ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сара, вначале не понявшая, покачала головой. Потом воскликнула:

— Машины!

Даже изгнанники Джиджо могут перечислить восемь порядков жизни, среди которых кислорододышащая жизнь считается одной из самых ярких и цветистых. И среди других порядков Священные Свитки смутно упоминают синтетические существа, холодные и загадочные, проектирующие и строящие друг друга в далеких углах пространства. Им не нужна твердая поверхность, чтобы стоять на ней, не нужен воздух, чтобы дышать.

Совершенно верно. Их присутствие явно связано с проблемами, не имеющими к нам отношения. Скорее всего механоиды с благоразумной осторожностью будут избегать контакта с нами.

Голос помолчал.

Поступают свежие данные. Кажется, флотилия испытывает сильные трудности в связи с новыми бурями. Некоторые мехоноформы больше нас нуждаются в спасении.

Сара всмотрелась в оранжевые точки.

— Покажи мне!

Используя данные сканирования на большое расстояние, дисплей начал головокружительно углубляться. Вокруг Сары словно закружились огненные нити, и ее взор достиг нужной точки — одного из механоидных кораблей, который начал обретать форму на фоне разгневанного газа.

На пределе увеличения показалась блестящая трапециеобразная фигура, почти зеркальная поверхность, отражающая солнечный свет. От бурных конвенционных зон Измунути поднимались потоки горячих ионов, и очертания механоида становились расплывчатыми: он пытался уйти от этих потоков. Отсутствие перспективы компенсировали колонки многочисленных цифр, описывающих истинные размеры корабля — квадрата со сторонами в сотни километров и с исчезающе малым третьим измерением.

Вокруг механоидного корабля пространство словно вибрировало. Несмотря на свою неопытность, Сара узнала характеристики искажающего воздействия гравитемпорального поля. Относительно небольшого поля, если судить по дисплею. Возможно, подходящего для межпланетных скоростей, но не для того, чтобы избежать надвигающегося опустошения. Сара могла только сочувственно следить за тем, как тщетно пытается сопротивляться механоид.

Первый же удар разорвал хрупкий объект пополам… и продолжал разрывать, пока корабль не превратился в поток ярких разлетающихся брызг.

Это не единственная жертва. Посмотрите, какова судьба других борющихся.

Дисплей вернулся к прежним размерам. На глазах у Сары еще несколько точек исчезли в потоках быстрой густой плазмы. Другие продолжали подниматься, пытаясь избежать водоворота.

— Кто бы они ни были, надеюсь, им удастся уйти, — прошептала Сара.

Как странно, что корабли-машины кажутся менее прочными, чем «Стремительный», чьи защитные поля способны в течение нескольких мидуров выдерживать воздействие звездной атмосферы, какие бы бури там ни бушевали.

Если бы они не смогли выдерживать потоки плазмы, то были бы бесполезны против оружия джофуров.

После краткого прилива надежды разочарование вызвало ощущение горечи во рту. Очевидно, с этой стороны никакой помощи ждать не приходится.

Сара видела определенную последовательность в своих приключениях за последний год: ее вынесло из пыльного кабинета, и она встретилась с чужаками, участвовала в сражениях, ехала верхом на легендарных лошадях, погружалась в море и, наконец, приняла участие в бегстве звездного корабля. Вселенная как будто решила продемонстрировать ей чудеса, превосходящие воображение: гигантские звезды, пункты перехода, говорящие компьютеры, универсальные библиотеки… а теперь еще и картины другого порядка жизни. Загадочного вида, абсолютно не похожего на обширную, всепоглощающую цивилизацию Пяти Галактик.

Эти чудеса выходят далеко за пределы образа жизни интеллектуала-варвара на деревенской планете. И тем не менее космос собирался дать ей только возможность взглянуть.

Можешь смотреть, словно говорил он. Но не можешь прикоснуться.

Твое время почти истекло.

Опечаленная, Сара смотрела, как оранжевые точки отчаянно убегают от торнадо звездного жара. Еще несколько неторопливых кораблей поглотила поднимающаяся буря, их огни погасли, как залитые водой угли.

