ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Подменыш
Девушка, которая играла с огнем
#Нехудеем. Рецепты для тех, кто любит вкусно и по-домашнему
Моя драгоценность
Я отпускаю тебя
Красная таблетка-2. Вся правда об успехе
Награда для генерала. Книга вторая: красные пески
Не проблема, а сюжет для книги. Как научиться писать и этим изменить свою жизнь
Орден бесогонов
Содержание  
A
A

Гарри ускорил передвижение станции на полусогнутых ногах; ему было любопытно узнать, что может заставить машинное существо вторгнуться в пространство Е, идя по следу двух кораблей кислородников. Вскоре он начал отмечать следы цифрового сознания — явное доказательство действия компьютеров высокого уровня. Они постоянно и без маскировки работают где-то в глубине этой дымки.

Все равно что посылать открытое сообщение всем хищным мемо по соседству. Эй вы! Хищники. Придите и сожрите меня!

Гарри всматривался в дымку, чтобы получше разглядеть фантастически крутой утес впереди, серовато-белый, покрытый симметричными красноватыми пятнами. Неожиданная преграда поднималась вертикально, исчезая в тумане через несколько метров — или миль — над головой, а сверкающая, похожая на трубу Авеню словно уходила прямо в него!

Красновато-оранжевые пятна размещены строго геометрическими рядами, словно бесконечный строй боевых кораблей. Гарри с сомнением разглядывал их, пока пилот не определил, что это двумерная раскраска. И ничего больше.

Станция, покачиваясь, двинулась дальше по степи с пушистыми растениями, и вскоре Гарри увидел отверстие, достаточно широкое, чтобы пропустить Авеню. Остается еще небольшое пространство, которое позволяет войти разведочной станции или небольшому кораблю.

Кажется, кто-то здесь использовал энергетическое оружие, задумчиво сообщил режим пилотирования.

Теперь Гарри видел, что пещерообразное отверстие расширено какой-то разрывающей силой. По краям отверстия разбегаются трещины. Среди пушистых цилиндров лежат обломки стены.

— Придурки! Их корабль был слишком велик, чтобы войти. И вместо того чтобы искать метафору, которая бы их пропустила, они проламывают дорогу!

Гарри покачал головой. Опасно пытаться силой изменить пространство Е. Гораздо лучше действовать, подчиняясь его необычным правилам.

Очевидно, это произошло год назад, когда больший корабль пытался преследовать меньший. Хотите включить режим наблюдения, чтобы установить, какое оружие использовалось?

Гарри покачал головой.

— На это нет времени. Мы явно имеем дело с идиотами… или фанатиками. И то и другое означает неприятности.

Гарри всмотрелся в черноту, окружающую Авеню. Несомненно, здесь еще одна граница перехода. И как только он ее пересечет, метафорические правила снова изменятся.

Вер'Кв'квинну это не понравится. Нет никаких гарантий, что, войдя, Гарри сможет вернуться тем же путем. А ведь предполагается, что его первейшей обязанностью являются пакеты с инструментами.

После долгой паузы, проведенной преимущественно в почесываниях в стиле неошимпанзе, он хмыкнул и принял решение.

— Входим, — приказал Гарри. — Подготовиться к смене символов! — Он сел в кресло командира и пристегнулся. — Закрыть жалюзи и…

Курсивное «П» вспыхнуло ярче.

Предупреждение! Что-то приближается!

Гарри выпрямился и осмотрелся. Половину его поля зрения занимал крутой утес. В другой половине тянулась Авеню, уходя в ту сторону, откуда он пришел, по открытой равнине пушистых растений, насколько позволяла видеть дымка.

Дергая себя за большие пальцы, он вспомнил первое правило безопасности в пространстве Е. Если сомневаешься в незнакомце, сиди тихо и узнай, кто это, раньше, чем он узнает о тебе.

— Идентификация? Ты можешь сказать, что приближается?

Программа пилотирования колебалась всего лишь мгновение.

Объект неизвестен. Он приближается внутри зоны перехода.

Он в темной пещере прямо впереди! Значит, исключается нырок вперед, чтобы спрятаться. Гарри поерзал, отчаянно ища подходящую идею.

— Нам нужно убраться из виду, — сказал он. — Но как? Не могу ответить, если только мы не решим улететь. Вы

Еще не нашли способ, Харви?

Нет, черт тебя побери, не нашел! Привидение приближается.

Гарри кулаками ударил по ручкам кресла. Пора что-то придумать.

