ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Помаши мне на прощанье
Как стать звездой YouTube. Хештег Гермиона: Фейл!
Варгань, кропай, марай и пробуй
Сближение
Волшебные стрелы Робин Гуда
Волшебник Севера
Изумрудный атлас. Книга расплаты
Lykke. В поисках секретов самых счастливых людей
Огонь в твоём сердце
Содержание  
A
A

— Джиллиан, Каа докладывает, что мы приближаемся к соединению, которое может доставить нас во Вторую Галактику. Ты по-прежнему хочешь лететь в Танит?

Светловолосая женщина устало пожала плечами.

— Если никто не заметил ошибок в моих рассуждениях.

Теперь машина Нисс снова заговорила сардоническим тоном:

Найти ошибки нетрудно. Вы посылаете нас в хаос и насилие, в ту часть вселенной, где наши враги наиболее многочисленны.

Нет, доктор Баскин. Не спрашивайте об ошибках.

Спросите) нет ли у кого идеи получше.

Джиллиан снова пожала плечами.

— Ты говоришь, что джофуры в любую минуту могут найти способ справиться с нашей новой защитой. Мы должны найти убежище, прежде чем это случится. Всегда остается надежда, что Институты…

— Что ж, — вмешалась Тш'т. — Наша цель — Вторая Галактика. Сектор Танит. Планета Танит. Я прикажу Каа продолжать.

Теоретически клиент не должен прерывать патрона. Но Тш'т только старалась действовать эффективно.

В то же время Сара подумала: Мы приближаемся к Земле. И скоро будем так близко, что Солнце будет видно невооруженным глазом, всего в нескольких сотнях парсеков, практически за углом.

Может, мне никогда не удастся быть так близко к Земле.

Джиллиан кивнула.

— Да, пусть продолжает.

ГАРРИ

Примерно спустя один субъективный день после начала преследования нарушителей Гарри узнал, что прямо перед ним препятствие.

Быстро преодолевая странные области пространства Е, °н старательно выполнял свою главную задачу — выкладывал пакеты с инструментами для Вер'Кв'квинна вдоль извилистой трубы, в которой находится вся пространственная вселенная. Все известные ему галактики, включая сложные гиперпространственные соединения, называемые пунктами перехода, лежат внутри Авеню. Когда он останавливался, чтобы взглянуть на нее, Гарри видел уникальную искаженную перспективу созвездий, плывущих туманностей, даже целых спиральных рукавов, сверкающих звездным светом и излучением возбужденного газа. Казалось странным, противоречащим всем интуитивным законам разума, что пространство, заключенное внутри трубы, неизмеримо больше окружающего его царства метафор.

Но к этому времени Гарри уже научился жить во вселенной, сложность которой превосходит возможности его бедного рассудка.

Выполняя работу, порученную ему Вер'Кв'квинном, Гарри продолжал двигаться на максимальной разумной скорости, идя по следу, оставленному предыдущими посетителями этого экзотического царства.

Почему-то этот след вызывал у него подозрения.

Конечно, мне следовало бы затаиться и подождать, пока истечет назначенный Вер'Кв'квинном срок, затем собрать камеры и убираться отсюда, прежде чем эта зона метареальности не преобразуется снова, не растает вокруг моего корабля, прихватив меня с собой.

Так опасна и хрупка эта местная зона странных форм и искаженной логики, что даже мемосущества, представители естественного порядка жизни пространства Е, выглядели напряженными и встречались редко, как будто воплощенные идеи находили этот район таким же неприятным, как и сам Гарри. Он видел лишь несколько простых идей-существ, которые паслись на равнине пушистых кактусоподобных стеблей. И большинство из этих идей казались не более сложными, чем простое утверждение «Я существую».

Как будто вселенной не все равно.

Быстрый корабль легко шел по следу, оставленному предыдущими нарушителями. Объекты, состоящие из реальной материи, оставляют в пространстве Е отчетливые следы. С любого физического объекта, который посмеет вторгнуться в это царство чистых абстракций, постоянно отлетают крошечные кусочки, испаряются атомы. Это могут быть частица атмосферы из систем жизнеобеспечения или осколки металлического корпуса размером в шесть-семь атомов.

