ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Признаю, что события как будто подтверждают твое предположение. Известие о возможных реликтах Прародителей, найденных в тайном месте пользующимся дурной славой кораблем дельфинов, вызвало столкновения между самыми воинственными кислорододышащими кланами. Некоторые союзы захватили местные пункты перехода, и торговые маршруты прервались. Однако позволь тебя заверить, что выбросы энергии в происходивших до сих пор сражениях слишком ничтожны, чтобы воздействовать на глубинные космические связи.

— Но совпадение слишком одновременное.

— Ты принимаешь следствие за причину. Страх и гнев, которые сейчас окружают волчат, накапливались столетиями до того, как люди вступили в контакт с нашей культурой. Со случая у Футутуна мир поддерживался главным образом при помощи страха, а воинственные стороны тем временем вооружались и готовились к новой фазе. Увы, твой неудачливый родной клан вышел на звездные линии в слишком неподходящее время.

Гарри несколько секунд мигал, потом кивнул.

— Вы имеете в виду Время Перемен?

— Да. Мы, в Институтах, уже в течение миллиона лет знали, что наступает новая эра большой опасности и смятения. Признаки этого включают перемены в отношениях кислородного и водородного порядков жизни… а также все более частые случаи спазмодического экспоненциального размножения в порядке машин, и все это требует строгих мер подавления. Даже среди кланов нашей собственной цивилизации Пяти Галактик мы видим усиление религиозного фанатизма.

Гарри вспомнил миссионеров и новообращенных на главных улицах Каззкарка, проповедующих самые разные толкования древнего пророчества.

— Груда суеверного вздора, — сказал он.

К его удивлению, Вер'Кв'квинн согласился, подчеркнуто Щелкнув клювом.

— То, что громко, не всегда справедливо, — объяснил босс. — Большинство кланов и видов предпочитают жить и Давать жить другим, развивая собственные дороги мудрости и предоставляя судьбе приходить в свое время. Какая разница, вернутся ли Прародители в физической форме, или в Духовном перевоплощении, или вновь проявив себя в геноме Какой-нибудь невинной предразумной расы? Фанатичные союзы сражаются друг с другом из-за догм, однако большинство кислорододышащих рас хотело бы спокойно и устойчиво продвигаться к своему собственному расовому просвещению. Со временем будут найдены ответы на все вопросы, когда каждая раса присоединится к своим патронам и предкам в отставке… а потом и в трансцендентности… следуя великому призыву Объятия Приливов.

Вот оно опять, подумал тогда Гарри. Это фундаментальное основание почти любой галактической религии. Спасение возможно для вида, но не для индивидуального органического существа.

Кроме этого миссионера скиано, того самого, с попугаем на плече. Это была совершенно иная точка зрения. Подлинная ересь!

Итак, молодой коллега, — закончил Вер'Кв'квинн, — постарайся понять, каким тревожным — и для фанатиков, и для умеренных — было сообщение о том, что твои злополучные родичи дельфины передали изображения, на которых был космический флот Прародителей в одной из самых плоских частей галактического пространства-времени! Последствия этого открытия угрожали опровергнуть самую суть веры, разделяемой почти всеми кислорододышащими…

В этом месте Гарри был особенно внимателен. Но именно в этот момент помощник доложил, что еще один п-пункт в секторе Горгол Пятой Галактики вышел из строя, и у Вер'Кв'квинна больше не было времени для абстрактных дискуссий с подчиненными. Началась суматоха, и Гарри было приказано закончить инструктаж в отделе разведки. И у него больше не было возможности расспросить старую змею о ее заключительном интригующем замечании.

Что это за суть? Что именно в открытии «Стремительного» так всех расстроило?

Наконец платформа опустилась на «землю».

Поверхность оказалась относительно мягкой. Упругие ноги корабля приняли на себя его вес почти без толчка.

