Содержание  
A
A
1
2
3
...
64
65
66
...
128

Эмерсон д'Аните принялся настраивать дисплей дальнего обзора и вскоре хмыкнул, указывая на свое открытие — что наш пузырь локального пространства-времени не единственный! Поблизости было не меньше десятка других, а возможно, и гораздо больше. В некоторых находились угловатые, в форме фракталов корабли, как те, что рядом с нами. Другие были заполнены желтыми пузырчатыми фигурами, приблизительно шарообразной формы, которые иногда сливались или разделялись, словно капли жира.

— Занги, — определил Эмерсон, явно гордясь тем, что может вслух назвать эти комковатые объекты, как будто это единственное слово может рассеять наше недоумение и смятение.

— Гм, — начала Сара. — Кто-нибудь понимает, что тут происходит? Может, я что-то пропустила? Неужели нас ошибочно приняли за членов порядка трансцендентной жизни?

Лейтенант Тш'т мотнула большой пятнистой серой головой.

— Неплохое было бы повышение, — сардонически заметила она.

Действительно, согласился Нисс. Большинство кислорододышащих существ проводит сотни тысяч лет в торговле, Возвышении, войне и звездных полетах, прежде чем чувствует призыв, отыскивает спокойную звезду и живет возле нее в Объятиях Прилива. Вступив в порядок «ушедших в отставку», такие существа могут провести здесь еще миллионы лет, готовясь к следующей ступени.

Ур-ронн высказала предположение:

— Может, спросить у отрасли Вивлиотеки, которая у вас на ворту?

Вертящийся Нисс ответил:

В Галактической Библиотеке мало информации о порядке «ушедших в отставку», поскольку старейшие обычно говорят, что это не наше дело.

А что касается того, что происходит еще позже… что ж, тут мы погружаемся в область религии. Большинство главных культов Пяти Галактик как раз основано на этом пункте — что значит для расы перейти в трансцендентность. Многие верят, что первыми по этому пути прошли Прародители, попросив остальных следовать за ними. Но…

— Но это не ответ на вопрос Сары, — закончила Джиллиан Баскин. — Почему нас отобрали, чтобы мы присоединились к сборищу? Может быть…

Она замолчала, заметив, что немой бывший инженер Эмерсон д'Аните жестами просит обратить внимание. Он все время постукивал себя по носу, потом указывал вперед, на окно, отделявшее ситуационное помещение «Стремительного» от мостика. Вначале никто ничего не понял. Затем Тш'т понимающе пискнула:

— Нос корабля? Помните, как фракция древних и машины переделали наш корпус, дав нам новое неизвестное оружие. А что, если они так же изменили и наблюдателя ИРП на борту? Никто из нас туда с тех пор не заглядывал. Может, там уже нет спиралей с лучами! Может быть, там…

Она не закончила. Мы все поняли, к чему она ведет. На носу «Стремительного» эмблема, которая делает нас теми, кем мы определенно не являемся.

Остальные нашли такое предположение вероятным… хотя никто не мог понять, зачем это понадобилось нашим благодетелям. Или какими могут быть последствия, когда это установят.

Я смотрел на Джиллиан Баскин, стоящую впереди всех, и видел, что она не принимает эту теорию. У женщины, очевидно, было на уме что-то другое. Возможно, иное объяснение нашего пребывания здесь.

Вероятно, я был единственным, кто расслышал слово, произнесенное ею печальным и покорным тоном.

Я записываю это слово сейчас, хотя понятия не имею, что оно означает.

Вот что она сказала:

— Херби…

Итак, мы нашли себе общество.

Кажется, «Стремительный» все-таки отыскал убежище… своего рода. По крайней мере корабля джофуров не видно, хотя кто знает, не покажется ли он вновь. Во всяком случае, доктор Баскин решила не сопротивляться этому повороту колеса судьбы, но воспользоваться им и посмотреть, куда это нас приведет.

Но мы, из Вуфона, этого не увидим. Мы поднимемся на борт старой теннанинской звездной шлюпки — у которой на носу по-прежнему спиральный символ, — и пилот Каа благополучно выведет нас во Вторую Галактику. Это будет нелегко. Особенно трудно прикрепиться к быстрой линии перехода из этого странного пространственного пузыря. И когда мы найдем какой-нибудь захудалый космопорт, где никто нас не заметит, это будет только началом наших трудностей.

