ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Камера со щелчком легла на место. Проверив приборы, Гарри ощутил удовлетворение. Этот пакет последний. Я знаю, другие разведчики ставили на то, что я не вернусь, тем более с успехом. Не могу дождаться, когда утру им нос… а также клюв, рыло, хобот или что там у них еще есть!

Тяжело хромая, станция наконец отвернула от Авеню и направилась к тонким шпилям — Гарри теперь знал, что это ножки нескольких огромных метафорических стульев и гигантского стола. Это лучший маршрут для возвращения.

Интересно, долго ли эта зона сохранит свою сосредоточенность вокруг моего образа. Вернется ли к состоянию хаоса, когда я исчезну? Или это симптом того, о чем нас неустанно предупреждает Вер'Кв'квинн, — раздутого представления о собственном значении?

На самом деле Гарри знал, что он не первое материальное существо, прошедшее через эту зону недавно. До него и до этого несчастного меха прошли два других космических корабля — один преследовал другой.

Может быть, это все, он оглянулся на огромную мебель и другие цацки своей воплощенной гостиной, приняло форму еще до моего появления? Не помню, чтобы когда-нибудь, даже в детстве, был в такой комнате. Может, образ предоставил один из проходивших до меня кораблей?

Его тревожило, что он по-прежнему не имеет представления, зачем мех принес сюда Двера и Рети.

Он объединил два приказа-просьбы. Один — вернуть домой, другой — привести к «самым важным парням».

Гарри покачал головой, не в силах понять смысл случившегося.

Но одно несомненно. Миссионер скиано с ума сойдет, когда Увидит землян, нас троих, — двух настоящих людей и трансформированного шимпа, гуляющих по бульварам Каззкарка. Вот это будет сенсация!

Впереди показалась ножка стола, та самая, по которой Гарри надеялся подняться к избранному им входу, если, конечно, он все еще находится там, где инстинкт подсказывает Гарри… И если станция способна подниматься. И если…

В воздухе поблизости возник режим пилотирования — в пространстве повисла вращающаяся курсивная буква «П».

— Да? — кивнул Гарри.

Боюсь, я должен доложить о движении в символическом левом направлении от нашего настоящего положения. К нам быстро приближаются крупные мемоидные существа!

Гарри застонал. Ему совсем не хотелось снова встречаться с представителями местного порядка жизни.

— Мы можем ускорить продвижения?

Да, с небольшим риском. На двадцать процентов.

— Пожалуйста, сделай это.

Станция двинулась быстрей… и с каждым шагом ее хромота словно усиливалась. Гарри взглянул на Рети и Двера, которые, как всегда, пререкались. Гарри это напомнило некоторые семейные пары, неразлучные и никогда не соглашающиеся. И он решил пока ничего им не говорить.

Пусть думают, что опасность миновала. По крайней мере еще немного.

Подойдя к правому окну, он всматривался в туман.

Нам нужно всего несколько минут. Послушайте, вы, звери-мемоиды! Оставьте нас в покое хоть ненадолго!

Спина зачесалась, и Гарри уже собрался занести назад руку… но остановился: работу более эффективно проделал новый придаток. Хвост развернулся и почесал нужное место. Гарри казалось одновременно естественным и удивительным, когда он начинал двигаться словно по собственной воле.

Он заметил, что два молодых человека смотрят на него. У Двера по крайней мере хватило приличия, чтобы покраснеть.

Наплевать на вас, подумал Гарри и хвостом пригладил свою новую гладкую цвета слоновой кости шерсть. Бедняги люди. С голой кожей… и голыми задницами.

Но больше у него не было времени на прихоти.

Он различил в дымке движение. Несколько темно-серых существ. Огромные, гораздо больше мемоидов, с которыми он сражался раньше. В тумане они выглядели гладкими и закругленными, передвигаясь по обширному ковру, как толпа больших слонов.

И тут Гарри понял. Неправильная метафора. Когда они подошли ближе, он узнал эти быстрые резкие движения, выступающие уши и дергающиеся носы.

