ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сцена, переданная гиперволнами, менялась рывками, иногда словно возвращаясь к прошлому, иногда забегая вперед. От одного мгновения к другому отдельные разрушения оказывались на новом месте. Ни одна особенность не казалась постоянной или прочно детерминированной. Но тенденция оставалась той же.

Я чувствовал, как мне в спину впиваются мелкие когти: это Хуфу и титлал, Грязнолапый, взобрались на противоположные плечи, терлись об меня и просили поворчать, чтобы улучшить им настроение. Может быть, шок заставил меня ответить нашей семейной версией Плача по Неотмеченному Уходу — это ворчание настолько древнее, что, вероятно, восходит ко временам до Возвышения, когда наше сознание не могло представить себе полный потенциал отчаяния.

Услышав этот низкий звук, доктор Баскин повернулась и посмотрела на мой вибрирующий горловой мешок. Мне говорили, что звездные люди не очень любят хунов, но Сара Кулхан что-то шепнула ей на ухо, и Джиллиан одобрительно кивнула.

Очевидно, поняла.

Несколько мидуров спустя, когда я уже кончил, в пространстве поблизости повисла вращающаяся голограмма Нисса.

Каа докладывает, что мы в десяти минутах от входа в п-пункт.

Доктор Баскин кивнула:

— Есть ли какие-нибудь изменения в нашем антураже?

Ее цифровой помощник как будто небрежно изогнулся.

Нас сопровождает множество кораблей, ответил механический голос. Некоторые из них роботы, в большинстве кислорододышащие существа. На этих кораблях эмблемы-пропуска порядка «ушедших в отставку».

Конечно, все они держатся на безопасном удалении от корабля джофуров.

Нисс немного помолчал, прежде чем продолжить:

Вы абсолютно уверены, что хотите проложить курс на Танит?

Рослая женщина пожала плечами.

— Я по-прежнему готова выслушать любое предложение. Кажется, мы испробовали все, включая попытку спрятаться в самом заброшенном уголке вселенной… без обид, Олвин.

— Я не обижаюсь, — ответил я, потому что ее характеристика Джиджо, несомненно, справедлива. — А что такое Танит?

Ответила машина Нисс:

Это планета, где расположено секторное управление Института Библиотеки. Самое близкое к Земле. Именно туда капитан Крайдайки в первую очередь отправил бы наши открытия, если бы не погиб в результате насилия и предательства. Не имея другого выбора, доктор Баскин полагает, что мы должны вернуться к этому первоначальному плану.

— Но разве вы не пытались передать сведения Институтам? В том месте, которое называется Ваккой…

Оаккой. Действительно, два года нам пришлось уходить от преследования боевых флотов, чтобы осуществить эту попытку. Но безумие, охватившее нашу цивилизацию, проникло и туда. Монахи этого бюрократического братства, поклявшиеся быть верными своему ордену, нарушили клятву оставаться нейтральными и вернулись к прежней верности. Под влиянием старых обид — а отчасти, может быть, и огромного вознаграждения, которое предлагают за поимку «Стремительного» соперничающие кланы — они попытались схватить наш корабль и передать его своим родичам по крови и клану.

Значит, Институтам тоже нельзя доверять. А в чем тогда разница в этот раз?

Доктор Баскин указала на меньший экран:

— Вот в чем, Олвин.

На экране было изображение боевого корабля джофуров, отныне центрального факта нашей жизни. Огромный приплюснутый корабль цеплялся к нам, как дурной запах, всюду преследуя после первой неудачной попытки захватить «Стремительный». Даже с Каа за рулем экипаж считает невозможным уйти от него. Легче стряхнуть свою тень в солнечный день.

— Полученные нами приказы ясны. Ни при каких условиях нашу информацию не должна получить одна из фракций.

Поэтому мы направляемся в один из самых известных портов Второй Галактики?

В голосе Нисса слышалось сомнение. Но доктор Баскин никак не прореагировала на этот тон.