Там, если позволит поворот кости Ифни, мы начнем действовать как посланцы Джиллиан, доставим нашу ценную информацию, а потом, может быть, подумаем и о том, как жить дальше.

Как и Гек, я испытываю смешанные чувства. Но что еще мы можем сделать? Только попытаться.

Тш'т уже закончила погрузку припасов в наш трюм. Каа в специальном пилотском седле бьет плавниками, ему не терпится начать полет. Те, кто остается, уже обняли нас и пожелали нам удачи.

— Пусть Джиджо гордится вами, — сказала нам мудрец Сара. Мне хотелось бы, чтобы она летела с нами и мы могли бы пользоваться ее мудростью. К тому же тогда были бы представлены все шесть рас Склона. Но если кто-то с нашей маленькой тайной планеты и должен увидеть, каковы трансцендентные существа, и не просто увидеть, но и понять хоть что-нибудь, так это она. Полагаю, дела обстоят именно так.

Тиуг, алхимик треки, испускает ароматные испарения. Этот запах смягчает наш страх и печаль расставания. Если треки спокойно встречает перспективу встречи со вселенной, полной джофурами, то я тоже могу спокойно отнестись к возможному столкновению с давно утерянными родственниками хунами — нашими далекими родичами, которые ведут комфортабельную жизнь могучих звездных богов, но никогда не читали Конрада, Эллисона или Твена. Бедняги!

— Надо назвать эту штуку, — настаивает Клешня, постукивая когтем по металлическому корпусу нашей шлюпки.

Ур-ронн кивает гладкой урской головой.

— Конечно, ей подходит только одно название.

Я соглашаюсь низким ворчанием. Поэтому мы все поворачиваемся к Гек, которая пожимает стебельками, частично выражая ту ответственность, которая отныне лежит на ней.

— Пусть будет «Мечтой Вуфона», — соглашается она, и таким образом наше решение становится единогласным.

Джиллиан Баскин ждет у входного люка, чтобы передать мне копию диска из моего автописца. Так что я должен закончить эту главу — такую необработанную и отрывистую.

Если на этом, дорогой читатель, моя история заканчивается, это означает, что «Стремительный» уцелел, а мы нет. У меня нет ни сожалений, ни жалоб. Просто помните о нас, если вам этого хочется.

Спасибо, доктор Баскин. Спасибо за приключения и за все.

Удачи.

И прощайте.

ГАРРИ

С тех пор как он впервые двинулся по этой равнине искривленной пушистой растительности к отдаленным узким пикам, поднимающимся к обширной нависающей плоскости, что-то в этом районе пространства Е показалось ему необыкновенно знакомым. Затылок Гарри постоянно и неприятно щекотало — таким образом неошимпанзе выражает ощущение дежа-вю.

Теперь он смотрел на ту же сцену с другого головокружительного угла: его разведочный корабль висел посреди голубоватой дымки на гигантском крутом утесе. Гладкую вертикальную поверхность покрывали бесчисленные красноватые рисунки, расположенные симметрично, словно следы армии чудовищ с плоскими ступнями.

— Что ж, — заметил Гарри голосом, хриплым от удивления. — Никогда не делал этого раньше. Кто бы мог подумать, что местные правила позволят большой машине подниматься вверх, словно паук по ст…

Гарри замолчал. Неожиданное осознание заставило его молча открыть и закрыть рот.

Не может быть!

Он посмотрел на повторяющийся рисунок на стене утеса, потом взглянул на далекие шпили, почти теряющиеся в дымке. Мысленное изменение масштаба сделало все предельно ясным.

Я… догадался бы раньше, если бы не расплывающиеся картины этого проклятого места.

Он чувствовал себя космически глупым. Гарри вслух застонал.

— Клянусь бородой Читы и грыжей Тарзана… это комната . Комната в каком-то проклятом доме!

Осознание позволило ему с опозданием сфокусировать восприятие.

65
{"b":"4729","o":1}