ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Напоминание Джиллиан заставило Гек перестать протестовать против того, что ее «пересылают с места на место». Из всех путников у моей подруги больше всего оснований оставаться живой. Она единственный живой г'кек за пределами Джиджо, и поскольку джофуры могут уничтожить всех г'кеков у нас дома, похоже, ее призвание отныне не путешествия, а выращивание потомства. И эту перспективу она находила отрезвляющей.

— А как же Каа? — спросила Ур-ронн, покачивая гладкой длинной головой и говоря с заметным урским акцентом. Трудно вудет замаскировать БОЛЬШОГО дельфина. Мы должны носить его в вагаже?

Не обращая внимания на урский сарказм, доктор Баскин покачала головой.

— Каа не будет сопровождать вас по пути к Танит. Он слишком заметен. К тому же я дала ему обещание, и пора его выполнить.

Я собирался спросить об этом… какое обещание она имеет в виду… когда в ситуационное помещение вошла лейтенант Тш'т, чтобы сообщить, что погрузка припасов для путешествия в шлюпке закончена.

Хуфу, мой любимый нур, сидела у меня на плече. Но ее разумный родственник, таинственный титлал по имени Грязнолапый, вылизывал шерсть на соседнем столе для совещаний, напоминая земное животное — выдру, если бы не белая щетина на шее и выражение крайней скуки и отвращения.

— Ну? — спросила у него Джиллиан, хотя с самого отлета с Джиджо он отказывается говорить. — Хочешь увидеться с тимбрими и доложить им, как обстоят дела на Джиджо? Или отправишься с нами, за пределы нормальных порядков жизни?

Я думаю, формулируя таким образом, Джиллиан ожидала только одного ответа от любопытного титлала. Но меня не удивило, что она получила другой.

Титлал готов откусить кончик собственного хвоста ради хорошей шутки.

Думаю, нужно рассказать, как мы добрались до этого момента — торопливо снаряжая шлюпку, чтобы отослать ее подальше от того места, куда направляется «Стремительный».

Причина в том, что Джиллиан как будто получила гораздо лучшее предложение.

Или по крайней мере такое, от которого не смогла отказаться.

Как мы дошли до того, что наши пути расходятся?

Когда я остановился в прошлый раз, «Стремительный» несся по сложным линиям пункта перехода всего в нескольких десятках полетов стрелы от боевого корабля джофуров, который цеплялся за нас, как прыгун прерий цепляется за своего последнего детеныша. Казалось, у нас только один способ оторваться от врага — направиться прямо к штаб-квартире одного из больших Институтов, где будет большое движение и множество других боевых кораблей поблизости. Если все получится, вскоре Институт объявит перемирие и защитит нас, прежде чем «Стремительный» будет уничтожен.

Конечно, трудный план, но лучше никто не смог предложить. И он не позволил бы джофурам использовать наши тайны против других кланов Пяти Галактик.

И вот мы здесь, несемся вдоль линии п-пункта, избегаем столкновений с кораблями с сотен разрушенных фрактальных миров, которые распадаются по всей Четвертой Галактике.

Не спрашивайте меня, почему и как это случилось, потому что я сам не понимаю. Но по крайней мере один из джиджоанцев представляет себе происходящее. Мудрец Сара как будто понимает, почему часть этих огромных кораблей меняет форму прямо у нас. на глазах — и не только форму, но и символ на носу.

Как я понял, некоторые из этих беженцев ищут новый дом для отставников, чтобы возобновить спокойную, полную размышлений жизнь. (Хотя, кажется, очень трудно найти свободные места.)

Другие решили отказаться от этого комфортабельного существования и на время нынешнего кризиса вернуться к своим родичам в кислородном порядке жизни. Доктор Баскин хотела пройти вместе с этой толпой, которая пытается добраться до самых населенных зон Пяти Галактик.

Есть и третий выход, избранный меньшей частью — теми, кто счел себя готовым подняться на следующую ступень лестницы разума, к гораздо более высокому состоянию. Но мы считали, что нам эта группа не причинит препятствий.

Как же мы ошибались!

