перемещением. У других заменят мастер-кольцо.

Но все это не для бедного Эваскса: ведь вы/мы были вдохновенным изобретением старого капитана-лидера. В лучшем случае наши кольца будут использоваться как замена у солдат, раненных в схватке с зангами. В худшем мы будем мульчированы.

И теперь Я благодарен дикому умению скрываться, которые вы приобрели как сунеры/варвары/треки. Ваши движения удивительно незаметны, Мои кольца. Вы, несомненно, лучше джофуров умеете прятаться.

Люк гладко встает на место, а мы поищем какое-нибудь спокойное убежище, где сможем погладить воск… поразмышлять о своем выживании.

ДНЕВНИК ОЛВИНА

«Со временем к такому привыкаешь».

Эти слова Джиллиан Баскин все еще отдаются в пустотах моих позвонков, когда я торопливо записываю последние впечатления от пребывания во Фрактальном Мире.

Мне лучше поторопиться. Я уже чувствую, как усиливается напряжение моих хунских нервов по мере того, как «Стремительный» движется по нитеподобным «границам царств», которые сворачиваются внутри пункта перехода. Скоро этот странный способ передвижения приведет меня в такое состояние, что я не смогу работать. Поэтому позвольте кратко познакомить вас с теми ужасными происшествиями, свидетелем которых я был.

Самым странным был голос доктора Баскин, полный такой покорности, словно она простая джиджоанка, а не звездная богиня. Словно один из наших мудрецов читает священные свитки — то место, где предсказываются неизбежные страдания. Каким-то образом в ее словах невозможное становится ужасающе вероятным.

«Со временем к такому привыкаешь».

Но пока вокруг меня смыкаются переходные поля, а мурашки расходятся вверх и вниз по коже, я могу только надеяться, что это больше никогда не повторится.

Она сказала это меньше мидура назад, глядя на результат наших усилий.

На достижение, которого никто из нас не искал.

На катастрофу, которая разразилась просто потому, что мы оказались здесь.

На самом деле те, кто толпился в ситуационной комнате, видели два изображения Фрактального Мира, отраженных на гигантских экранах, изображения совершенно различные и в то же время оба истинные.

С точки зрения дикаря с Джиджо, чье представление о космических полетах сложилось при чтении земных книг двадцать второго века, написанных еще до контакта, все происходящее было очень странным и вызывающим смятение. Например, во многих таких книгах утверждалось, что полет быстрее света невозможен. А в других фантастических космических операх существование ПБС принималось как нечто само собой разумеющееся. В любом случае эта концепция была легко понятна. Такое происходит, когда происходит. Каждая причина вызывает следствия. Каждое следствие имеет свою причину, вот и все.

Но на экране слева от меня события происходили в обратном временном порядке!

Мой автописец объяснил мне это, и, надеюсь, я его правильно понял. Похоже, что каждую микросекунду, как «Стремительный» возвращается в нормальное пространство с уровня Ц, фотоны попадают в корабельный телескоп, направленный назад, создавая изображение огромной «структуры Крисвелла», которое по мере нашего удаления становится все меньше и тусклее. Изображение также становится старше, поскольку мы перегоняем предыдущие световые волны. Согласно искаженной логике Эйнштейна, мы движемся назад во времени.

Я зачарованно смотрел, как гигантское обиталище на глазах становится все более целым. Поврежденные зоны восстанавливались. Страшные раны исчезали, отверстия сливались. И бесчисленные искорки свидетельствовали о кораблях, очевидно, возвращающихся домой.

Зрелище по-разному подействовало на моих друзей.

Гек вслух рассмеялась. Ур-ронн печально фыркнула, а Клешня продолжал повторять: «Здорово-рово-рово!»

Я не мог винить их за эту реакцию. Такая последовательность была одновременно печальной и нелепой.

Справа Сара и Джиллиан смотрели на другое изображение, создаваемое гиперволнами всякий раз, как мы перескакивали на уровень Ц. Здесь у меня создавалось впечатление причудливой одновременности. Экран как будто рассказывал о том, что происходит с Фрактальным Миром прямо сейчас. Время передвинулось вперед, показывая последствия нашего насильственного бегства.

Последствия исходят от каждой причины.

Конечно, на самом деле все гораздо сложнее. Например, изображение все время менялось, словно версии какого-то рассказа, автор которого еще не решил, что именно изложить на бумаге.

Сара объяснила мне это так:

— Протоны передают медлительную правду, Олвин, в то время как гиперволны несут с собой вероятности.

Так что изображение представляло наиболее вероятный сценарий того, что происходит за нами. И каким бы малым ни был шанс, все равно он существовал — шанс, что все это неправда. Возможно, все происходит не так.

Клянусь Богом, Ифни и Яйцом, я буду молиться за этот ничтожный шанс.

То, что мы видели сквозь дергающиеся статические разряды, было повестью о грандиозном разрушении.

Теперь уже не одна трещина проходила через громадную сферу. Хрупкая кожура шелушилась и отходила уже в районе нескольких ран. Новые трещины расширялись, ветвились прямо у нас на глазах, и из каждой струилось красноватое солнечное сияние цвета урской крови.

Сотни торчащих наружу спиц уже откололись, летели в пространстве, вращаясь, и с каждым мгновением отламывались все новые. Могу только догадываться, насколько хуже дела обстояли внутри оболочки. Теперь уже были сломаны миллионы окон размером с Джиджо, выставляя на космический вакуум леса, степи и океаны.

52
{"b":"4729","o":1}