— Двигаемся к стене!

Станция отозвалась проворным галопом. Сунув руки и ноги в главные контрольные рукава, Гарри крикнул:

— Беру управление на себя!

И когда станция добралась до крутой стены, он протянул две передние ноги и заставил прижаться плоскими ступнями к гладкой поверхности.

Гарри затаил дыхание.

Затем, так естественно, словно она для это и создана, станция начала подниматься по стене.

ОЛВИН

Я должен поспешить с этим отрывком из дневника. Некогда отделывать стиль. И нельзя попросить автописца исправить грамматику или заменить слова. Мы уже на борту одной из теннанинских шлюпок, хотя все еще в «Стремительном»; стартуем меньше чем через мидур. Нужно записать побыстрее, чтобы копия осталась на корабле.

Понимаете, я хочу, чтобы экземпляр был у Джиллиан Баскин, потому что мы понятия не имеем, чем кончится наш полет. Нас отправляют в надежде на то, что шлюпка благополучно доберется до безопасности, а сам «Стремительный» двинется навстречу таким опасностям, которые никогда раньше не встречал. Но может получиться и наоборот. Если я чему-то и научился в наших приключениях, так это тому, что заранее ничего нельзя считать гарантированным.

К тому же доктор Баскин дала мне обещание. Если она уцелеет, а мы нет, она позаботится, чтобы мой дневник был опубликован на Земле или где-нибудь еще. Так что даже если я умру, то все равно стану настоящим писателем. И то, что я написал, будут читать и через столетия и, может быть, на многих планетах.

Я думаю, это здорово и почти примиряет меня с разлукой, хотя прощаться с друзьями на борту корабля почти так же тяжело, как было с семьей на Джиджо.

Ну, по крайней мере один член экипажа отправляется с нами, он поведет наш маленький корабль. Доктор Баскин отдает нам своего лучшего пилота, чтобы мы благополучно добрались до цели.

— Кажется, первоклассный пилот не сделает ваш полет более безопасным, — сказала она нам. — Но с вами, ребята, должен быть Каа, если вы хотите получить хотя бы небольшой шанс.

Гек, конечно, замахала всеми четырьмя стебельками и начала протестовать тем особым жалобным тоном, который г'кек-подросток способен довести до совершенства.

— Нас изгоняют! — завывала она. — Именно в тот момент, когда начинается самое интересное!

— Это не изгнание, — ответила Джиллиан. — Вы выполняете важное и опасное поручение. Такое, для которого подготовлены только джиджоанцы. Поручение, которое сделает все, через что мы прошли, не напрасным.

Конечно, они обе правы. Я не сомневаюсь в том, что отчасти нас отсылают, потому что мы молоды и Джиллиан чувствует себя виноватой, что держит нас на борту, где с каждым дуром становится все опасней, причем опасность надвигается одновременно с десятка направлений. Она явно предпочитает, чтобы мы четверо, и особенно г'кек, оказались где-нибудь в безопасности, и поскорее.

С другой стороны, не думаю, чтобы она рассталась с Каа, если бы на это не было важной причины, которая помогла бы ей завершить свою миссию. Я верю, что она искренне хочет, чтобы мы благополучно пронесли нашу тайну через Пять Галактик и каким-то образом связались с Террагентским Советом.

— Раньше, только с людьми и дельфинами на борту, мы не могли этого сделать, — объяснила доктор Баскин. — Даже если бы нам тайком удалось добраться до какого-нибудь далекого порта, стоило нам заговорить, чтобы купить припасы или спросить о направлении, как нас тут же заметили бы. Земляне слишком известны, они пользуются слишком дурной репутацией, чтобы кто-нибудь из нас сегодня мог оставаться инкогнито.

Но кто обратит внимание на молодого ура? Или на маленького красного квуэна? Или на хуна, идущего по пристани? Вы типичные потрепанные звездные путники, продающие крупицы информации, подобранной по пути, чтобы оплатить проезд четвертым классом или чтобы по личному делу добраться до сектора Танит.

Конечно, Гек придется прятаться или маскироваться — вы можете перевозить ее в контейнере для животных, пока не достигнете безопасного места. Тимбрими защитят ее. Или, может быть, теннанинцы — конечно, если она примет условия договора и их напыщенные советы относительно проведения кампании расового усовершенствования. В любом случае слишком многое от нее зависит, чтобы рисковать.

63
{"b":"4729","o":1}