— Разве это не лучший для нас шанс? Направиться в такое место, где всегда большое движение и много кораблей, достаточно сильных, чтобы противостоять этому крейсеру? К тому же существует вероятность, что Оакка все-таки исключение. Отклонение. Может, чиновники на Танит не забыли свои клятвы.

Нисс невежливым звуком выразил сомнение.

Очень малая вероятность. Возможно, неожиданность заставит наконец действовать застывшее осторожное большинство галактических кланов, которые до сих пор были охвачены нерешительностью.

— Об этом мы мечтаем все время. И такое может случиться, если у синтианцев, парги и их союзников в этом районе окажется достаточно кораблей. Разве они не вмешаются, чтобы поддержать традиции и закон?

Оптимизм относится к числу ваших самых привлекательных свойств, доктор Баскин: только представить себе, что умеренные могут склониться к быстрому решению, которое может подвергнуть их смертельной опасности. Но теперь все видят, что Время Перемен близко. И раздумывают о выживании расы. Поддержание справедливости ради каких-то волчат будет не на первом месте в их приоритетах.

Гораздо вероятнее, что ваше внезапное появление спровоцирует всеобщее сражение за Танит, по сравнению с которым Китруп покажется небольшой стычкой. Полагаю, вы сознаете, что армады, осаждающие Землю, находятся всего в двух прыжках от Танит? И меньше чем через стандартный день они соберутся…

Отказавшись от осады Земли? Ради этого стоит попытаться.

Вращающиеся линии голограммы напряглись и сжались.

Мы отклоняемся от главной проблемы, доктор Баскин. Сомнительно, чтобы мы достигли цели. Джофуры нам этого не позволят. Можете быть уверены в этом.

Впервые за все время заговорила Сара Кулхан:

— А они могут нас остановить? Один раз попробовали, и не получилось.

Увы, мудрец Кулхан, наша временная неуязвимость долго не продлится. Джофуры были захвачены врасплох, и сейчас они, несомненно, сканируют корабельную базу данных в поисках уязвимых мест нашей удивительной брони.

Они имеют в виду поразительный новый покров, который теперь окутал весь корпус «Стремительного». Как невежественный джиджоанец, я не понимал, что делает эту оболочку такой необыкновенной, хотя отчетливо помню, как вокруг нас сомкнулся рой машинных существ — темные фигуры загадочно спорили о нашей судьбе, не побеспокоившись спросить согласия у каких-то волчат и сунеров.

Последними спорщиками оказались две группы восстановительных роботов: одна на корме снимала с поверхности корабля сырье — углеродную оболочку, а другая на носу превращала эту самую оболочку в слой, сверкающий, как стеклянный Спектральный Поток.

Между группами словно мелькали молнии. Импульсы мемоприказаний, распознал Нисс, посоветовав не смотреть на них, чтобы они каким-то образом не подействовали на наш мозг. Через несколько мидуров спор прекратился, причем ни одна из машин не казалась поврежденной. Но одна группа, должно быть, «передумала».

Неожиданно обе группы объединились и снова принялись за работу, завершив преобразование «Стремительного» вовремя, незадолго до того, как по нему ударил дезинегрирующий луч.

— А разве обязательно должно быть уязвимое место? — спросила доктор Баскин. — Сейчас мы неуязвимы, по крайней мере для лучей на дальнем расстоянии.

Она говорила уверенно, но я помню, как поражены были Джиллиан, Сара, Тш'т и все остальные, что пережили нападение. Только калека инженер Эмерсон д'Аните что-то хмыкнул и кивнул, как будто ожидал чего-то в этом роде.

Абсолютной защиты не бывает, возразил Нисс. Все существующие разновидности оружия давно занесены в архивы Великой Библиотеки. Если какая-то техника кажется удивительной или чудесной, вполне вероятно, что от нее отказались давным-давно по какой-нибудь веской причине. И как только джофуры найдут эту причину, наш новый щит из преимущества сразу превратится в недостаток.

Людям и дельфинам это рассуждение явно не понравилось. Не могу сказать, что и я ему обрадовался. Но как можно против него возражать? Даже мы, сунеры, знаем одно из основных правил жизни в Пяти Галактиках…

53
{"b":"4729","o":1}