Мышь… проклятая гигантская мышь! Ифни, это все, что мне нужно было!

С отчаянием он понял: они вышли на след станции.

Режиму пилотирования Гарри отдал срочную команду вслух:

— Увеличить скорость! Нужно подняться на ножку до того, как они до нас доберутся!

На контрольной панели вспыхнули красные и янтарные огоньки, неровная походка станции стала еще быстрей. Перед ними возвышалась огромная, похожая на древесный ствол колонна, но Гарри чувствовал, что преследующие мемо совсем близко. Самоподдерживающиеся концептуальные формы гораздо сложнее и опаснее всего, что он когда-либо видел. Нелегко придется. Очень нелегко.

Боже. Не знаю, сколько я еще выдержу.

Часть четвертая

Кандидаты в трансцендентность

Наша вселенная, связанная звездными линиями — Пять Галактик — состоит из бесчисленных иерархий. Некоторые виды древние, обладающие мудростью и силой. Другие только начали свой путь к самопознанию.

И существует бесконечное количество степеней между ними.

Это не те условия, в которых природа производит справедливость. И не было бы никакой справедливости и защиты для слабых, если бы кодекс законов не смирял порывы сильных.

С этой целью мы унаследовали от Великих Прародителей много традиций и правил, формализующих отношения между патронами и их клиентами или между колонистами и неразумными существами, населяющими планеты. Иногда эти правила кажутся такими сложными и произвольными, что испытывают наше терпение. Мы утрачиваем представление о том, ради чего все это сделано. В недавнее время ученый из звездного клана землян (дельфин) предположил, что дело очень просто и что все следует рассматривать в терминах пищевой цепочки.

Другой земной мудрец (человек) выразил это еще проще, выразив в виде того, что он назвал метазолотым правилом.

«Обращайтесь с низшими так, как вы бы хотели, чтобы высшие обращались с вами».

ИЗ ДНЕВНИКА ДЖИЛЛИАН БАСКИН

Хотела бы я, чтобы с нами был Том. Ему бы это понравилось.

Загадка.

Ужасающее великолепие.

Стоя в своем темном кабинете, я смотрю сквозь узкое окно на сверкающее протяжение тема, окружающего «Стремительный», — фундаментального основания нашего континуума, элементарного ингредиента, из которого состоят все уровни гиперпространства, основы того, что мы именуем «вакуумом».

От этого зрелища мурашки бегут по коже. Невообразимо прекрасное зрелище. Но мысли мои по-прежнему мечутся. Я не могу успокоиться, чтобы оценить открывающийся вид.

В сердце у меня печаль и желание, чтобы Том смотрел рядом со мной. Я почти чувствую его руку у себя на талии, чувствую теплое дыхание его голоса, призывающего меня оставить в прошлом неприятные подробности, тревоги, опасности и сердечную боль, которые преследуют нас.

Никто не говорил, что в космосе будет легко и безопасно. Или что вообще легко подниматься из примитивной грязи и смотреть в небо. Мы должны быть умными обезьянами, моя любимая, настоящими волчатами до конца. Но что-то внутри нас слышит призыв.

И мы должны спешить, чтобы увидеть.

Конечно, он был бы прав, если бы сказал так. Мне повезло увидеть так много чудес. И однако я отвечаю на его призрачный голос, как занятая жена может ответить мужу, погруженному в философские рассуждения и пренебрегающему домашними хлопотами.

О Том. Даже когда тебя окружают миллионы чудес, кто-то Должен заботиться и о мелочах.

И на борту этого хрупкого каноэ-долбленки этот кто-то — я.

Проходят дни, «Стремительный» по-прежнему движется в составе гигантского флота. Армада движущихся вместилищ — мне трудно назвать эти угловатые, размером в планету, фигуры кораблями — то несется по гиперпространству уровней А и Б, то ныряет в глотку какого-нибудь пункта перехода… невероятное стадо толкающихся бегемотов, движущихся по космическим нитям, которых нет ни на одной из наших карт.

73
{"b":"4729","o":1}