ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И вот в такой ситуации появились земляне, вначале принеся своими забавными проделками волчат комичное отвлечение. Невежественные, невоспитанные, люди и их клиенты самим фактом своего существования раздражали великие кланы. Больше того, возвысив еще до контакта неодельфинов и неошимпанзе, люди получили право относиться к классу патронов и получать колонии; тем самым они сразу опередили многие более древние виды.

«Пусть вначале проявят себя на планетах катастрофы» — таково было всеобщее мнение. Если земляне окажутся достаточно компетентны, чтобы вернуть к жизни заболевшие биосферы, позже они могут получить лучшие планеты. Поэтому люди и их клиенты работали на Атласте, Гарте и даже на бедном Хорсте, завоевав неохотное уважение у планетных менеджеров.

Но стоило это немало.

Пустынная планета может изменить тебя, думал Гарри, вспоминая Хорст и почему-то испытывая печаль. Он спустился в камбуз, приготовил еду, принес ее на обсервационную палубу и принялся неторопливо есть, глядя, как мимо проплывают бесконечные изогнутые пушистые трубки. Он все еще пытался понять, почему все это кажется ему таким знакомым.

Мысли его вернулись на Каззкарк, где высокий проповедник пытался обратить его в свою странную ересь. Тот самый необычный скиано с попугаем на плече, который говорил о Земле как о священном месте, чьи страдания обещают спасение всей вселенной.

Разве ты не видишь сходства? Как должны были стать мучениками Христос, Али и преподобный Фенг, чтобы спасти человеческие души, точно так же грехи всех кислорододышащих форм жизни могут быть смыты только жертвой чего-то драгоценного, невинного и уникального. И этой жертвой будет твоя родная планета, мой дорогой брат шимпанзе!

Честь казалась сомнительной, и Гарри так и сказал, ища пути возможного бегства в толпу. Но скиано оставался неутомим, он постоянно подталкивал свой аппарат-переводчик, так что каждая вспышка его выразительных глаз громко переводилась прямо Гарри в лицо.

Слишком долго разумные существа были связаны прошлым — легендой о Прародителях! — мифом, который обещает освобождение расам, но ничего не дает индивидам! Каждая раса измеряет свой прогресс продвижением по лестнице Возвышения — от клиента к патрону, а затем через благородную отставку в нежные Объятия Приливов. Но сколько триллионов жизней были принесены в жертву по пути? И каждая такая жизнь драгоценна и уникальна. Каждая есть временная манифестация бессмертной души!

Гарри знал, что подмигивание — это для скиано естественная манера речи. Но это придавало дополнительную страсть каждой фразе переводчика.

Подумай о своей родной планете, о благородный брат шимпанзе! Люди — это волчата, которые достигли разумности без Возвышения. Разве это не форма девственного рождения? Разве земляне вопреки своему скромному происхождению не возникли на сцене в период возбуждения и противоречий? Разве не увидели они то, что долго оставалось невидимым? Говоря то, что до них никто не смел сказать?

Страдаете ли вы теперь, земляне, из-за своей уникальности? Разве не слышим мы послания с этой замечательной голубой планеты, которой предстоит распятие? Послания надежды для всех живых существ?

Вокруг собралась толпа зевак, а скиано возвел руки к небу.

Не бойся за своих любимых, о дитя Земли!

Конечно, в предстоящих днях им грозят огонь и разрушения. Но их жертва принесет всем разумным новый рассвет — да, всем, даже другим порядкам жизни! Ложные идолы, воздвигнутые в честь мифических Прародителей, будут разбиты. Станет ясна ложность веры в Объятие Приливов. Все сердца обратятся наконец к истинной вере.

К волшебному Небу — обители единого вечного и любящего Бога.

В ответ попугай захлопал яркими крыльями и прокричал: «Аминь!»

Многие слушатели сердито переглядывались, слыша, как Прародителей называют «мифическими». Гарри, будучи центром внимания проповедника, чувствовал себя неловко. Если так будет продолжаться, мученики появятся, это уж точно! Казалось, только благородная репутация всех скиано сдерживает некоторых в толпе.