Кажется, Джиллиан и дельфины уверены, что мы выдержим короткий перелет через этот ад. Но исчезающие точки заставили Сару потерять уверенность. Разве машины не должны быть прочнее простой плоти?

Она собиралась спросить об этом Нисса, когда у нее на глазах дисплей снова изменился. Измунути замерцала, и когда изображение перестроилось, на нем появилось нечто новое. Ниже отступающих оранжевых точек появились три сверкающие фигуры. Они неторопливо и грациозно поднимались, блестя имперским пурпуром, выходя из пламени на пути «Стремительного».

— А это что? — спросила Сара. — Еще механоиды?

Нет, ответил Нисс тоном, в котором словно слышалось благоговение. Это нечто совершенно иное. Мне кажется, это… Компьютерная диаграмма деформировалась, распалась на части, похожие на сосульки. Мне кажется, это занги.

У Сары по коже поползли мурашки. Это слово из легенд, полных страха. На Джиджо его всегда произносят шепотом.

— Но… как… что они здесь делают?..

Прежде чем она смогла закончить вопрос, Нисс снова заговорил:

Прошу прощения за то, что прерываю вас, Сара. Исполняющая обязанности капитана доктор Джиллиан Баскин созывает срочное совещание совета корабля, чтобы обсудить новое развитие событий. Вы приглашены на совет.

Хотите, чтобы я от вашего имени извинился за отсутствие?

Но Сара уже направилась к выходу.

— Не смей! — крикнула она через плечо перед втягивающейся дверью, которая давала ей возможность пройти.

За дверью в обе стороны тянулся изгибающийся коридор, словно сегмент искаженного пространства-времени, уходящего вдалеке к вертикали. Это зрелище всегда пугало Сару. Тем не менее на этот раз она побежала.

ДЖИЛЛИАН

По какой-то причине бурная красная звезда напоминала ей Венеру.

Естественно, это приводило к мыслям о Томе.

Все напоминало Джиллиан о Томе. После двух лет его отсутствие все еще было открытой раной, и каждую ночь она рефлекторно искала его тепла. А днем все время ожидала услышать его сильный голос, предлагающий помочь в ее бесконечных тревогах. Во всех этих проклятых решениях.

Разве не достойно героя умереть, спасая мир?

Тихий внутренний голос подсказывал: именно для этого существуют герои.

Да, отвечала она. Но мир ведь продолжает существовать, верно? И по-прежнему нуждается в спасении.

С тех пор как вселенная разлучила их на Китрупе, Джиллиан твердит себе, что Том не может быть мертв. Я бы это знала, постоянно думает она, убеждая себя силой воли. Через галактики и мегапарсеки я бы почувствовала, если бы он погиб. Том по-прежнему где-то там, вместе с Крайдайки, Хикахи и всеми остальными, которых мы вынуждены были оставить.

Он сумеет благополучно вернуться домой… или ко мне.

Эта уверенность помогала Джиллиан выносить тяготы во время первого года бегства «Стремительного»… пока постоянные кризисы последних нескольких месяцев не поколебали ее уверенности.

И вот, сама не осознавая этого, она начала думать о Томе в прошедшем времени.

Он любил Венеру, думала она, глядя на разгневанные солнечные виды за корпусом «Стремительного». Конечно, атмосфера Измунути яркая, а у соседки Земли тусклая под вечным покровом кислотных облаков. Но есть и существенные черты сходства. Ужасная жара, страшные бури, отсутствие влаги.

Обе предлагают крайности надежды и отчаяния.

Джиллиан видит, как Том расправляет руки в космическом скафандре, охватывая панораму под горой Афродиты, указывая на мрачные низины. Вокруг фаланг титанических структур, уходящих к искаженному горизонту, пляшут молнии. Один затянутый тенью гигант за другим, новые просторы, охваченные работой по преобразованию Венеры. По преобразованию — шаг за шагом — самого ада.

6
{"b":"4729","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Королева Времени
Хранительница времени. Выбор (СИ)
Скрытые в темноте
Русич. Бей первым (СИ)
Большая книга исполнения желаний
Убийцы цветочной луны. Нефть. Деньги. Кровь
Волки Кальи
Файролл. Квадратура круга. Том 1
Революция растений