Ну, пока все хорошо. Земля не проглотила меня. Стадо паразитов мемов не собралось, пытаясь захватить мое сознание или продать мне продукты, которые не были доступны в течение многих эпох.

Гарри терпеть не мог, когда такое происходило.

Он осторожно осмотрел обширную плоскую равнину, покрытую мягкими пушистыми цилиндрами. Они были похожи на поникшие кактусы с тонкими стеблями, стояли повсюду, насколько хватал глаз, прижимаясь друг к другу. Гарри с помощью ручного управления попробовал механической ногой прикоснуться к ближайшей группе. Цилиндры легко уступали давлению, а потом медленно распрямлялись.

— Можно ли убрать якорь реальности? — спросил он пилота.

В этом нет необходимости. Якорь уже вернулся в свою обычную нишу.

Тогда что это такое? — спросил Гарри, указывая на голубой кабель, все еще вертикально уходящий в небо.

Подобная веревке метафора стала полупостоянной структурой. Если не возражаете, ее можно оставить на месте. Гарри смотрел на нить, потирая подбородок.

— Ну, наверно, это еще одна возможность убраться отсюда, если придется торопливо смываться. Отметь ее положение и давай двигаться.

Разведочная станция двинулась по равнине пушистых цилиндров. А Гарри тем временем переходил от окна к окну, нервно вглядывался, гадая, как этот известный своими опасностями район проявит себя.

Со всех сторон на далеком фоне вздымался десяток тонких, невероятно высоких башен. У некоторых поперечное сечение как будто квадратное, у других круглое или овальное. Гарри даже показалось, что он различает жесткую формальность в их расположении: каждая башня как будто находится в строго определенном месте относительно других.

Вскоре он понял, что странная голубоватая дымка не является следствием какого-то «тумана», мешающего смотреть; это недостаток самого зрения. Кажется, на этом участке пространства Е зрение действует на гораздо более короткое расстояние.

Здорово. Мне не хватало только частичной слепоты в таком месте, где реальность может буквально подобраться к тебе и укусить.

До того места, где он в последний раз видел Авеню, расстояние должно быть небольшим. Вначале осторожно, потом все уверенней Гарри ускорял движение станции по равнине пушистой растительности, согнутой и переплетенной, как высокая трава. Эти «растения» не раскачивались на ветру, как трава-пила на Хорсте. Тем не менее они чем-то напоминали Гарри о бесконечных степях, где на рассвете пыльное небо вспыхивает, как факел, так что на него больно смотреть. От такой местности презрительно отказались его предки на Земле, вернувшись на деревья. Они разумно предоставили жгучее небо и режущую траву своих глупым родичам — приматам, которым не хватало здравого смысла даже на то, чтобы убраться с палящего полуденного солнца и которые позже стали людьми.

Согласно Великой Библиотеке, Хорст некогда был приятной планетой, с богатой, разветвленной экосистемой. Но много тысячелетий назад, еще до того, как земляне вышли в космос и столкнулись с галактической культурой, с несколькими планетами в секторе Танит произошло что-то ужасное. По древнему кодексу Прародителей естественные экосистемы священны, но в цивилизации Пяти Галактик время от времени это правило нарушалось. В происшествии при Футутуне сотни планет были разграблены недальновидными цивилизациями и остались дикими и пустынными.

Как и следовало ожидать, за такими случаями следовал возврат к маниакальной религиозности. Различные фракции обвиняли друг друга и требовали возвращения на истинную тропу Прародителей.

Но какова она, эта истинная тропа? За несколько миллиардов лет состарятся даже самые хорошо сохраняемые записи. За прошедшие эпохи накапливался шум, пока от загадочной расы, начавшей все это, почти ничего не осталось. Размышления и догадки подменили факты, догма вытеснила свидетельства. Умеренные пытались смягчить вражду между фанатичными союзами, слишком энергичная реакция которых во время происшествия при Футутуне грозила новой катастрофой.

57
{"b":"4729","o":1}