Чтобы облегчить положение, Гарри неохотно согласился принять от скиано миссию — быть посланником… в том маловероятном случае, если его следующая экспедиция приведет его в контакт с ангелом Господним.

Примерно час спустя — по субъективному корабельному времени — слева от Гарри в пространстве неожиданно возникла голубая буква «Н».

Включен режим наблюдения, капитан Хармс, послышался слегка самодовольный голос. Имею удовольствие сообщить, что Авеню в непосредственной близости. Ее можно наблюдать в переднем квадранте.

Гарри встал.

— Где? Я не…

Но тут же увидел и перевел дыхание. На фоне странной Дымки выступала сверкающая полоса пятнистого света. Авеню, как гигантская змея, извивалась по поверхности, возникая из тумана слева и становясь невидимой справа. Чем-то она напомнила Гарри извивающееся «морское чудовище», которое он видел во время своей предыдущей разведывательной экспедиции, вблизи вершины с банановыми очистками. Но то было мемосущество, не более чем экстравагантная идея, воплощенная мысль, в то время как это нечто совершенно иное.

Авеню не подчиняется аллафорическим правилам пространства Е.

Строго говоря, она состоит из всего, что не является пространством Е.

Именно поэтому ее воспринимают камеры. Техники Института Навигации поместили на корабль множество сенсорных пакетов. Их нужно с интервалами разместить вдоль светящейся трубы, а потом забрать по пути назад, на базу. В идеале эти данные должны помочь штату Вер'Кв'квинна предсказывать гиперпространственные изменения в текущем кризисе.

Гарри нажал кнопку и почувствовал легкую дрожь: это вылетел первый пакет.

Теперь повернуть налево и выкладывать пакеты в этом направлении? Или направо? Казалось, ни одно из направлений не предпочтительней.

Что ж, он все еще представитель закона. Его другая обязанность — патрулировать пространство Е и выявлять преступную деятельность.

— Компьютер, отмечены ли следы какой-либо деятельности в этом районе в последнее время?

Сканирую. Нарушители должны пройти через этот участок Авеню, чтобы добраться до пересечения с Четвертой Галактикой. Любой крупный корабль, проходящий по Авеню или поблизости, оставит след, какой бы ни была в то время его аллафорическая форма.

Платформа приблизилась к яркой светящейся трубе. Во время патрулирования Гарри неоднократно видел Авеню, но никогда не был так близко к ней. Она казалась узкой, всего в два раза шире самой станции. В трубе на фоне абсолютной черноты сверкали мириады искорок.

Узкое змееобразное пространство заполнено звездами… и многим другим. В этом извилистом цилиндре заключена вся известная Гарри вселенная — планеты, звезды, все связанные галактики.

Какой топологической странностью должна была она казаться своим давно исчезнувшим первооткрывателям! Удивительный способ обойти законы относительности! Необходимо только войти на одном перекрестке вблизи планетной системы и выйти на другом, в районе цели. В любой ячейке Галактической Библиотеки можно найти описание техники входа в пространство Е и выхода из него.

Но пространство Е — это непредсказуемый мир мета-психологической дикости и даже воплощенных нелепостей. Путешествие по Авеню до пункта назначения может быть очень коротким, а может быть и долгим. Расстояния и взаимное расположение здесь постоянно меняются.

Если путник найдет безопасное место выхода и правильно произведет переход, он может выйти там, где ему нужно. Конечно, если вначале выяснится, что он вообще покинул дом! Одна из причин, почему большинство разумных терпеть не могут пространство Е, это тот странный способ/в котором здесь проявляется причинность. Если не будете осторожны, можете устранить причину собственного существования. Наблюдателям, таким как Гарри, нелегко бывает, вернувшись из полета, обнаружить, что они больше не существуют и никогда не существовали.

58
{"b":"4729","o":1}