Постепенно след становился все теплее.

Интересно, зачем они явились сюда, думал Гарри. Самому старому следу около года… если можно доверять измерителю субъективной продолжительности, который оценивает скорость разложения здесь протонов, превращая их массу в микроскопические утвердительные заявления. Судя по профилю рассеивания, можно считать, что самый первый из прошедших здесь кораблей маленький, не больше его подвижной станции.

Они должны были быть в отчаянном положении, чтобы прийти сюда… или просто заблудились.

Второй след ненамного новее, это след гораздо большего корабля, хотя все же не такого массивного, как корвет. Он явно преследует первый корабль.

Неоднократно проверив молекулы образцов, Гарри убедился, что оба корабля относятся к его собственному порядку жизни. Галактические космические корабли с представителями кислородного порядка жизни на борту, активные, энергичные, амбициозные и потенциально очень опасные жизненные формы.

Третий след какое-то время ставил его в тупик. Корабль проходил здесь недавно, может, всего несколько дней назад. Настоящее облако атомов все еще вилось за ним. Датчики, забирающие пробы и отходящие от корабля Гарри, как хемочувствительные антенны какого-нибудь насекомого, свидетельствовали о металлокерамических профилях, характерах для машинного порядка жизни.

Как сотрудник Института Гарри постоянно высматривал признаки подозрительного поведения со стороны машинных существ. Несмотря на запретительные программы, вживленные в них миллиарды лет назад, машины по-прежнему Подвержены вспышкам неконтролируемого размножения, хватая и используя любое доступное сырье, создавая копии самих себя в экспоненциально растущем темпе.

Конечно, такая проблема существует и у всех остальных порядков жизни, поскольку неограниченное распространение является общей чертой всего того, что можно назвать «жизнью». И кислородные существа приближали экологическую катастрофу Пяти Галактик, иногда допуская неограниченный рост населения и истощая ресурсы планет быстрее, чем те могут восстановиться. Отсюда и законы миграции, согласно которым обширные галактические зоны регулярно объявляются невозделанными, чтобы они смогли восстановиться. Но машинное размножение может быть особенно стремительным и ненасытным и часто начинается в темных уголках, куда никто не заглядывает. Однажды всего за десять миллионов лет волна самостоятельного воспроизведения набрала такую силу, что захватила все планетоиды в Третьей Галактике, превратив каждый грамм материи в длинные тонкие автоматы… которые затем принялись уничтожать планеты. Потребовалось создать коалицию остальных форм жизни, чтобы вмешаться и прекратить эту катастрофу.

Но машины были не единственной заботой Гарри. В такие времена, когда кислородная цивилизация разрывается внутренними распрями, необходимо следить чтобы этим не воспользовались соперники — представители культуры водорододышащих.

Однако следы, которые уловил Гарри, казались скорее необычными, чем опасными. Большое количество металлических остатков позволяло предположить, что эта машина повреждена. Были и другие аномалии. Сенсоры станции улавливали аминокислоты и другие органические остатки. Возможно, небольшое количество кислородной жизни сопровождает корабль-машину. Может быть, в качестве груза? Иногда мехи используют биологические компоненты, которые устойчивей простых логических цепей и лучше выдерживают воздействие космических лучей.

Через каждый мидур Гарри приходилось останавливаться, чтобы выпустить очередной пакет Вер'Кв'квинна. Он старательно прицеливался, чтобы пакет попал в Авеню и начал собирать данные для техников Института. Гарри надеялся, что эти данные окажутся ценными.

Конечно, у босса и так хватает данных: инструменты установлены не только на гиперпространственных уровнях А, Б и Ц, но и во всех пунктах перехода. Больше того, все путники обязательно сообщают обо всем встреченном во время полета. Зачем было посылать Гарри собирать информацию в таком странном месте? Но кто он такой, чтобы судить?

Я в самом низу тотемного столба. Могу лишь как можно лучше выполнять свою работу и не пытаться перехитрить шефа.

61
{"b":"4729","o":1}