И вот мы здесь, в самом центре пункта перехода, у похожей на узел с петлей структуры, которую Каа называет трансгалактической связью и которая вытолкнет нас из старой Четвертой Галактики… когда это случится.

Прогремела тревога, мы свернули на новую нить, всю в петлях, и вот она перед нами.

Вначале я увидел плывущее облако света, бесформенное, без намека на внутреннее строение. Но когда мы приблизились, картина изменилась. У меня создалось впечатление гигантского существа со множеством извивающихся рук! Эти придатки устремлялись к нитям перехода, сходящимся к существу, и срывали корабли, как ягоды с лозы!

—. Ух… это нормально? — спросила Гек… без всякой необходимости, потому что мы видели выражение лиц наших друзей с Земли. Они никогда ничего подобного не встречали.

Запинаясь, Клешня благоговейно спросил:

— Это Б-б-бог?

Никто не ответил, даже саркастическая машина Нисс. Мы неслись прямо к этой гигантской штуке, и у нас не было никакой возможности вовремя уйти от нее. Мы могли только смотреть и считать проходящие дуры, несясь навстречу сиянию в ожидании своей очереди.

Свет заполнил все небо. Огромный луч упал на нас… и неожиданно все начало происходить о-ч-е-н-ь м-е-д-л-е-н-н-о.

Странные ощущения распространялись из желудка, а кожа в то же время необычно оцепенела. «Стремительный» сдернули с нити перехода, и рев машин сменился шепотом. Все экраны заполнились белизной, в этом свете как будто не было никакого тепла. Парализованный страхом, я думал, что нас глотает какое-то голодное чудовище. А может, это бесстрастный природный феномен. Впрочем, какая разница?

Оттенок освещения настолько совершенен, обладает такой великолепной текстурой, что я неожиданно понял, что это может быть только чистая и дистиллированная смерть.

Сколько длился этот переход, понятия не имею. Но постепенно ослепительный свет ослаб, и странные желудочные ощущения прошли. Двигатели «Стремительного» по-прежнему работали приглушенно, но время вернулось к нормальному ходу. И мы смогли отчетливо видеть.

Сара крепко держалась за Эмерсона, а Прити, маленький шимп, обнимала их обоих. Ур-ронн жалась к Гек и Клешне, а Хуфу и Грязнолапый всеми когтями вцепились мне в плечи.

Мы осматривались, пораженные тем, что еще можем это делать.

Экраны снова ожили, показывая, что мы по-прежнему внутри искривленных кишок пункта перехода… только мы больше не касались нити! Казалось, «Стремительный» окружает большой пузырь истинного пространства.

И не только «Стремительный». Со всех сторон, расположенные длинными рядами, висели другие космические корабли! Большинство гораздо больше нас. И все молча, по-видимому, чего-то ждали.

С опозданием рядом с нами наконец возникла голограмма Нисса. Путаница его линий казалась напряженной и встревоженной.

Я вижу только одну общую особенность у всех этих кораблей, сказал он. На всех знак Единства. Символ, состоящий из двух линий, сходящихся под углом в сто четыре градуса. Эмблема Трансцендентности.

Теперь, глядя на это белое сияние, мы видели, что оно каким-то образом сортирует корабли, которые снимает с нитей перехода. Некоторые — таких большинство — собираются вокруг светящегося шара и отправляются назад. И сразу исчезают, как будто торопятся сбежать в другие галактики.

Но примерно каждый сотый корабль отводится в сторону. Белое сияние как будто внимательно осматривает его со всех сторон, а потом большинство из осмотренных присоединяется к нашей фаланге избранных…

Кто мы, избранные? Пленники? Образцы? Кандидаты? Закуска?

К нашему облегчению, это последнее предположение не подтвердилось; мы увидели, что ближайший космический корабль внезапно запульсировал мягким свечением, проходя обратное преобразование. Через мгновение символ из двух линий снова сменился концентрическими кругами. И корабль сразу начал выходить из строя, возвращаясь в поток улетающих беженцев.

— Струсили, — диагностировала как всегда милосердная в оценке других Гек. Пока мы наблюдали, то же самое произошло еще несколько раз. Но белое сияние продолжало добавлять все новых членов к нашим рядам.

64
{"b":"4729","o":1}